June 9th, 2019

РННА

Новая Газета: «Ваня, мы тебя любим!»

Репортаж со ступенек Никулинского суда и из зала заседаний, в котором было оглашено решение — домашний арест.



Журналисты и друзья Ивана Голунова у Никулинского суда Москвы. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»


В 9 утра субботы у входа в Никулинский районный суд Москвы толпились люди — преимущественно журналисты. И преимущественно приехавшие сюда не по заданиям редакций, а потому, что Иван Голунов — их коллега. И это несмотря на то, что вечер и ночь пятницы они провели в одиночных пикетах на Петровке, 38 («Новая газета» вела стрим оттуда).

Весь день сидели на газонах, на ступеньках, на бордюрах, пели под гитару, выдували вместе со своими маленькими детьми мыльные пузыри, играли в бадминтон, обсуждали ляпы полиции, делились последними новостями из телеграм-каналов… Кто-то приходил к зданию суда целыми семьями, кто-то — со своими вторыми половинками, иные — с четвероногими питомцами. Сотрудники суда и приставы смотрели на это, выпучив глаза.

На улице — пекло. Журналисты спасались то под козырьком здания, то под березками. Сочувствующие (спасибо вам!) подвозили к суду бутылки с водой и коробки с фруктами — бесплатно, для всех. Расходилось все быстро и привозилось снова.

Представители государственных СМИ сторонились толпы коллег — они ходили кучками, жаловались на жару, на испорченный выходной и неодобрительно вздыхали: «Мы-то тут за зарплату субботу так проводим, а они-то ради чего?» А их коллеги из негосударственных СМИ тем временем вставали в одиночные пикеты. Изредка полиция кого-то выхватывала и уводила в автозак.

Collapse )

РННА

The New Times: Главные расследования Ивана Голунова на «Медузе»

Корреспондент «Медузы» Иван Голунов был задержан 6 июня 2019 года в центре Москвы. Его обвиняют в попытке распространения наркотиков. Представители российского и международного журналистского сообщества считают, что Голунова преследуют в связи с его профессиональной деятельностью. Статьи Ивана, опубликованные на «Медузе», обладают высокой общественной значимостью; герои его текстов могут быть причастны к преследованию.

· «Христианского государства» не существует. Но за ним, возможно, стоит ФСБ. «Медуза» рассказывает, что такое «Христианское государство» — и как развивалась история внецерковных православных фундаменталистов-радикалов в России. За этот текст авторский коллектив с участием Ивана Голунова получил премию «Редколлегия».

· Липы за 200 тысяч: как и зачем сажают деревья на Тверской — и стоят ли они заплаченных за них денег. Любимая тема расследований Ивана — расходы московской мэрии на благоустройство. В ноябре 2016 года на Тверской улице в Москве высадили липы — несмотря на то, что в городе уже шел снег. Иван выяснил, почему деревья сажают в ноябре, как их стоимость для городского бюджета за несколько недель упала вдвое, кто занимается новой фазой озеленения и зачем закупать липы в Германии.

· Москва закупила гирлянды для Тверской по два миллиона рублей. Они стоят в пять раз дешевле. Закупочная цена одного из самых заметных декорационных элементов новогоднего оформления Москвы в 2017 году — гирлянд на Тверской в форме фужеров — была завышена приблизительно в пять раз, а появились они на несколько дней раньше, чем был заключен контракт на их установку.Collapse )

РННА

Новая Газета: Пока отстояли

Корреспондента «Медузы» Ивана Голунова суд отправил под домашний арест. Два дня коллеги и просто неравнодушные по всей стране и за рубежом призывали освободить журналиста

Никулинский суд Москвы отказал следствию и отправил журналиста-расследователя интернет-издания «Медуза» Ивана Голунова не в СИЗО, а под домашний арест до 7 августа. Ему запрещено выходить за пределы квартиры. Ему запрещено пользоваться телефоном и интернетом.

Перед заседанием суда следователь вызвал адвоката по назначению, так как суд «потерял» ордер адвоката Ольги Динзе. Ей не дали знакомиться с материалами дела. «Приставы также чинят препятствия. Фееричное сопротивление системы, конечно», — отметил глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. По его словам, в итоге адвокатам дали 15 минут на ознакомление с материалами. После чего приставы по указанию судьи забрали их. Защитники едва успели ознакомиться с половиной, констатировал Чиков.

Во время заседания адвокаты просили о перерыве для ознакомления с делом и согласования позиций, но судья отказал. Всего Голунова защищали три адвоката, один из которых — по назначению. Судья разрешил снимать на видео только оглашение решения, а не весь процесс.

Перед началом заседания Голунов успел сказать журналистам: «Никогда не думал, что побываю на своих похоронах. Спасибо большое всем».

Гендиректор «Медузы» Галина Тимченко, ожидавшая известий у здания суда, поделилась с корреспондентом NT своими соображениями: «Это всё связано только с его журналистской деятельностью. С теми расследованиями, которые публиковала «Медуза» и которые ещё будет публиковать. Ивану поступали угрозы, иногда поступали, но в последние три-четыре месяца они стали практически регулярными и очень серьёзными. Я уже говорила неоднократно, что обращалась к Дмитрию Муратову за советом, как быть в этих случаях. Но Иван, к сожалению, отказался от помощи. Он был чрезвычайно самостоятельным человеком и не допускал никакого патронажа. Поэтому он предпочёл не раскрывать конфликт даже такому уважаемому человеку, как Дмитрий Муратов».

Журналист Александр Архангельский, также пришедший поддержать коллегу, считает, что уголовные дела, подобные делу Голунова,  «это признак слабости тех властных структур, которые не знают, как управлять демократическим обществом». «У меня нет никаких сомнений в том, что он невиновен. Я знаком со многими его близкими друзьями. Это те люди, которым я лично доверяю», — говорит Архангельский.


Всего около здания суда собралось, по подсчетам корреспондента NT, примерно 200 человек. К вечеру их становилось все больше. Журналисты «Дождя» надели футболки «#СвободуГолунову», тот же слоган скандировали собравшиеся.

Адвокаты на суде представили характеристики журналиста. В частности, из Forbes, где Голунов работал в 2005-2008 годах: «Характеризуется исключительно положительно, написал множество статей, ни разу не сталкивались с фактами употребления наркотических веществ». Из характеристики главреда «Медузы» Ивана Колпакова: «Знаем исключительно с положительной стороны, Иван необычный, умный, принципиальный, внимательный журналист, выбирает общественно значимые темы. Не употребляет и не пьет». Поручительства за Голунова представили издатель «Новой газеты» Дмитрий Муратов и главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов: они ручаются, что Иван будет являться в суд и не препятствовать следствию.

Адвокат Ольга Динзе отметила, что протокол о задержании Голунова был составлен позднее, чем сам факт задержания: фактическое задержание произошло 6 июня в 14:30, следователь составил протокол в 03:50 7 июня, а не в течение трех часов, как требует УПК. Следователь должен был принять решение об освобождении, в связи с превышением срока задержания в 48 часов. Динзе попросила суд вернуть материалы следователю. Но судья отказал в ходатайстве.

Адвокат Дмитрий Джулай настаивал в суде, что у следствия нет доказательств вины Голунова. «При задержании ему застегнули наручники, рюкзак был за спиной», — сказал он. Защита считает, что оперативники могли подбросить наркотики, на это так же указывают показания понятого, согласно которым пакетик в рюкзаке лежал поверх всех других вещей. Если бы журналист действительно носил в рюкзаке пакет с наркотиками, он бы перемешался с другими вещами. Также Джулай отметил, что следователь не взял образцы тканей из внутренней части рюкзака — это, по мнению юриста, стандартная процедура при расследовании таких дел. Когда силовики приехали к дому журналиста, он 20-30 минут сидел в машине внизу, а у полицейских были ключи от квартиры, и они могли попасть внутрь. Пакет с наркотиками дома и весы были найдены, когда полицейский пропал из поля зрения журналиста и понятых. Еще одно странное обстоятельство: с собой у Голунова якобы был дешевый наркотик, а дома — дорогой кокаин. Джулай в заключение сказал, что Голунов может находиться под домашним арестом; он сотрудничает со следствием с тех пор, как к нему пустили адвоката.

Сам Голунов на суде заявил, что никогда не употреблял наркотиков, в момент задержания не оказывал сопротивления, хотя люди в гражданской одежде сначала посадили его в машину и только потом показали удостоверения. Он отметил, что на протяжении 14 часов был лишен защиты адвоката и связи с родственниками.

«Я ни в чем не виноват, я готов сотрудничать со следствием, если оно будет придерживаться правил игры. Я поддерживаю доводы своих защитников», — заключил он.

После этого судья удалился в совещательную комнату.

Голунов успел завить, что вероятнее всего ему подбросили наркотики из-за расследований о похоронном бизнесе.

Люди, которые не попали на заседание, стоя на улице скандировали: «Свободу!» Их голоса были слышны в зале суда. Одного человека задержала полиция.

В суд Голунова доставили из 71-й больницы, где врачи в течение нескольких часов обследовали журналиста. После обследования главврач 71-й городской больницы Александр Мясников сообщил, что врачи не обнаружили у Голунова ни сотрясения мозга, ни переломов ребер. Это подтвердила компьютерная томография. Поэтому было решено выписать журналиста, рассказал главный редактор «Эха Москвы», член Общественной палаты Москвы Алексей Венедиктов.

Павел Чиков в свою очередь отметил, что четыре часа полиция за закрытыми дверями общалась с медиками: «Адвокатов не пускали. Врачи «скорых» молодцы, а больничные слажали. Доступа к меддокументам у защиты нет. Оценить, что, как и кого в реальности обследовали, нельзя. Доверия к такой «медпомощи» нет.

«Медуза» отмечает, что главврач 71-й больницы Александр Мясников на митинге в поддержку Владимира Путина 3 марта 2018 года стоял рядом с президентом. Он также ведет программу на радио с Владимиром Соловьевым, бывает гостем телепередачи Соловьева на «России-1» и ведет собственную программу на том же канале. В 2009-2010 годах Мясников был главным врачом Кремлевской больницы Управления делами президента РФ.

«Выбор, в какую больницу везти Ивана, был явно неслучаен», — считает Чиков.

Утром после предъявления обвинения в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере Голунов почувствовал себя плохо. Прибывшие врачи «скорой» заявили необходимости его госпитализации, но в полиции выступили против. Только после того, как вторая бригада «скорой» подтвердила опасения первой, Голунова доставили в больницу. Медики подозревали у него сотрясение мозга и перелом ребер.

Пока Голунов находился в больнице, истекли 48 часов с момента его задержания, отведенные законом для его содержания под стражей без решения суда. Но следователи отсчитывали срок не с момента задержания, а с момента оформления протокола. Разница между этими двумя моментами – около 12 часов.

С утра 8 июня у здания Никулинского суда дежурили журналисты и представители общественности. Это было не только ожидание судебного заседания, но и акция поддержки — люди по очереди вставали с плакатами, проводя одиночные пикеты. Петицию на change.org в защиту Ивана Голунова подписали более 60 тыс. человек. Акции в его поддержку проходят по всей России и за рубежом.

Голунову, задержанному 6 июня, сегодня предъявили обвинение в покушении на сбыт наркотических средств. Журналист обвинение отрицает и говорит, что наркотики ему подбросили. Он занимался журналистскими расследованиями для портала «Медуза». Коллеги уверены, что его преследуют в связи с профессиональной деятельностью. В защиту Голунова выступили журналисты по всей стране и за рубежом. Освободить его призвали Профсоюз журналистов, другие журналистские и правозащитные объединения, редакции многих изданий и просто коллеги. Задержание Голунова — со множеством процессуальных нарушений и по абсурдным подозрениям — воспринимается как очередной удар по свободе слова. Некоторые мнения сотрудников СМИ о задержании Голунова читайте здесь.

Расследования Ивана Голунова читайте здесь.

О деле Голунова пишут и ведущие мировые СМИ, среди которых BBC, Reuters, The Washington Post, The Times, The New York Times, Bloomberg, Independent, The Guardian, Euronews.

В подготовке статьи участвовал Леонид Пастернак
Фото: Евгений Фельдман
https://newtimes.ru/articles/detail/181532