?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ANNA-News о работе на Донбассе

Националистка, бывшая активистка ЭПО «Русские», Кристина Волкова проработала репортером в «ANNA-News» несколько месяцев, побывала в Сирии и ушла после конфликта с главным редактором Маратом Мусиным. До этого она администрировала крупнейшие группы ВКонтакте, посвященные «Новороссии», и отсидела в застенках ЛНР. По ее словам, воевавшие за «Новороссию» националисты получили офисы в центре Москвы и «утратили идейность», а некоторые теперь участвуют в покушениях на независимых полевых командиров.

«Русский выбор»

В националистическое движение я пришла еще в 2012 году, мне тогда было 18 лет. Присоединилась к «Этнополитическому объединению Русские», где стала московским пресс-секретарем. Тогда националисты держались все вместе, хотя и имели разногласия по второстепенным вопросам. Потом начался Евромайдан.

В январе-феврале 2014 года все напряженно следили за обстановкой на Украине, некоторые активисты ездили на Майдан. Движение двигалось к расколу. После событий в Одессе 2 мая 2014 года он произошел. Все начали открыто ругаться из-за Донбасса: «Вы пропутинские!» — «А вы — проукраинские!». Но тогда еще никто не мог убедительно объяснить выбор той или иной стороны. В июне-июле люди начали уезжать на фронт, на Донбасс — воевать с Украиной. Некоторые знакомые оказались «на той стороне»: недавно увидела такого человека в Киеве.

Как я сейчас понимаю, у ребят, которые ушли за Украину, был всплеск идей и желание вырваться из происходящего в России.

На этом фоне, я дистанцировалась от «Русских» и ушла в параллельную деятельность: учеба на журфаке МПГУ и администрирование групп в социальных сетях, редактирование сайтов. Тогда как раз появился проект Алексея Худякова и Алексея Сидоренко «Русский выбор». Сидоренко я знала раньше, в мае он мне предложил «посидеть на зарплате»: писать отчеты для организации, связанной с юго-востоком Украины и гуманитаркой. В итоге, я стала вести два сайта и пять групп ВКонтакте: четыре про ДНР и ЛНР, одна крымского направления. У «Русского выбора» было много подписчиков — около 400 тысяч, у других групп 100-150 тысяч. Ботов, максимум, десятая часть. Требовали необъективной подачи информации: просто переписывать новости из российских СМИ, в три-пять предложений. Не мое.

Это приносило немаленький доход, в месяц я получала 50-60 тысяч рублей.

Откуда мне платят, я узнала через месяц — деньги брались из волонтерских пожертвований.

Несли в «Русский выбор» много. Просили, чтобы купили продукты, униформу, лекарства для жителей Донбасса. Постепенно пожертвований стало меньше. В июле мне отдали уже 35 тысяч. К августу я ушла.

Донбасс: режим отжима

Мне захотелось посмотреть: что и как там на Донбассе? По телевидению России говорят одно, по ТВ Украины — противоположное, в интернете я читаю другое, от людей, которые туда ездили — слышу третье. В конце концов, собрала денег и поехала. Пробыла там полторы недели до 29 августа 2015 года.

Отправлялась я с одним знакомым казаком и его другом — ветераном Приднестровья. В Луганске у него был бизнес и связи. Мы два дня просидели на границе ЛНР: ополченцы, местные и россияне, нас не пускали. В Луганске нас поселили в у кого-то отжатом трехэтажном доме. Там также жили нынешний премьер-министр Геннадий Ципкалов и спикер ЛНР Алексей Карякин. Вечерами приезжал глава ЛНР Игорь Плотницкий. Обсуждали что-то за закрытыми дверьми. Лично пообщаться с ними было нельзя, а аккредитации у меня не было. Но со стороны чувствовалось, что все координируется Россией.

Из Луганска я отправилась в Стаханов; там стояли российские казаки атаманов Павла Дремова и Николая Козицына. Оба тоже супер-закрытые для общения командиры. В городе был так называемый 6-й отдел(отделение силовых структур, официально занимающееся борьбой с бандитизмом, а неофициально — с инакомыслящими и «изменниками» среди бойцов «ЛНР» — прим. ред.).

Пришла туда, сказала, что я из России, и мне интересно поговорить с представителями ополченцев. «Зачем приехала? Ну, сейчас пообщаешься!» — ответили они и спустили в «подвал».

Там уже находилось пять человек: двое россиян, которые приехали воевать, а остальные — украинские пленные. Пять дней просидела с ними. На четвертый разрешили позвонить, и меня вытащили знакомые крымские журналисты из интернет-газеты «Новоросс.info«. У них было свое издание, они безвылазно работали на Донбассе почти до Нового года, ребята очень рисковые. Что стало с остальными — я не знаю.

Когда отпускали из 6-го отдела, при мне забили человека с украинской стороны. Насмерть. Посреди процесса по переписыванию моих паспортных данных завели и так уже побитого пленного, а меня попросили выйти из комнаты.

Читайте також:

Мэр Львова просит Президента ввести ЧП в городе

Но ничего не видеть, не означает — ничего не слышать. Когда меня завели обратно в кабинет, пол был залит кровью.

Замечу, что на Донбассе подозрительность — обычное дело. Приведу пример. По региону я чаще всего ездила на общественном транспорте, и с большим трудом — в автобусы постоянно заходят ополченцы. Они смотрят документы, бывает, снимают кого-то.

В сентябре, после первого Минского перемирия, я вновь поехала на Донбасс. На этот раз на неделю. Потом ездила ненадолго в октябре и ноябре. Я много общалась с местными жителями. Многие говорили, что хотят, чтобы от них отстали: «Нам все равно, кто здесь будет: Россия или Украина, или мы сами». Ситуация ухудшалась на глазах. В мае-июне людям перестали платить зарплаты и переводить пособия. Только к Новому году начали что-то давать.

При этом гуманитарка из России останавливалась напротив рынков, или разгружалась прямо в магазины. Это там ни для кого не секрет.

Это не единственный пример своеобразного отношения к гуманитарной помощи. В ЛНР гумконвои стандартно отдают пограничникам 15-20 процентов от груза. И при вывозе платят. Причем не важно, что именно везут. Конвои из России заходят по договоренностям в установленные часы утром и вечером. Люди с украинскими паспортами проезжают без досмотра. Всего там три погранпункта, их курирует Министерство государственной безопасности, что-то вроде ФСБ. Про ДНРовских пограничников мне трудно говорить — на их участке границы я была только один раз.

Знаю, что есть погранпункт Куйбышево-2, где по звонку в батальон «Восток» за полчаса разрешают проезд, а взамен требуют тридцать процентов гуманитарки.

Вывозят с Донбасса, по моей информации, в основном, оружие, и делают это, как правило, российские казаки. Говорят, что они забили им три квартиры в Одинцово. Думаю, что есть договоренности свыше о прикрытии. Контрабанда оружия, естественно, в коммерческих целях. Еще из того же Стаханова казаки экспортируют уголь. Московские казаки, с которыми я познакомилась, не только занимались оружием, но и открыли несколько бензозаправок по согласию с луганскими оперативниками. Топливо им через Краснодон поставлял «Лукойл». История закончилась тем, что казаков посадили, а Плотницкий забрал заправки себе.

Читайте також:

Всплыл яркий эпизод, показывающий, как с размахом воровали в ГПУ при Шокине

Он любит это дело: отжал у Коломойского сеть магазинов АТВ и переименовал в «Народный». У него все «народное», все для «народа».

За время всех этих событий многие люди были ограблены ополченцами и бежали в Украину, потому что дома жизнь стала невыносимой. Так, недавно в Киеве я встретила женщину из прифронтового города Марьинки — из-за постоянных обстрелов там почти все в руинах. Она рассказала, как у них все началось. Пришли ДНРовские солдаты с автоматами и спросили городского голову: «Ну, что, город народный?». — Он: «Народный». Так они обошли все административные учреждения и повесили флаги ДНР.

Кстати, в Киеве, практически все — русскоговорящие. Открытые и добрые.

Русский мир не строится

За что воевали русские националисты? Мне кажется, даже такой идеи не было — создать русское государство на Донбассе. Я как-то спросила одного знакомого добровольца:, зачем он туда поехал. Ответил, что исторически эти земли были Киевской Русью, и теперь мы дойдем до Киева, чтобы вновь строить ту Русь. Он не националист, но и власть не поддерживал. В Киеве российский ветеран «Добровольческого украинского корпуса Правый сектор» (организация в России признана экстремистской и запрещена — прим. ред.) Илья Богданов, со своей стороны, мне тоже говорит про Киевскую Русь. Правда, в той Руси нынешние луганские и донецкие земли были обычными степями.

Так зачем все это? Русские националисты изначально ехали на Донбасс просто воевать «за русских» против украинцев или «фашизма». Уже к октябрю 2014 я видела, что никаких особых убеждений у правых там нет.

Зато многие «идеалисты», которые всегда выступали против российской власти, но поддержали Новороссию, вдруг заняли офисы в центре Москвы. Их все устраивает, и они не скрывают, что получают деньги сверху.

Продались люди. Кто-то засел в «Союзе добровольцев Донбасса»: многих националистов оттуда знаю. Есть правое подразделение «ЕНОТ» Михаила Комоляткина. Миша тоже получил офис и не скрывает, что на дотации.

Читайте також:

Климкин: Минские соглашения не зашли в тупик, проблема в России

Насчет «енотов» у меня есть отдельная история. Она не только о них, но и о коменданте города Антрацит Луганской области, командире подразделения «Русь» Сергее Бондаренко (Бондаре-Бендиксе). «Бендикса» я знаю лично, он выделялся среди других — был против казаков, ЛНР/ДНР и РФ. Толковый, внеполитичный, помогал местным, когда никто не получал выплат. Хотя в своё время он был бандитом. С ним я познакомилась в Луганске, затем мы проехали в Антрацит, и Бондаренко показал мне обстановку в городе. Потом уже мне рассказывали, как к нему нагрянули сотрудники Министерства государственной безопасности ЛНР и «ЕНОТы» — пытались задержать. Бондаренко сумел скрыться, удрал в российскую глубинку на пару месяцев, пока «енотовцы» его искали. К осени 2015 года «Бондарь» вернулся, по вызову своих же людей. Но на въезде в город «енотовцы» расстреляли его машину, он получил ранение. Как я знаю, его, минуя больницу, вывезли в Ростов-на-Дону.

Что до известных командиров, которых многие относят к правым: например, Павла Дремова — я не могу причислить его к русским националистам. Он всегда был и вашим и нашим. Начал с атаманом Козициным, потом выпускал о нем видео, мол тот агент ФСБ, а затем вернулся обратно к нему. Алексей Мозговой? Люди отзывались о нем с заметной симпатией. Трудно сказать, какие у него были идеологические воззрения, но он часто высказывался против Москвы. А вот у Александра Беднова взгляды были близки к националистическим, он хотел создать что-то русское на той земле. Но местные к нему относились плохо. Про его подразделение ГБР «Бэтмен» ходило много слухов об отжимах и грабежах.

Всех троих, как известно, уже убили. Сугубо мое мнение — это произошло по договоренности Плотницкого с Москвой. Эти командиры его часто критиковали. Вот и довысказывались.

Примечательно, что и в волонтерском движении для ДНР и ЛНР много неискреннего. Волонтеры зачастую помогают, что бойцам, что простым гражданам, ради личной выгоды. Пример — известный деятель Глеб Корнилов. Власти выделили под его «Фонд помощи Новороссии» огромные склады в Москве, в Ростове-на-Дону и на трассе М-4 «Дон». Обеспечили машинами под конвои. И он имеет с этого дела неплохой заработок.

ANNANews: как покупают эксклюзивы

На Донбасс я больше не ездила. Мне нравится освещать события военного времени, поэтому я заинтересовалась происходящим в Сирии. В конце 2014 года там активизировались бои, и я стала искать возможности поехать туда. На «ANNA-News» я вышла в мае 2015 года: смотрела ролики о Сирии в интернете и наткнулась на их материалы. Нашла в соцсетях заместителей шефа агентства Марата Мусина — Владимира Орлова и Эмиля Хасьянова. Написала, что хочу работать корреспондентом в командировках, и через два дня встретилась с ними в офисе около метро Парк Культуры.

Мусин без расспросов в течение двух часов сделал билет на самолет в Сирию, и в ту же неделю я улетела.

Как мы работали в Сирии? У нас были выезды только раз в неделю, и исключительно на определенные территории, контролируемые правительством. В основном это были города Джобар, Алеппо, или Хомс. Как я быстро поняла, все делалось по договоренности с Политуправлением Сирийской армии в Дамаске. Было правило выходить из дома только в сопровождении переводчика. Наш переводчик, Джихад Хаддат, оказался братом посла Сирии в России Рияда Хаддата. Его двоюродная сестра заседает в Министерстве информационной политики, отец — высокопоставленный военный, а двоюродный брат — летчик ВВС. Такое вот семейство Хаддат, все со связями. Кстати, получал Джихад 5000 долларов в месяц. Неплохо для Сирии.

Особенно пикантно, что через день из Политуправления нам приносили ДВД с наиболее яркими видеозаписями боевых действий, снятыми сирийскими журналистами.

Каждому из шести сирийцев платили за это всего по 150 долларов в месяц. Материалы были без логотипов и их выдавали за эксклюзив «ANNA-News».

Такая у них основная работа в Сирии. Хотя в Донбассе у них было много своего видео.

В целом агентство работает ужасно, хуже не придумаешь. Камеры у них поганые. Выдавать профессиональную картинку, Мусину не надо, а платить журналистам он не хочет. Как-то мне удалось вывести его на разговор о принципах набора в штат «ANNA-News». Мусин признался, что ему не важно, профессионалы люди или нет — главное, чтобы они умели держать камеру в руках, могли смонтировать и озвучить.

Такого универсала, отправляют на фронт для того, чтобы он «хоть погибал, но давал материал».

Шеф агентства не журналист, он даже на камеру говорить не умеет. Статьи, которые он пишет — отдельное фурор-шоу. Он что-то делает на ANNA-News, только ради того, чтобы ему продолжали выделять деньги.

Откуда спонсируют проект? По разговорам с экс-сотрудниками, у Мусина брат был главой какого-то отдела ФСБ. Плюс у него тесная связь с ГРУ. Они его прикрывают. Помню, к нам в дом в Дамаске, приходили военные, выглядевшие как местные, но прекрасно говорившие по-русски. Это были ГРУшники, как проговорился сам Мусин.

С «ANNA-News» я давно рассталась. Последние три недели в Сирии у нас даже выездов не было: Хаддату надоел Мусин, ему ненадолго закрыли въезд в республику. В конце концов, в августе мы разругались, а в сентябре я покинула агентство. На прощанье мне «с боем» выплатили 50 тысяч рублей, как и обещали — за месяц. Но полтора месяца командировки так и не оплатили. Мое сирийское портфолио на сайте уже уничтожили, но что-то из моего видео можно найти в интернете.

В Москве Хасьянов, правая рука Мусина, выходил на меня и передал, чтобы я не ждала работы в СМИ. Да, после опыта на «ANNA-News» устроиться по профессии в России — очень большая проблема. Ни в «РИА Новости», ни на «Радио Свобода» меня не берут. Это такая основательная печать.

http://newsonline24.com.ua/shokiruyushhie-otkroveniya-byvshej-zhurnalistki-anna-news-o-rabote-na-donbasse

Recent Posts from This Journal

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
arkay97
Oct. 3rd, 2016 09:41 pm (UTC)
Только подтверждает гнилую сущность так называемых "русских националистов" и их основную идею - прорваться к корыту. Да и сама журнашлюшка какая то мутная
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow