Новая Газета: Дочь барда Кати Яровой — о песнях мамы и русских в эмиграции

Судьба поэта и барда Кати Яровой (1957–1992), попавшей в зазор между эпохами, трагична и поучительна. В 80-е ее песни о «спасательном круге» друзей, о «Родине-мачехе», о поколении, которое оказалось во всех смыслах «между» — между хиппи и панками, между Кабулом и Прагой, — ходили по рукам, переписывались с магнитофона на магнитофон. Сначала их невозможно было издать, потому что это антисоветчина, потом — потому что антисоветчины стало слишком много. А потом и страна, о которой пела Яровая, перестала существовать.

35 коротких лет жизни, 300 песен, сотни концертов, восторженные отзывы Евтушенко, Губермана. И ни одной прижизненной книжки, ни одной пластинки.

Недавно вышел трибьют-альбом с песнями Кати, в котором приняли участие Псой Короленко, Федор Чистяков и другие известные музыканты. Казалось бы, все это уже дело прошлое, но то ли время сейчас стало сильно напоминать брежневское, то ли Яровой удалось сказать о нас что-то действительно важное, корневое, и поэтому ее тексты не устарели. Дочь Яровой Катя Рыбакова, живущая ныне в Париже, рассказала «Новой» о том, почему сегодня слушают песни ее мамы, написанные 30 лет назад, и почему они так близки эмигрантам.

Collapse )

https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/20/84420-ot-rossii-ne-spaseshsya-begstvom

На смерть Эдички

Считать, что подлинный большой талант, дарование и даже гениальность несовместимы со злодейством, подлостью, лизоблюдством - значит заниматься самообманом и ничего не понимать ни в истории, ни в искусстве, ни в человеческой психологии, ни в Божественном Замысле и человеческом бытие.

Выдающийся литератор вполне может быть преступником и негодяем. Яркие примеры: Лимонов, Прилепин, Караджич.

Бог дает талант самым разным людям. Гениальность и высокие\низкие мораль - две никак не связанные друг с другом категории, лежащие в абсолютно разных плоскостях.

PS. В последние годы я глубоко презирал Эдичку как человека. Для меня он был абсолютным идеологическим врагом. Но как литератором я им восхищался. И не буду скрывать, что в свое время прочитал множество его книг, оказавших на меня сильное влияние...

https://www.facebook.com/roman.volnodum.5/posts/113498140278511

Флаг Украины

Радио "Свобода":"Следов "Молодой гвардии" нет". Исторический миф в архивных документах




Картина, нарисованная для экспозиции краснодонского музея "Молодой гвардии". На ней изображен поджог биржи, который якобы устроили молодогвардейцы. Архивные документы не подтверждают, что к пожару имели отношение подпольщики

Советский миф о "Молодой гвардии" и якобы героической борьбе комсомольских подпольщиков с немецкими захватчиками в Краснодоне на востоке Украины продолжает жить и оказывать влияние на современность, несмотря на то что Советского Союза давно нет, а автор создавшей его одноименной книги, Александр Фадеев, будучи главой Союза писателей СССР, поддерживал и инициировал репрессии в отношении своих коллег.

В Краснодоне, который теперь находится под контролем самопровозглашенной "Луганской народной республики", есть огромный музей, посвященный молодогвардейскому подполью. При экспозиции – бронзовые бюсты шести его лидеров. Всем им присвоено звание Героев Советского Союза, так как большинство членов антифашистской организации были расстреляны вскоре после ареста оккупационной администрацией.

Сегодня существуют две другие "Молодые гвардии": называющаяся так молодежная организация партии "Единая Россия" и "молодогвардейцы", главная молодежная организация "ЛНР", возникшая после событий 2014 года. Борьба с "фашистами" или "карателями", как называют украинскую армию сторонники поддержанного Россией сепаратизма в Донбассе, тоже питается мифом о "Молодой гвардии". Когда Украина стала независимой, миф этот на какое-то время забылся, но в начале 2000-х возродился снова – после прихода к власти в Луганской области Александра Ефремова и его сторонников, влившихся в Партию регионов президента Украины Виктора Януковича. Украинские власти тогда даже на официальном уровне объявили о торжествах по поводу 65-летия подпольной организации.

Collapse )
Флаг Чехии

Евгения Чигалова в интервью «Чешскому Радио Плюс»

Ее отец был царским офицером Белой армии, который принял предложение чехословацкого правительства переселиться в Чехословакию, и его вторым родным домом стала Прага, где он стал врачом. Евгения Чигалова родилась в Чехии и пошла по стопам своего отца – уже 51 год она работает в престижном пражском Институте клинической и экспериментальной медицины (IKEM). Кроме этого она заседает и в Совете правительства ЧР по вопросам национальных меньшинств, являясь таким образом в Чехии официальным представителем эмигрантов из России. Как Чигалова рассказала в интервью «Чешскому Радио Плюс», это не по душе многим ее бывшим соотечественникам – правительственному представителю неоднократно угрожали и чехи, и русские.

Евгения Чигалова, фото: Post BellumЕвгения Чигалова, фото: Post Bellum

Чигалова была избрана в Совет вместо Алексея Келина, проработавшего при правительстве два должностных срока. Попытки оказать давление и добиться снятия ее с должности дошли до верхних эшелонов власти в стране, вопросом представительницы русского меньшинства в Чехии пришлось заниматься даже премьеру Андрею Бабишу.

«Представитель по вопросам национального меньшинства должен представлять интересы всех организаций бывших соотечественников. К сожалению, я поняла, что многие русские общества и организации не согласны с такой трактовкой. Они не довольны не только мной лично, но в принципе любым представителем, занимающим этот пост», - говорит Чигалова.

Наибольшая волна негативных и порой даже ненавистных замечаний и угроз расправой была Чигаловой адресована в реакции на ее выступление на «Чешском телевидении», где представитель русского меньшинства поддержала идею переноса статуи маршалу И. Коневу в другое место Праги.

Фото: Šjů, CC BY-SA 3.0Фото: Šjů, CC BY-SA 3.0 «Во время прихода в Чехословакию первой волны русской эмиграции, район Дейвице находился на окраине Праги. Именно здесь выходцы из России основали кооперативы, строили дома и снимали квартиры, именно здесь была сосредоточена их общественная жизнь, образовалась коммуна. Это были очень известные люди. А потом наступил 1945 год и в Праге появился СМЕРШ. В Дейвицах он был особенно активен, большого труда это не составило, достаточно было идти от дома к дому. Что это имеет общего с маршалом Коневым? Именно он был фактически главнокомандующим пражского СМЕРШ. Пропали тысячи людей, они просто исчезли, не вернулись».

Чигалова напоминает, что арестованные были зачастую гражданами Чехословакии, иногда забирали и чехов по национальности.

«Только сейчас начинают открывать архивы, и становится понятным, что, собственно, происходило в Чехословакии не после 1948 г., а уже после 1945 г. Нам еще многое предстоит узнать. А что касается Дейвиц, здесь до сих пор живут потомки тех, кто был насильно отправлен в ГУЛАГ и никогда не вернулся. Они каждый день обязаны смотреть на эту статую. Как они себя должны при этом чувствовать?»

Факт получения Чигаловой электронных писем, которые подпадают под статью уголовного кодекса «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» подтвердила «Чешскому Радио Плюс» также официальный представитель чешского правительства по правам человека Гелена Валкова. Дело расследует полиция.

Сама Чигалова связывает угрозы также со своей поддержкой казачьему движению, и тем, что она ежегодно отправляется в Австрию, чтобы почтить память жертв жестокой расправы, совершенной советской армией над казаками и их семьями у автрийского города Линц.

«Меня часто обвиняют в том, что я ежегодно возлагаю венок к памятнику офицера СС генерала Паннвица. Это не правда – это был один из высших атаманов казачьего войска, пусть и немец по национальности, а родился он в Петербурге. Он никогда не состоял в рядах Вермахта», - заявляет Чигалова.

https://www.radio.cz/ru/rubrika/radiogazeta/spory-sredi-russkix-emigrantov-v-chexii-vylilis-v-ugrozy-smertyu?fbclid=IwAR2T1Aj_sNxoHE0Edmgd3cgs_gtgYsMnWGueX4_LERfPssl18oqPrT1mHFI

===========================================

Какая-то ублюдочная ватная мразотина посмела угрожать выдающемуся подвижнику русского и чешского народа - Евгении Чигаловой, героической и замечательной женщине и одной из самых близких моих френдесс. Найти бы их.
Польша

Польское радио: «Задача Кремля - сбить людей с толку»

Разговор с российским историком Никитой Петровым о Катынском преступлении.
         02.03.1940 .         ()  05     .
Фрагмент первой страницы секретной записки Берии Сталину от 02.03.1940 года. Этот документ лег в основу решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 05 марта о расстреле польских военнопленных. Foto: foto:wikipedia/Public domain

Катынское преступление является хорошо запланированной спецоперацией руководства СССР во главе с Иосифом Сталиным с целью истребления польских военнопленных, значительную часть которых составляли офицеры, попавшие в советскую неволю в сентябре 1939 года в результате совместной агрессии Германии и Советского Союза против Польши.
Формально смертельный отсчёт этой страшной для поляков трагедии начался 2 марта 1940 года, когда нарком внутренних дел Советского Союза Лаврентий Берия направил Сталину секретную записку №794/Б. В ней говорилось о целесообразности расстрелять пленных польских военнослужащих, а также заключенных, сконцетрированных в Западной Украине и Западной Белоруссии, большинство из которых были военными, полицейскими, госчиновниками. Как писал Берия: «Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю». Он предлагал провести расстрелы тайно, без предъявления обвинений и каких-либо судебных формальностей. На этом документе стоят четыре подписи членов Политбюро ЦК ВКП(б): Иосифа Сталина, Климента Ворошилова, Вячеслава Молотова и Анастаса Микоаяна. И есть еще дописка личного секретаря Сталина «Калинин-за», «Каганович-за» и дата «05.III.40 г.». Именно в этот день Политбюро приняло секретное постановление П13/144, которым утверждалось предложение Берии. Первый транспорт с поляками на расстрел отправился 3 апреля из Козельского лагеря. В общей сложности были убиты около 22 тысяч человек. Расстрелы проводились в разных местах в апреле-мае 1940 года, среди прочего, в Смоленске, в близлежащей Катыни, а также в Харькове, Калинине, Киеве. Мир узнал о расстрелах польских военнопленных в апреле 1943 года, когда немцы случайно обнаружили массовые захоронения в лесу, вблизи Катыни, где было погребено около 4400 тысяч жертв этого преступления. Советский Союз с самого начала все отрицал и вину сваливал на немцев. Даже сегодня в России звучит ложь о том, что Катынское преступление–это якобы дело рук гитлеровцев.

Историки до сих пор спорят по поводу мотивов решения Сталина и советского руководства по уничтожению польских военнопленных. Именно об анатомии этого преступного решения мой коллега Назар Олийнык разговаривал с Никитой Петровым из Общества «Мемориал», который является ведущим российским исследователем Катыни.

Назар Олийнык:Никита Васильевич, можно ли выделить какой-то основной фактор, определяющий фактор, который привел к решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года о расстреле польских военнопленных, а также заключенных из тюрем в Западной Украине и Западной Беларуси?

Никита Петров: Ну, я думаю, что такой основной фактор это, прежде всего, то доктринальное и политическое решение, которое привело к эпохе Большого террора в Советском Союзе. То есть, массовая операция НКВД 37-38 года – это и была та модель, на основании которой Сталин пришел к 40-му году, после того, как получил всех этих пленных, разместил их в лагерях. Он пришел к выводу, что нужно какое-то решение этого вопроса. С точки зрения политической ситуации для Сталина тогда не представляло никакого сомнения, что с Польшей покончено и никакой Польши не будет, а есть устоявшаяся, собственно говоря, граница и договор между Советским Союзом и Германией, и, соответственно, классовые враги и люди, носители иной доктрины, несоциалистической, и неисправимые враги социалистического строя, они должны быть физически уничтожены так, как это делалось в Советском Союзе до 39-го года. В этом смысле для меня вполне очевидно, что здесь, с одной стороны - это воля Сталина, его политические убеждения, а с другой стороны - это те доктрины, которые регламентировали обращения с людьми, которые не могли вписаться и не могли быть то, что называется людьми, живущими при социалистических порядках.

Н.О.: Никита Васильевич, в Польше – думаю Вам хорошо известно об этом – популярным является взгляд, что за истреблением польских офицеров стояло желание Сталина отплатить за поражение в польско-большевистской войне 1920 года. В какой степени вот эти личные мотивы Сталина могли сыграть какую-то роль в Катынском преступлении?

Н.П.: С моей точки зрения Сталин все-таки достаточно, я бы сказал, опытный политический деятель, который не дает прежде всего волю личным эмоциям. Да, обиды Сталин помнил долго – мы это знаем из целого ряда мемуарных источников. Но это вовсе не тот случай, когда мы можем говорить о том, что польское офицерство, я бы сказал, люди, которые представляют цвет польского общества – Сталин прекрасно знал, кто находится в этих трех лагерях [Козельском, Осташковском, Старобельском-прим.] – они должны быть непременно своего рода жертвой для отмщения того, что когда-то он Сталин потерпел личную неудачу в качестве человека, который планировал западный поход Красной Армии. Я думаю это не так. Я думаю это красивое романтическое объяснение. Но, скорее всего, оно было просто-напросто одним из факторов того, что Сталин настаивал на именно доктринальном решении проблемы с людьми, которые неисправимо злобны по отношению к советской власти.

Н.О.: А были ли опасения – иногда это приводится как аргумент - вот именно то, что Вы уже затронули о том, что это была элита и именно, что он опасался, что эта масса людей рано или поздно может для него создать какие-то проблемы? Даже называется, что, возможно, Сталин опасался, что будет война и вот эти силы будут использованы против. Как Вы прокомментируете этот вопрос?

Н.П.:Дело в том, что, когда мы говорим относительно опасений, ну да три лагеря, но это безоружные люди. И считать, что в случае наступления какого-то военного конфликта лагерный контингент представляет собой какую-то опасность – это мне кажется несерьезно потому, что даже поднятое восстание может быть легко подавлено превосходящей число этих офицеров силой ВОХР и войск НКВД. Мне кажется, что это надуманные объяснения, относительно того, что они могли представлять опасность. Но, заметим, что именно это надуманное объяснение встречается как намек в письме Берии, которое, собственно говоря, легло в основу решения Политбюро от 5 марта [1940 года]. Ведь в письме Берии действительно указывается не только на «неисправимый характер» этих людей, но на то, что они спят и видят, как бы вступить в борьбу с советской властью. То есть, как внутреннее объяснение — это есть, но как рационально-разумное мы понимаем, что это скорее ритуал в подготовке подобного документа.

Н.О.:Но там тоже в этом письме, если не ошибаюсь, речь шла о том, чтобы «разгрузить» лагеря. В принципе, чтобы освободить, скажем так, для других заключенных...

Н.П.:Но, отчасти, мы же можем сказать, что «разгрузить лагеря» - это бюрократический термин, который подразумевает, что у нас каждое место в лагере на учете и мы не можем бесконтрольно плодить лагеря потому, что мы тратим на это довольно много продовольственных ресурсов, что в общем является правдой. Но, с другой стороны, если Сталин в феврале-начале марта 40-го года, когда принимает это решение, не планирует воссоздание ни в каком виде ни польского государства, ни польской автономии, то зачем ему эти люди? Зачем ему это, что он рассматривает как балласт, как человеческий, в общем-то ненужный материал, который легче уничтожить, чем еще какие-то годы кормить. Так, что в каком-то смысле это очень палаческое, но, я бы сказал, преступно-рациональное решение.

Н.О.:А насколько, по Вашему мнению, советское руководство понимало исключительность своего решения, исключительность этого преступления, когда без суда и следствия тайно расстреливаются свыше 20 тысяч военнослужащих другого государства?

Н.П.Знаете, для советской системы, для Сталина персонально — это крупная репрессивная акция. Она выходит, отчасти, за рамки принятого, но она несильно выходит за рамки принятого потому, что точно также в 37-38 годах только уже не десятки, а сотни тысяч были убиты без всяких особых судебных формальностей. По протоколам комиссии НКВД и прокурора, по протоколам местных «троек» и даже просто по спискам, которые лично подписывал Сталин в, так называемом, массовом порядке тоже сотни людей были убиты. То есть, вообще без судебного и даже псевдовнесудебного решения, а просто по резолюции Сталина.
В конечном счете, если мы рассматриваем историю 40-года — это абсолютно его почерк. Это почерк человека, который, на самом деле, с лёгкостью нарушает конституционные нормы собственной страны.

https://www.polskieradio.pl/397/8260/Artykul/2469749,%D0%9B%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%B9%D1%86%D1%8B-%D0%9F%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BB-%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85?fbclid=IwAR1Mx0W__rZaDR40rm3L_gCcs4tLedp1FTxvzUwZYhiReoIx8OZv9Tq_yaQ

Материал подготовил Назар Олийнык

Польша

Интервью с самой молодой представительницей правления Федерации Катынских семей Доротой Бентке

Интервью с самой молодой представительницей правления Федерации Катынских семей Доротой Бентке, правнучкой убитого в Катыни полковника Стефана Столяжа.
Дорота Бентке Фото: И. Завиша

Катынское преступление - одна из самых масштабных национальных трагедий в истории Польши. Это история уничтожения польской военной и гражданской элиты, ставшая для многих тысяч людей историей их семьи. Память о близких, расстрелянных органами НКВД в 1940 году в Катынском лесу, под Харьковом, в селе Медное и других местах, хранится в сердцах каждого очередного поколения поляков.

Наша собеседница - самая молодая представительница правления Федерации Катынских семей Дорота Бентке- правнучка полковника Стефана Столяжа, убитого в Катыни, участница Международной научной конференции в Варшаве «Катынь Pro Memoria», организованной Центром польско-российского диалога и согласия к 80-й годовщине Катынского преступления.

Дорота Бентке: Для меня память о Катыни - это, прежде всего, история семьи и память об истории моих родных, которую я узнавала с самого раннего детства. Как у правнучки, у меня было в этом преимущество, потому что эта история уже стала явной, известной. Не надо было ее скрывать, говорить о ней шепотом. Правда о Катыни перестала быть опасностью, о которой я читала в учебниках. Мне очень горько, что у моих прабабушки и бабушки такой привилегии не было, и они вынуждены были собирать эту правду по кусочкам, рискуя собой и семьей. Катынь присутствовала в моей жизни в виде фотографий прадеда, семейных снимков прабабушки. Для меня это была реальность.  Но когда я пошла в школу и начала учить историю по школьной программе, я поняла, что не такая уж реальность. И ребята из класса относятся к этой истории лишь как к главе из учебника о чем-то таком далеком, почти как Пунические войны.  Но поскольку мой прадед был убит в Катыни, эта история в глазах моих школьных друзей стала как-то оживать, вызывать неподдельный интерес. И это стало для меня сигналом, что надо больше и  чаще говорить на тему Катыни.

- Вы уже тогда осознавали что-то вроде миссии?

Дорота Бентке: На самом деле, для ребенка гибель прадеда в Катыни была, скорее, интересным фактом. Но с ходом времени, развитием моего сознания, взросления, я стала относится к этому более серьезно. И то, что я сейчас состою в рядах и в правлении Федерации Катынских семей - считаю своим долгом и обязанностью. Я взяла ее на себя с чувством, что моя бабушка сделала бы то же самое. Потому она всю себя посвятила катынской теме, и это была ее жизненная категория, определявшая каждую  минуту.

- Вы впервые посетили Польское военное кладбище в Катыни в 2010 году. Как это было?

Дорота Бентке: Я оказалась там не в качестве члена моей семьи непосредственно, а по приглашению Изабеллы Сариуш-Скомпской, возглавляющей Федерацию Катынских семей. В то время я была студенткой-первокурсницей, а она - моей преподавательницей. Во время экзамена и сдачи зачетки на оценку, Изабелла спросила меня, кем мне приходится Эва Бентке. Я ответила, что это моя бабушка. И тогда я узнала, что Изабелла тоже из «катынской» семьи, что у нас общее прошлое, и что есть возможность поехать в Катынь. Я была очень удивлена, ведь раньше место в таких поездках было  забронировано для бабушки. Но на этот раз по состоянию здоровья она ехать не могла, и я могла принять эстафету. После этого я ездила уже дважды и наверняка поеду еще не раз. Это невероятные паломничества. И мне кажется, что именно только тогда, находясь первый раз в Катыни, я осознала, чем является память о Катыни,  почему это так важно, и что это моя обязанность.

- Трудно ли Вам справляться с эмоциями во время таких поездок и вообще, в Вашей общественной деятельности?

Дорота Бентке: Не уверена, что «эмоции» - это точное определение в данном случае. У меня нет такого эмоционального отношения, как у дочерей, сыновей погибших. Мои чувства другого рода. Я с большой трогательностью отношусь ко всем свидетелям. Честно говоря, я даже представить себе не могу, какой же силой должны обладать эти люди, чтобы суметь жить со всей этой неизвестностью, сомнениями, со всем тяжким грузом, легшим на их плечи.  И не просто жить, а еще делиться памятью с другими, передавать эту память нам. Знаете, сейчас, когда думаю о своих бабушке и прабабушке, я поражаюсь, какие же это сильные женщины. У меня нет такого груза, зато есть полная трогательности и чувства обязанности жизнь, понимание, что эта история  не должна быть забыта. Все эти переживания, семейные реликвии, истории нужно передавать дальше. И речь не идет об особой сентиментальности в связи с моей семьей. Мы посещаем могилы также других дедов и прадедов, рассматриваем их фотографии,  видим, что они тоже брали своих детей на коленях, обнимали своих жен. И в какой-то момент их не стало... Эта пустота в семье ощущалась каждый день, близкие жили в неизвестности о том, что случилось.

- Вы могли бы приблизить историю Вашего прадеда - полковника Стефана Столяжа?

Дорота Бентке: Я как правнучка узнавала его историю из рассказов моей бабушки. И не очень много знаю, ведь эта история состоит из кусочков информации, воспоминаний, которые где-то запечатлены. Но в опредленный момент обрываются. Но именно обрывки на самом деле - часть этой истории... Знаю только, что мой прадед был командирован вместе с семьей в Краков, вернее в деревню Бежанув, которая тогда еще не была районом Кракова. В Бежануве сейчас есть улица Стефана Столяжа. Моя прабабушка всю жизнь прожила в Бежануве, была там известной личностью, очень активной. Говорю это к тому, что история прадеда видится мне сквозь призму истории прабабушки и ее дочери, то есть, моей бабушки. Зато я знаю, что прадед был убит именно в Катынском лесу, и там находится его мемориальная доска. С моей перспективы  то, что я так мало знаю - это наиболее трагично. Я хотела бы  знать больше. Моя бабушка посвятила жизнь правде о Катыни. Но последние 10 лет она страдала болезнью Альцгеймера, и эта память постепенно стиралась. Для меня это тоже своеобразный символ того, что вместе с ней уходит память, которую надо передавать дальше. И мне хотелось бы, что то, что делаю, стало передачей памяти, которую она уже не может передать.

Автор передачи: Ирина Завиша


https://www.polskieradio.pl/397/8260/Artykul/2470609,%D0%94%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B0-%D0%91%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%BA%D0%B5-%D0%94%D0%BB%D1%8F-%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8F-%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D0%BE-%D0%9A%D0%B0%D1%82%D1%8B%D0%BD%D0%B8-%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D0%B5-%D0%B2%D1%81%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F-%D0%BC%D0%BE%D0%B5%D0%B9-%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D0%B8?fbclid=IwAR1LAHYT2HXZ7dRRlNAnJqn6JptsifFn0a1dNNVwtNXcRNJl0x02hSa0yR0

Алексей Широпаев. Один из самых адекватных некрологов Лимонову

Лимонов-политик. Увы, это надо сказать. В самый ответственный исторический момент, в 90-е, он приложил все силы, чтобы вдохнуть новую жизнь в левую традицию – как раз тогда, когда её надо было прикончить. В том, что эта традиция выжила, заслуга Лимонова велика. В то самое время, когда решался вопрос о новой России, ещё толком и не родившейся, Лимонов учил русских ненавидеть её и жаждать реванша. Он сделал всё для политической и эстетической реабилитации имперско-большевистского монстра в глазах молодёжи. В условиях шаткой, неокрепшей демократии Лимонов эстетизировал тоталитаризм и издевался над демократией, прививал юнцам вкус к войне, сапогам и кожанкам. Пытался морально уничтожить Солженицына за его антисоветскость, издевался над Новодворской. Вытаскивал из исторического кювета большевизм, прицепив его к тягачу национализма. Человек западный по стилю, ценитель французского вина, он делал всё - причём талантливо, продуманно, самоотверженно и смело - чтобы Россия никогда не стала западной, европейской. Для этого он создал реальную партию и лучшую газету того времени. В стране с неостывшим опытом ГУЛАГа Лимонов сумел сделать так, что молодёжь стала скандировать на улице «Сталин, Берия, ГУЛАГ!». Вообще-то трудно вообразить большее извращение. Лимонов-политик не лечил, он усугублял болезнь, он на ней настаивал. Лимонов старался изо всех сил, чтобы Россия не стала бюргерской, буржуазной, нормальной страной. Он хотел для неё вечного пограничного состояния и неадеквата. Это был Анти-Ельцин, советская реакция, заряженная ранней большевицкой романтикой и отмороженным имперским национализмом. Он хотел, чтобы в фамилии «Лимонов» слышался «Ленин». Лимонов начал с авангардного национал-большевизма и закончил поддержкой «ДНР-ЛНР», этих тухлых советских отрыжек. Всё логично. Вот такой портрет Лимонова-политика, я ничего не исказил и не преувеличил. Для кого-то это будет даже панегирик – только поставит другой оценочный знак. Ну а мне важнее Лимонов-писатель, когда-то сказавший, что зимняя Венеция «выглядит как старый писсуар на открытом воздухе». Я лучше перечитаю «Смерть современных героев» - и так помяну.

https://www.facebook.com/roman.volnodum.5/posts/113022113659447

Польское радио: «Задача Кремля - сбить людей с толку»

Никита Петров - российский историк, специалист по истории советских репрессивных органов.
    -   (  ,    -
Книга "Перечень катынских палачей" - польское издание (автор Никита Петров, книга издана Центром польско-российского диалога и согласия в ВаршавФото: И. Завиша

Попытки исказить факты, касающиеся Катыни, и манипуляция «катынским вопросом» в сегодняшней России стали одной из тем прошедшей в Варшаве Международной конференции «Катынь Pro Memoria», организованной Центром польско-российского диалога и согласия к 80-й годовщине Катынского преступления. Среди участников конференции был Никита Петров -известный российский историк, один из ведущих специалистов по истории советских репрессивных органов, автор книги «Палачи. Они выполняли заказы Сталина» о сотрудниках НКВД, расстреливавших поляков в Катыни.

Ирина Завиша: По моей просьбе Никита Васильевич проанализировал процесс, наблюдаемый сегодня в России по возрождению риторики и идеологии темного прошлого в контексе Катыни.

- В 2010 году тогдашний премьер Путин говорил о «сталинском преступлении», тогдашний президент Медведев говорил о том же. Казалось бы, всё идет в направлении покаяния, примирения, сотрудничества, содействия и так далее. Что, на Ваш взгляд, произошло за последние 10 лет с российской политикой, или с российским обществом? Почему Катынь снова становится объектом массированной лжи?

Никита Петров: Я думаю, не только Катынь будет объектом массированной лжи. По той простой причине, что когда в прошлом году тоже была круглая дата с момента подписания секретных протоколов при пакте  Молотова-Риббентропа, тоже абсолютно такая же пропагандистская кампания  развивалась в России. Это всё - звенья одной цепи. Что случилось за прошедшие 10 лет? Случилось самое неприятное, что могло быть. Россия стала на путь агрессии по отношению к своим соседям. Россия ощутила себя государством, которое может безнаказанно нарушить нормы международного права. Это мы видим на примере оккупации Крыма, войны против Украины на востоке Украины. И это всё загнало Россию в ситуацию, когда у России нет каких-либо союзников, кто бы ее поддерживал. И «врагом» России, в кавычках, конечно, является теперь весь мир. И так как все страны, которые не приемлют подобное российское отношение к своим соседям, и которые понимают, что Россия теперь несет угрозу каждому своему соседу, - вот все эти страны теперь являются критиками России. А Россия, соответственно, в том числе не желая признавать свою историческую неправоту, разумеется, затевает внутри страны пропагандистские шумные кампании, чтобы убедить население и параноидальное представление о картине мира, когда одна сторона может быть правой, а весь остальной мир неправ. Это то, до чего мы дошли. Это уже предел, после которого уже ниже опускаться некуда. Катынь в данном случае является только лишь ярким примером того, как вчера еше, когда Россия официально приносила извинения, признавала (вину), сегодня она закрывает глаза на то, что средства массовой информации полнятся так называемыми версиями сомневающихся. То есть, такая, я бы сказал, историческая ревизия идет. И вот эта картина в головах у российских граждан приобретает совершенно фантастические черты, потому что получается, что среднестатистический российский гражданин просто лишен разума. Он говорит: «Как было - никто не знает, никто уже не может ни в чем разобраться, я не знаю, кому верить». То есть, задача Кремля - сбить людей с толку. И в таких условиях гораздо легче манипулировать общественным мнением и создавать это мнение в свою пользу.

И.З.: А как в таких условиях действовать историкам?

Н. П.: Вы знаете, историки продолжают заниматься своей работой, потому что если историк - хороший историк, то он идет по пути истины. Он идет по пути поиска фактов, оценки тех доказательств исторических, которые у него имеются. У него есть другая проблема - что теперь слышат больше не его с его четкой оценкой фактов, а всяких исторических спекулянтов, которые что-то вдруг громко заявят, какую-то парадоксальную версию выдвинут, ничем не обоснованную. Но при этом всем интересно. «Главное, чтобы эта версия нас, Россию и россиян», - говорит  обыватель, - «возвышала. А если мне историк рассказывает про наши преступления, это мне не нравится. Потому что это получается преступление мои предков, фактически ложащееся на меня своим шлейфом, идущим из истории. Было бы славно, если бы не мы совершили это преступление, а  кто-то другой. И когда появляется историк, который говорит: «Да, да. Я тебе расскажу, как это сделал кто-то другой», человеку это нравится. Среднестатистический гражданин хочет быть патриотом, и ему вообще комфортнее с большинством. И если большинство общественного мнения склоняется к какой-то точке зрения, то к ней примыкают и остальные. И вот задача Кремля сейчас, конечно же, насеять эти сомнения, но при этом Кремль пока не будет официально заявлять о том, что на самом деле не мы убили поляков в Катыни. Это не будет. Но когда-то в какой-то момент Кремль тоже может дрогнуть. Когда уже большинство общественного мнения будет согласно с тем, что мы ни в чем не виноваты, вот тогда и Кремлю придется следовать уже за большинством.

И.З. Мы не раз говорили о Ваших предыдущих заслугах для раскрытия правды о Катыни. А что сейчас является  предметом Вашего исследования и Вашей миссии?

Н.П.: Я продолжаю делать то же, что и делал, я изучаю сталинские репрессии в отношении граждан и других стран, и, соответственно, Советского Союза. И продолжаю собирать такие, я бы сказал, очерки о деятелях сталинской госбезопасности. Поэтому то, что публиковал когда-то под названием «Палачи в России», а здесь в Польше «Psу Stalina» («Псы Сталина») - вот эта тема начинает расширяться. Находится всё больше новых «псов» в нашей истории.

И.З.: Ваша оценка того, что сделал Центр польско-российского диалога и согласия. А именно, интернет-портала и общественной  акции «Катынь Pro Memoria»?

Н.П.: Это очень хорошая, очень человечная, и я бы сказал, очень проникновенная акция. И мне вообще нравится деятельность Центра. По той простой причине, что мы сотрудничаем с Центром и стараемся помогать друг другу. И та работа, которая связана и с увековечением памяти, она ведь тоже иногда может быть вполне виртуальной. Вот этот вирутальный жест «зажги свечу» сам по себе очень имволичный. Ну, и конечно же, те книги, которые публикуются «Мемориалом», Александром Гурьяновым, величайшая работа по собиранию имен жертв расстрела и в Катыни, и в Медном, а теперь идет  работа по теме харьковского расстрела в Пятихатках, - это большая вещь. Мне кажется, мы вместе делаем очень важное дело, значение которого даже трудно переоценить. Когда-нибудь в истории оценят.

..https://www.polskieradio.pl/397/7839/Artykul/2471450,%C2%AB%D0%97%D0%B0%D0%B4%D0%B0%D1%87%D0%B0-%D0%9A%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D1%8F-%D1%81%D0%B1%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B5%D0%B9-%D1%81-%D1%82%D0%BE%D0%BB%D0%BA%D1%83-%D0%92-%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D1%83%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%8F%D1%85-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%BE-%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%87%D0%B5-%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BF%D1%83%D0%BB%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%BC-%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D0%BC-%D0%A2%D0%B5%D0%BC%D0%B0-%D0%9A%D0%B0%D1%82%D1%8B%D0%BD%D0%B8-%D0%B2-%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D1%81%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B0%D0%B5-%D1%8F%D0%B2%D0%BB%D1%8F%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F-%D1%8F%D1%80%D0%BA%D0%B8%D0%BC-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%BC-%D1%8D%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE%C2%BB?fbclid=IwAR0YKKrFonN1Qc2L9dZQ1FvJTHQ3KfCRwLKI1ZpYfSoqZdYA9y5_N91sG-8

Автор передачи: Ирина Завиша

Новая Газета: Раз уж пришлось меряться книгами…

Рецензия на «Загадки Сандармоха», написанные патриотическими учеными в пику историку Дмитриеву

Книгу «Загадки Сандармоха» я нашел в лесу. Ну как нашел? Выпросил ее у автора Сергея Веригина, когда тот приехал в Сандармох во время вторых раскопок РВИО в конце августа 2019 года. Книжка была на финском, у меня не было шанса прочитать даже название. Зачем я ее взял? Просто хотелось бесплатно отжать книгу, которая стоит 25 евро.

Книга написана по мотивам гипотезы карельских историков Сергея Веригина и Юрия Килина о том, что финны могли расстреливать советских военнопленных на месте массовых расстрелов в годы Большого террора в урочище Сандармох.

Издатель книги — финн Йохан Бекман. Он тоже был в тот день в урочище, рассказал о том, что он представитель «ЛНР/ДНР» в Финляндии и, по его же признанию, отправляет туда добровольцев.

Collapse )

Новая Газета:Как живут родители калужанина, получившего пять лет колонии за комментарий в соцсети


  • Калужанина Ивана Любшина приговорили к пяти годам и двум месяцам тюрьмы за комментарий в интернете, который он оставил в 2018 году о подростке, устроившем взрыв в здании ФСБ в Архангельске. Чтобы подтвердить статью «оправдание терроризма», силовики, по словам родственников обвиняемого, выбивали из него показания рано утром в лесополосе. На страшных фотографиях после «допроса» у мужчины на ногах и спине были видны гематомы фиолетового цвета. Гематома на лопатке была такого размера, что ее можно было полностью закрыть только листом формата А4. Корреспондент «Новой» съездила в Калугу к родителям Ивана Любшина.

Видео: Виктория Одиссонова, Александр Лавренов / «Новая газета»

«Допрос» в лесу

«Это был первый день на новой работе Ивана. Около семи утра, темно, холодно, людей нет. Он прошел около 50 метров от дома к остановке [автобуса]. Тут подходят люди и говорят «дай позвонить, такси вызвать». Он сначала подумал, наверное, с кем-то перепутали, а потом его в лицо ударили, сбили с ног и в служебный автобус бросили», — рассказывает отец Ивана Виктор Любшин. 15 октября Любшин-старший был на работе, в 12 часов дня из Следственного комитета ему позвонил сын и рассказал, что с ним произошло за последние часы.

Collapse )