June 26th, 2019

Флаг Украины

Голос Америки: США готовы выделить 4 млн долларов на строительство складов боеприпасов в Украине



Госдепартамент заявил, что этот проект приблизит Украину к достижению международных стандартов в управлении запасами вооружений

США готовы выделить 4 миллиона долларов на помощь Украине в строительстве современных и безопасных складов боеприпасов, сообщили в Госдепартаменте.

Новый меморандум о взаимопонимании по вопросу об управлении запасами обычных вооружений был подписан во вторник помощником госсекретаря по военно-политическим вопросам Кларком Купером и исполняющим обязанности главы департамента международной безопасности МИД Украины Русланом Нимчинским.

Меморандум предусматривает выделение 4 миллионов долларов в течение следующих двух лет на строительство шести складов взрывчатых веществ для министерства обороны Украины.

«Этот проект повысит безопасность и защиту украинских запасов боеприпасов и приблизит Украину к поставленной цели – достижению стандартов НАТО и международных стандартов в области физической безопасности и управления запасами», – говорится в заявлении Госдепартамента.

В последние годы на оружейных складах в Украине произошло несколько взрывов и пожаров, в то время как страна погружена в тлеющий конфликт с поддерживаемыми Россией сепаратистами.

Взрыв на складе боеприпасов в районе города Ичня в октябре прошлого года привел к эвакуации примерно 12 тысяч человек.

С 2004 по 2018 год в рамках американской Программы уничтожения обычных вооружений было инвестировано более 40 миллионов долларов в поддержку усилий Украины по решению проблемы огромного количества обычных вооружений и боеприпасов, унаследованных после распада Советского Союза.

В 2018 году, будучи ведущей страной Целевого фонда НАТО «Партнерство ради мира», США профинансировали уничтожение или демилитаризацию более 1700 тонн устаревших советских боеприпасов в Украине.

«В последние годы мы расширили это партнерство ради спасения жизни людей, поддерживая работы по обезвреживанию мин и других взрывоопасных предметов вдоль линии соприкосновения между украинскими вооруженными силами и возглавляемыми Россией силами на востоке Украины», — отмечается в заявлении.

Только в 2018 году правительство США профинансировало мероприятия по уничтожению обычных вооружений, в ходе которых было разминировано 227 тысяч квадратных метров территории, которые были переданы местным сообществам, сообщил Госдепартамент.

https://www.golos-ameriki.ru/a/us-earmarks-4-million-to-build-munition-storehouses-in-ukraine/4974250.html
РННА

Новая Газета: Что на самом деле происходит в Грузии и как изменилось отношение к туристам из России

Грузия отдаляется от России час за часом: просыпаешься утром, а Роспотребнадзор уже обнаружил, что качество грузинского вина резко ухудшилось. Прямые рейсы, отмененные с 8 июля, возобновлять не планируют до конца года, как говорит пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, «пока ситуация не возвратится в «нерусофобское русло». Глава Комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Михаил Дегтярев выступил с призывом бойкотировать грузинские товары и курорты этой страны из-за «очередной волны русофобских выступлений» в Тбилиси. Пока федеральные каналы нагнетают обстановку и ищут американский след в грузинском протесте, «Новая» поговорила с местными жителями, чтобы узнать, на самом ли деле в Грузию стало опасно ехать.

Collapse )

РННА

Радио "Свобода": Смерть в Вербное воскресенье. История семьи "сибирских" литовцев


Литовцы в Сибири

Июнь 1941 года – особый для литовского исторического сознания. Тогда, за считаные дни до начала войны между СССР и нацистской Германией, начались первые массовые ссылки жителей Литвы в Сибирь. Таких "неблагонадежных" – литовцев по национальности, но не только – были десятки тысяч. За этими цифрами – жизни и смерти конкретных людей, семей, страдания нескольких поколений жителей маленькой страны.

Вот история, рассказанная жительницей Якутска Инной Юргановой.

Она – преподаватель, доктор исторических наук – руководит в этом городе общиной литовцев. Судьбы ее литовской бабушки, которая в 1941 году была выслана с семьей в Сибирь, и дедушки-партизана – драматичны. Они отражают роковой перелом, случившийся в середине прошлого века с народом Литвы:

– Я являюсь уроженкой Якутска, попали сюда мои предки не по своей воле. Бабушка и дедушка родом из литовского города Мариямполе. В городе Калвария до сих пор действует костел, где прошло их венчание. Дед был из семьи крупных землевладельцев, получил военное образование в Варшаве и до 1939 года был кадровым офицером Национальной литовской армии.

Collapse )
РННА

Новая Газета: «Русские пришли и говорят: мы вас любим». Разговорчики в грузинском кафе в Москве

В Москве куча местечек, где можно попробовать грузинскую кухню. Но люди заходят не только поесть, они приходят «тбилисить». Этот словечко часто используют в соцсетях, и означает оно, скорее, определенное состояние, нежели действие — «пить хорошее вино, заедая хачапури, периодически отвлекаясь от разговора на пение».

В хинкальной на Ленинском проспекте грузинского мало: обычный евроремонт, широкая плазма на стене, по которой крутят популярные клипы, и барная стойка. В понедельник вечером заняты два столика из семи.

— Вторичное жилье стоит, как новое, если не в центре брать. Вторичка в ужасном состоянии, туда надо вбухивать много денег на ремонт, — обсуждают недвижимость молодые девушки за соседним столиком. Официантка приносит им тарелку дымящихся хинкали, и разговор быстро стихает.

Сегодня Аруна, темноволосая осанистая женщина, работает и за официантку, и за бармена. Пока нет дел в зале, она смотрит на телефоне сериал, прячась за барную стойку.

Из кухни показывается седая грузинка с моложавым лицом. Разговор на грузинском между ней и Аруной не мешает посетителям, а скорее напоминает оживленную болтовню соседок, случайно услышанную где-то на улочках Тбилиси.

— По телевизору показывают неправду: грузины любят русских, — говорит Аруна, выдавая мне сдачу, — тех людей, которые кричат против русских, это все им деньги дали политики, две копейки.

Знаете, людей бедных, которым кушать нечего. Им дай денег, и они будут кричать в микрофон все, что им закажут.

23 года назад пятиклассница Аруна вместе с родителями бежала из Абхазии в Россию — «не от хорошей жизни». Ребенком пережив войну, она не хочет вспоминать прошлое.

— Это все политики делают специально. То, что русский человек воевал в Абхазии против нас, что он зашел в парламент и начал по-русски говорить. Вы считаете это правильно? — говорит Аруна про Сергея Гаврилова, вперив в меня взгляд. —

Представьте, в ваш парламент зайдет грузин и по-грузински начнет говорить. Вам это понравится? Нет, конечно.

Последние новости Аруна получает по телефону от родственников, которые остались в Абхазии.

— Ничего хорошего не передают. Они считают, что во всем виновата Россия. Единственная страна, которая признала Абхазию. Это о чем говорит? Говорит то, что ее никто не признает, кроме России. Не знаю, я ничего не могу говорить, потому что я не разбираюсь ни в какой политике. Для меня главное, чтобы люди жили нормально и чтобы не было война, — она переключается на родной язык, чтобы объяснить пожилой грузинке, кто я такая. В речи Аруны несколько раз проскакивает русское слово «журналист», ее собеседница улыбается мне за приоткрытой дверью кухни.

— Русские заходили и говорили, что мы никакого отношения к этому не имеем. Мы вас любим. Днем зашли и говорят, что это все неправда. Людей настроят против, — пересказывает она недавний разговор.

Временами она отвлекается от нашего разговора на телефонные звонки — это постоянные клиенты. После очередного звонка она по привычке собирает заказ: два мигрули, шашлык из баранины, пхали.

Дарья Зеленая


https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/06/25/81025-russkie-prishli-i-govoryat-my-vas-lyubim

РННА

Радио "Свобода": Забытые "шпионы СБУ". Кого в Донбассе не включают в списки на обмен

Во время недавней прямой линии Владимир Путин впервые заговорил о гипотетическом взаимном освобождении Украиной и Россией "удерживаемых лиц". Об обмене пленных много и часто говорит президент Украины Владимир Зеленский. Он даже встречался с родственниками захваченных Россией в Керченском проливе украинских моряков, а также родственниками как граждан Украины, находящихся в заключении в России, так и военных, попавших в плен к сепаратистам в Донбассе.

Однако вне всех согласованных списков и государственных программ помощи осталась одна большая категория заложников – сидящие в Донецке и Луганске гражданские лица, многочисленные "шпионы СБУ", арестованные на блокпостах и в собственных квартирах обычные люди с украинскими паспортами, которых пачками приговаривают в "ДНР" и "ЛНР" к 12 и более годам тюрьмы по обвинению в "измене Родине". Украинский список этих людей растет с каждым месяцем. Однако со времени последнего обмена пленными, состоявшегося 27 декабря 2017 года, со стороны "ДНР" и "ЛНР" в согласованные обеими сторонами списки не был внесен ни один новый гражданский узник. Кто эти люди?

История первая: технолог мясокомбината

Бывший технолог Донецкого мясокомбината Александр Тимофеев вместе с женой ехали в Донецк на Новый год проведать очень пожилую тещу. Его задержали на блокпосту Еленовка 26 декабря 2017 года.

– Я была с мужем, у нас с собой было два баула запрещенных продуктов: колбаса, балыки – все мясное, что запрещено для ввоза в Донецк. Я спрашивала, почему нас задержали, мне отвечали: "Вас никто не задерживал, с вашим мужем хотят пообщаться представители МГБ ДНР. Сейчас они едут из Донецка", – рассказывает Светлана Тимофеева.

Ждали около часа, приехали двое в гражданском, документы не показали. Сразу привели троих понятых – по словам Светланы, одеты они были как "гопники" и тут же по памяти продиктовали свои паспортные данные. "Муж молчал, а я сразу стала требовать показать удостоверения и представиться. "Женщина, вы слишком много знаете! Сейчас вы с нами поедете!" – заявили мне", – продолжает Тимофеева.

У Светланы очень хорошая память, эти страшные для своей семьи дни она помнит до мелочей: на блокпосту на линии соприкосновения невозможно присутствие людей без документов, понятые были явно "привозные" под охраной. Уже пару лет в Донецк запрещают завозить из Украины изделия из свинины из-за "чумы свиней" – на блокпостах выборочно отбирают копченную колбасу, сосиски, мясо. Перед Новым годом на их сумки с мясными деликатесами никто не обратил внимания.

– Стали проверять содержимое карманов, и муж вытащил портмоне, ручку и листы бумаги – он как технолог всегда носит с собой несколько листов для записей: заказы колбасы, рецептурные записи, замечания, если там сало какое-то некачественное завезли… Из портмоне достали 920 гривен, 200 долларов и 10 рублей. Три банковские карточки – две мужа и пенсионная моей мамы, – вспоминает Светлана. – Сотрудник МГБ говорит: "Мы карточки возьмем, есть такое положение!" Больше я этих карт не видела, сколько они сняли с них денег, не знаю.

Семья Тимофеевых была по меркам "ДНР" очень зажиточной. Муж консультировал несколько мясокомбинатов, был известным технологом. У семьи были две квартиры, машина. Родная сестра Светланы живет в Швеции.



Александр Тимофеев
Александр Тимофеев

Потом был обыск дома, во время которого ничего особого не нашли, допросы в МГБ, звонки на телефон: Светлане сразу же начали звонить и требовать денег за освобождение мужа, звонили из Киева, часть звонков через знакомых она отследила еще тогда – звонки были с улицы Васильковской, это центр Киева. Вымогатели требовали от нее 20 тысяч долларов, иначе обещали "прислать мужа по частям". Светлана подала заявление о пропаже в полицию "ДНР", на нее вышли какие-то люди из местных правоохранителей, которые, по их словам, боролись с коррупцией в "МГБ ДНР", показывали фотографии подозреваемых – она сразу опознала там сотрудников, которые арестовали ее мужа.

Держали его в донецком концлагере – на территории завода "Изоляция". До войны там было знаменитое арт-пространство

У нее теперь много бумаг – одна из них об аресте мужа по указу о борьбе с бандитизмом. Такие указы 2014 года в "ДНР" и "ЛНР" позволяют арестовывать без обвинений любого на месяц, в "ЛНР" по нему можно даже не оповещать родственников. Она увидела мужа через месяц после ареста, он сильно похудел. Его привезли домой на "следственный эксперимент" как "шпиона". Держали его в донецком концлагере – на территории завода "Изоляция". До войны там было знаменитое арт-пространство: самую большую заводскую трубу переделали в огромную красную "помаду", в цехах закрытого завода проводили выставки, в апреле 2014-го для встречи с журналистами и общественностью приезжал Михаил Ходорковский. Теперь это место пользуется в Донецке дурной и кровавой славой.

В домашнем компьютере у Тимофеева ничего не нашли. А вот в телефоне оказалось два фото за июнь 2014 года – во дворе дома шли два пьяных человека в камуфляже, один падал, второй его поднимал. Эти два фото датированы временем, когда в Донецке еще работала украинская прокуратура и мэр, а до входа отрядов Игоря Стрелкова (Гиркина) оставался еще месяц. Именно эти снимки легли в основу обвинения в "шпионаже на СБУ". Срок в "ДНР" по этой статье стандартный – от 12 до 20 лет лишения свободы.

Тимофееву дали "бесплатного адвоката МГБ". "Эта женщина отказалась общаться до тех пор, пока мы ей не заплатим, – утверждает Светлана. – Муж сидит уже полтора года, осудить его все никак не могут. Он отказался от всех показаний, выбитых под пытками, отказался от адвоката и написал 3 июня 2019 года жалобу на следователя".

Ни одна семья гражданских "шпионов СБУ" из Донецка и Луганска помощи не получила

Следующее заседание суда в Донецке назначено на июль. Тимофеев есть в украинских списках на обмен, но его упорно вычеркивают из согласованных списков сепаратистские власти. Нет Александра и в списках на материальную помощь. Родственникам пленных в Украине выдают однократную помощь в размере 100 тысяч гривен (250 тысяч рублей), есть еще благотворительная стипендия – 50 тысяч гривен. Ни одна семья гражданских "шпионов СБУ" из Донецка и Луганска помощи не получила. Светлана Тимофеева, похоже, неудобна для любых властей: на Украине она стала известна после перепалки с заместителем министра по делам оккупированных территорий Игорем Грибом.

По словам Гриба, поскольку Украина не признает существование "властей ЛДНР", то никаких легитимных доказательств того, что гражданские заложники сидят в тюрьме, не существует, и помощь их семьям не может быть выдана. Куча документов из СИЗО, МГБ, прокуратуры "ДНР", полученных Светланой Тимофеевой в Донецке, в Киеве бесполезны. Украина верифицирует через решения судов справки о смерти и о рождении из Донецка и Луганска и не признает вообще никаких документов, выданных российскими властями в Крыму. При этом помощь тем же семьям арестованных крымских татар выдается, а "донецким" нет. "В Крыму есть признанные правозащитные организации и адвокаты, а в Донецке и Луганске вообще ничего признанного нет!" – пояснял Игорь Гриб.



Светлана Тимофеева
Светлана Тимофеева

Светлана Тимофеева требует от прокуратуры и СБУ хотя бы через полтора года определить, кому принадлежали телефоны, с которых у нее требовали выкуп из Киева, отследить движение денег со счетов банковских карт мужа после декабря 2017 года (банки ей в этом отказывают), возбудить дела по поименно вычисленным оперативникам, которые захватывали ее мужа в Донецке. И, наконец, вернуть мужа.

До февраля 2018 года Светлана билась за своего мужа в Донецке, теперь она это делает в Киеве. Ее история уникальна обилием подробностей, чаще всего истории пропавших восстанавливают по крупицам, очевидцы же боятся и молчат.

История вторая: врач и предприниматель

Андрей Кочмурадов и Елена Лазарева исчезли в Донецке 16 октября 2017 года. Елена ездила на поминки в Покровск (территория, подконтрольная Украине) и, возвращаясь в Донецк, пропала уже после пересечения блокпостов. Позвонила мужу, попросила подъехать – муж поехал и тоже пропал. По донецким меркам их семья была преуспевающей.



Андрей Кочмурадов
Андрей Кочмурадов

Елена была врачом нейрохирургической реанимации областной больницы, работала там с 1990 года, спасла тысячи жизней. Андрей был начальником отдела рекламы "Московского комсомольца" в Донбассе", потом работал в бизнесе, связанном с предоставлением интернета. Фирма принадлежала его брату, но в "МГБ", возможно, этого не знали. У семьи была квартира в хорошем районе и два автомобиля: "Рено-Лагуна" и "Рено-Меган".

Весной и летом 2014 года видеорегистраторы отбирали на любом блокпосту как "шпионское оборудование"

В остальном все было, как в других случаях: арест по указу о борьбе с бандитизмом. Потом на местном телеканале появилось признание "шпионов СБУ", где арестованные на камеру рассказывали о вербовке "под угрозой открытия уголовного дела за видеорегистратор в автомобиле". Ни в России, ни в Украине УК не предусматривает наказаний за видеорегистратор. В Донбассе видеорегистраторов на линии соприкосновения нет с 2014 года, потому что они пишут все подряд – в том числе блокпосты и позиции вдоль дороги. Весной и летом 2014 года их отбирали на любом блокпосту как "шпионское оборудование", а заодно чтобы посмотреть укрепления противника. Представить себе машину с видеорегистратором, которая проехала бы контрольно-пропускные пункты "ДНР" и добралась до украинского КПП, может только какой-то недавно командированный из сопредельной страны новый сотрудник "МГБ ДНР".

Остальные "признания" из той же серии – врач Елена Лазарева якобы фотографировала истории болезни в своем отделении для СБУ, а Андрей якобы "слил" туда же базу клиентов своей коммерческой фирмы.



Врач Елена Лазарева
Врач Елена Лазарева

– Вся информация по Лене и Андрею неточная и получена через вторые руки, – рассказывает друг семьи Андрей Камышов. – На признание они пошли под нажимом "адвоката от МГБ" – им говорили, что в таком случае они получат быстрый приговор и обмен на Украину – в декабре 2017 года перед обменом это звучало реалистично. Сейчас они сидят уже скоро два года, обменов больше не было, и суда над ними тоже еще не было. Мои источники говорят, что Лена отказалась от показаний, не признаёт вины, и именно это затянуло разбирательство. Но во всех действиях этих карательных органов я прослеживаю только коммерческие мотивы – двух машин уже нет, квартира опечатана и, возможно, уже отобрана. Ничего точно сказать невозможно, судить за слова "люблю Украину" нельзя ни по северокорейским законам, ни по Уголовному кодексу УССР 1961 года, который они взяли за основу. Мы выяснили, что в основе ареста Лены был донос ее коллеги, что она говорит недостаточно патриотичные вещи.

У этих двух арестованных нет родственников за пределами "ДНР", все они внутри, и все очень боятся. Заявление в СБУ, после которого их включили в украинские списки на обмен, написал врач из Мариуполя, который услышал о них от общих друзей. Случаи, когда арестованными в "ЛДНР" занимаются на украинской стороне в основном друзья, довольно часты.

История третья: хозяйка зоомагазина

О пропаже Елены Сорокиной, хозяйки магазина товаров для животных "Любимый" из городка Первомайский Луганской области, в полицию и СБУ заявила ее подруга Елена Докукина. Таким образом Сорокина попала в списки на обмен, но что делать дальше, ее подруга не знает.

– Лену Сорокину арестовали 31 октября 2018 года, во всяком случае в тот день об этом стало известно, – рассказывает Елена Докукина. – Она не вышла на работу в магазин, пошли к ней домой, а там явные признаки исчезновения: белье висело уже сутки, а шел дождь. Родители у нее умерли, семьи нет. Единственный близкий человек, крестная мама, пошла подавать заявление в полицию. Первомайск – город маленький, там заявление принимать не стали, сказали, мол, "так поищут". После этого уже пошли сотрудницы магазина и добились, чтобы заявление приняли, обзвонили больницы, морги. А 2 ноября Лену привезли в наручниках на обыск. Сказали ее крестной, пожилой женщине, страшные для нее слова: "Преступление против "ЛНР", государственная измена, жучки разбрасывала!" А Лене сказали, что получит 12 лет, может, и с конфискацией имущества. Крестная теперь боится страшно, трубку бросает, никого не хочет ни слышать, ни видеть. Там вообще все очень запуганы.

Это стандартная история появления "украинского шпиона" – очень часто они почему-то идут с историями про деньги

"Жучки" – обвинение для хозяйки зоомагазина вполне "логичное". У Елены Сорокиной были проблемы с ногами, она собиралась выезжать на украинскую территорию, чтобы сделать операцию на венах. Елена рассказала сотрудникам магазина, что ищет покупателя ее бизнеса, а за день до исчезновения сказала, что нашла арендатора и "завтра получит деньги". Это стандартная история появления "украинского шпиона" в самопровозглашенных республиках – очень часто они почему-то идут вместе с историями, в которых фигурируют деньги.



Елена Сорокина
Елена Сорокина

– Квартиру Лены, как и магазин, опечатали. После того как мы подняли шум, сотрудницам разрешили заходить магазин, чтобы доказать, что он не "отжат", и кормить животных, – продолжает Докукина. – Кошек из дома перевели в магазин, подкармливают их одновременно с рыбками, птицами и грызунами. Собака ее умерла. Наша луганская "омбудсмен ЛНР" Кобцева Лену Сорокину в украинских списках не подтверждает, они с 2017 года никого еще не подтвердили из арестованных гражданских. Нам в Центре освобождения заложников СБУ сказали, что 19 июня уполномоченные по пленным из "ЛДНР" в Минске взяли украинские списки и сказали, что "будут их изучать и искать этих людей".

Есть много других историй. Например, всемирно известного ученого Игоря Козловского, которого взяли дома в Донецке и осудили "за хранение двух боевых гранат". За Козловского просило множество людей из разных стран, он был главной фигурой обмена 27 декабря 2017 года. С ним вместе вышел на свободу участник донецкого Евромайдана журналист Владимир Фомичев, который по наивности решил проведать маму в Макеевке и провел в тюрьмах "ДНР" больше года. Люди, ставшие "шпионами СБУ", в СБУ никому не известны. Они не волнуют кураторов "МГБ" из ФСБ России, а в украинские списки на обмен попадают, только если о них побеспокоятся родственники или друзья.

У гражданских заложников самопровозглашенных республик статус особенный – гораздо хуже, чем у украинских военных, находящихся в плену. Последним в Донецк и Макеевку через Красный Крест идут письма, передачи, о них помнит страна – их семьям помогают, им самим начисляют зарплату. Если же гражданских заложников все-таки начнут включать в обмены, то податься им будет некуда. У тех же арестованных Елены Лазаревой и Андрея Кочмурадова имущество, дети, работа – все в Донецке.


https://www.svoboda.org/a/30015601.html
РННА

DW: В Берлине спорят о возвращении России в ПАСЕ

Принятая Парламентской ассамблей Совета Европы резолюция, позволяющая России вернуться в ПАСЕ, вызвала неоднозначную реакцию в Германии. На конференции в Берлине прозвучала и резкая критика.

На заседании Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) немецкая делегация поддержала принятие резолюции, позволяющей России остаться членом этой организации, объединяющей 47 европейских стран. В интервью DW руководитель делегации Андреас Ник (Andreas Nick) из правящего в Германии Христианско-демократического союза мотивировал свою позицию, в первую очередь, стремлением сохранить для россиян возможность обращаться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Чрезвычайно важным аргументом в пользу сохранения России членом Совета Европы считает такую возможность и председатель комитета бундестага по правам человека Гиде Йенсен (Gyde Jensen) из фракции Свободной демократической партии. Представители этой партии чаще всего занимали в истории ФРГ пост министра иностранных дел. Йенсен - тоже член немецкой делегации в ПАСЕ, но вместе с еще одним своим однопартийцем она голосовала против упомянутой резолюции. На состоявшейся вечером во вторник, 25 июня, в Берлине конференции, посвященной ситуации в ПАСЕ, она объяснила свою позицию.

Нажим России на ПАСЕ?

Йенсен, говоря о нормах международного права, заявила, что Совет Европы должен был продемонстрировать нетерпимость к странам, нарушающим такие нормы. Нарушение норм, уверена она, не может оставаться без последствий.

Гиде Йенсен

Гиде Йенсен

Но решение, принятое в отношении России на Парламентской ассамблее 25 июня, напротив, показало, что никаких негативных последствий страны, нарушающие международное право, на самом деле могут не опасаться.

"Напротив, - добавила она, - если выждать какое-то время, то с помощью определенного нажима и при участии, например, немецкой и французской делегаций Россия может добиться не только возвращения права голоса, но и так изменить регламент, чтобы впредь исключить введение такого рода санкций".

ПАСЕ и РФ: разве это компромисс?

В распространенном во вторник, 25 июня, пресс-релизе министр иностранных дел Германии Хайко Мас (Heiko Maas) приветствовал резолюцию ПАСЕ, позволяющую российской делегации вернуться в состав ассамблеи, и выразил свою "радость" в связи с достигнутым "компромиссом". Гиде Йенсен категорически не согласна с такой оценкой.

Протесты в Киеве у немецкого посольства

Протесты в Киеве у немецкого посольства, 25 июня 2019 года

"Для меня компромисс - это решение, достигнутое благодаря уступкам с обеих сторон, - заявила она. - В этом же случае никакого компромисса не было, Россия не пошла ни на какие уступки, она просто хладнокровно выждала и была даже вознаграждена, получив больше того, о чем, скорее всего, мечтала".

Уступкой со стороны России, по ее мнению, могло бы стать согласие Москвы допустить в Крым комиссара Совета Европы по правам человека Дуню Миятович, чтобы она могла оценить ситуацию на месте. Йенсен считает, что такого рода уступок можно было добиться от России, если бы переговоры с ней в рамках Совета Европы велись более жестко.

Имперский проект и права человека

Выступавший на конференции в Берлине профессор международного права из университета Тарту Лаури Мельксоо также не считает "радостным" тот день, когда ПАСЕ приняла резолюцию, восстановившую во всех правах российскую делегацию.

Лаури Мельксоо

Лаури Мельксоо

"Конечно, хорошо, что у россиян сохранилась возможность обращаться в ЕСПЧ, - заявил он, - но я не уверен, что решение ПАСЕ совместимо с принципом солидарности с Украиной, ведь если быть честным, то за пять истекших лет ничего не изменилось, не устранены причины, которые привели к лишению российской делегации права голоса". Сигнал, который тем самым посылает Совет Европы, состоит, по его словам, в том, что, оказывается, "ты можешь отхватить части территории соседней страны, подождать пять лет, и, в конце концов, критики умолкнут".

Эстонский профессор смотрит на вещи с глобальной точки зрения. Главный вопрос для него заключается в том, "не осталась ли Россия и после распада Советского Союза если не империей, то страной с имперским образом мышления".

В этом, по мнению Мельксоо, собственно и заключается главная проблема для будущего Совета Европы. "Мы можем вернуть право голоса российским парламентариям, но что произойдет, - спрашивает он, - если в российском руководстве решат, что имперский проект совместим с правами человека"?

Санкции противоречат уставу Совета Европы

Совсем по-другому аргументировал на конференции в Берлине юридический советник Генерального секретаря Совета Европы, внештатный профессор института Европы при университете Саара Йорг Полакевич (Jörg Polakiewicz).

Он тоже считает, что Россия нарушила международное право, аннексировав Крым и поддерживая сепаратистов на востоке Украины, но механизм санкций, который в ответ применил Совет Европы, противоречил его уставу. Многие СМИ, в том числе, весьма уважаемые, по его словам, не разобрались в ситуации.

Неверно считать, заявил Полакевич, что Россия, дескать, поставила ПАСЕ на колени, что Совет Европы изменил свои правила в угоду Москве. "Какими бы благими намерениями ни руководствовались члены ПАСЕ, когда вводили так называемые санкции против российской делегации, - указал он, - избранный ими механизм (непризнание полномочий российских парламентариев. - Ред.) был весьма проблематичным с точки зрения устава Совета Европы или даже противоречил ему".

Так что у России, по его оценке, были основания перестать платить свои членские взносы. Принятая же резолюция, считает Полакевич, просто привела регламент и свод правил Совета Европы в соответствие с его уставом. "Я не собираюсь защищать Россию, - заявил он, - но Совет Европы - это не та организация, которая может принести мир на восток Украины и аннулировать аннексию Крыма, этим должны заниматься ООН и ОБСЕ".

https://www.dw.com/ru/%D0%B2-%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%8F%D1%82-%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%B5/a-49363980

РННА

Голос Америки: Латвия ужесточает запрет на использование тоталитарной символики


По оценке латвийских экспертов, символику СССР, в основном, использует часть русскоязычной молодежи

Сейм Латвии большинством голосов принял в третьем, окончательном чтении законопроект, ужесточающий запрет на использование советской и нацистской символики. Документ обретет силу закона после его подписания президентом республики.

Запрет распространяется на использование флага, герба и гимна Советского Союза, а также соответствующих символов Латвийской ССР и нацистской Германии – советских серпа, молота и пятиконечной звезды, а также нацистской свастики.

Уже действующий в Латвии с 2013 года запрет на использование в определенных ситуациях этих символов также будет теперь распространяться на памятные, праздничные и развлекательные мероприятия. Под запрет попали и военные формы времен Советского Союза и Третьего рейха.

Вместе с тем, законопроект допускает исключения в тех случаях, когда это не связано «с прославлением тоталитарных режимов или оправданием их преступлений».

Инициатор законопроекта – депутат Сейма Латвии Андрей Юдин – пояснил, что запрет не касается советских наград, которые носят ветераны войны: «Ветеранов мы вообще не имеем права трогать. Это их награды. Если кто-то другой возьмет медаль или какую-то награду и будет прославлять режим и использовать эти предметы – будет какая-то ответственность».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила прокомментировать этот документ латвийских экспертов.

«Для одних это прикольно, для других – способ самоидентификации»

Ведущий исследователь Института философии и социологии Латвийского университета Каспарс Зеллис отметил, что тяготение к советской символике испытывают представители не только старшего поколения жителей Латвии. «Можно увидеть довольно много молодых людей, которые одевают, например, майки с гербом СССР или носят символику НКВД. А на 9 мая наряжаются в форму Советской армии образца 40-х годов.

Это – феномен, который мы называем post-memory, или “после воспоминаний”. Он приходит к молодому поколению уже не из уст их дедов, которые участвовали в войне, но главным образом из фильмов, книг, театральных постановок и масс-медиа, где говорится о событиях Второй мировой войны. И все эта продукция, пронизанная ностальгией по былому времени, приходит в Латвию из России», – свидетельствует Зеллис. И добавляет, что все сказанное относится той части молодого поколения, «которое настроено экстремистски и прокремлевски. Те, кто не может увидеть своего места в сегодняшней Латвии».

Это подтверждает и другой собеседник Русской службы «Голоса Америки» – историк и политический обозреватель Марис Зандерс. «9 мая довольно много молодых людей используют ту или иную символику. Для одних это просто “прикольно”, для других – некий способ самоидентификации. Кстати, в начале 90-х годов у многих в Латвии, включая меня, была “розовая мечта”, что молодые русскоязычные жители нашей страны выберут в качестве объектов самоидентификации старообрядцев, или белогвардейцев, которых в довоенное время в Латвии было довольно много. Но этого не произошло – русскоязычная молодежь, в основном, идентифицирует себя не с дореволюционной Россией, а с Советским Союзом», – отмечает он.

Что же касается молодых латышей, то они, по словам Зандерса, «настроены к советской символике не то чтобы негативно, а скорее – безразлично. Острого чувства неприятия этого у них нет, для них это чужое, поскольку они выросли на других символах».

«Из России будут троллить, но новых санкций не последует»

Известно, что российские власти крайне болезненно относятся к переосмыслению советского прошлого бывшими союзными республиками и странами, ранее входившими в так называемый «восточный блок». И на любые действия здесь, которые Кремль считает «враждебными» или даже «русофобскими», Россия отвечает дипломатическими демаршами, экономическими санкциями и политическим давлением.

Готова ли Латвия к тому, что вследствие принятия обсуждаемого законопроекта, ее отношения с Россией могут еще больше охладиться?

Марис Зандерс считает, что эти отношения и так уже испорчены настолько, что становиться хуже просто не могут. «Будет брошена еще одна шашка на территорию латвийского посольства? Так мы к этому уже привыкли. Российский транзит через нашу территорию и так уже дышит на ладан. Что остается? Нам объявят войну? Конечно, я утрирую, и этого не произойдет, а все остальное уже было», – замечает латвийский эксперт.

Каспарс Зеллис напоминает, что с начала 90-х годов в Латвии, фактически, был поставлен знак равенства между сталинским и гитлеровским режимами. «И эта концепция не менялась на политическом уровне уже более двадцати пяти лет. И это сравнение, я думаю, не является для Кремля чем-то новым. Конечно, из России будут троллить этот закон, но никаких новых санкций против латвийских историков и политиков, голосовавших за него, я думаю, не будет», – полагает ведущий исследователь Института философии и социологии Латвийского университета.

«Из плохих ситуаций не всегда есть хороший выход»

О сходстве тоталитарных режимов (в частности – советского и нацистского) говорили еще диссиденты в СССР. В конце 80-х – начале 90-х об этом стали говорить во всеуслышание, однако сейчас такое сравнение отвергается российскими властями и прессой.

Что же касается общественного мнения по этому поводу то правозащитник и публицист Александр Подрабинек считает, что ничего определенного здесь сказать нельзя. В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» он отметил: «Что думает большинство по тому или иному поводу, в России – установить невозможно. У нас нет ни нормальных выборов, ни нормальных социологических опросов, и сохраняется только общее впечатление, а вообще говоря – субъективное мнение о том, что думает большинство. А это – ненадежный инструмент».

Вместе с тем, Подрабинек согласен с тем, что значительная часть российского населения оскорбляется тем, что коммунизм может быть приравнен к нацизму: «Это – дань своей собственной истории, когда людям хочется, чтобы у них все было хорошо не только в будущем, но и в прошлом. Так им комфортнее жить. И, конечно, это – следствие массированной пропаганды, которая вдалбливает людям в головы мысль о том, что история их страны состоит из одних героических страниц, и ничего плохого в ней не было».

Говоря о новом латвийском законопроекте, ужесточающем ответственность за использование символики тоталитарных режимов, Александр Подрабинек подчеркивает: «Конечно, общественные настроения гораздо важнее, чем законодательные нормы. Потому что закон – есть производное от желания общества жить тем или иным образом. Если в обществе нет единого мнения, например, по поводу советской символики, то можно принять закон, который ограничивает ее распространение. Насколько это будет эффективным? Трудно сказать. Но из плохих ситуаций не всегда есть хороший выход. И многолетняя оккупация Латвии Советским Союзом была плохой ситуацией, и даже после окончания оккупации трудно справиться с ее негативными последствиями. И вот ограничение распространения советской символики – это попытка справиться с такими последствиями. А насколько она хороша или плоха – покажет время».

Подытоживая свой комментарий, он заметил, что на месте латвийских законодателей он считал бы данную меру чрезвычайной и временной, поскольку она является средством противостояния остаткам советской идеологии и практики в Латвии. «Вообще, система ограничений символики, языка и информации может завести очень далеко. С этим надо быть очень осторожным. И я – абсолютный сторонник Первой поправки американской Конституции, которая не разрешает каким-либо образом ограничивать свободу слова и вероисповедания. Это – фундаментальная ценность, которая прилагается к американской Конституции, и, я думаю, что этой норме следует быть верной и другим демократическим странам. Это – цель, к которой надо стремиться», – заключил Александр Подрабинек.

Анна Плотникова

Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

https://www.golos-ameriki.ru/a/latvia-totalitarian-symbols-law/4974548.html
РННА

Радио "Свобода": Полиция устала от доносов


Акция протеста против мусорного полигона на станции Шиес в Архангельске

Участковые полицейские города Котлас Архангельской области попросили администраторов местных групп в социальной сети "ВКонтакте" заблокировать пользователя Ольгу Ильину – 68-летнюю местную пенсионерку. С момента вступления в силу закона "О неуважении к власти" Ильина написала в полицию десятки доносов на комментаторов в этих группах и продолжает это делать. По ее доносам полиция уже возбудила несколько административных дел, одно из них закончилось для жительницы Котласа Светланы Бакшеевой штрафом в 30 тысяч рублей. Радио Свобода побеседовало еще с несколькими жертвами Ильиной, аналогичные дела которых сейчас находятся в суде. В их числе – электрик Дмитрий Попперек, которому помогает отстаивать свою правоту правозащитная организация "Агора".

Радио Свобода подробно писало практически обо всех административных делах по части 3 статьи 20.1 российского Кодекса об административных правонарушениях. Дмитрий Попперек стал одиннадцатым человеком, в отношении которого был составлен протокол по этой статье (полный список таких дел публикует в Телеграме глава "Агоры", правозащитник Павел Чиков). В Котласе, как и в других городских группах населенных пунктов Архангельской области, сейчас много обсуждают строительство мусорного полигона рядом со станцией Шиес, поэтому недостатка в критических комментариях в адрес российского президента, правительства и местных властей здесь нет.

Впрочем, ни Попперек, ни Бакшеева пока не знают, за какие именно комментарии или посты на них составлен протокол: в полиции им не дали ознакомиться с материалами дела. Суд по делу Бакшеевой и вовсе прошел без ее участия. Оба котлашанина, возможно, смогут увидеть их позже: Бакшеева – во время апелляции на решение суда первой инстанции, Попперек – после удовлетворения поданного в среду ходатайства об ознакомлении со своим делом.

У дел Бакшеевой и Попперек есть одна общая деталь: административные протоколы были составлены на них по заявлению одного и того же человека, 68-летней местной жительницы Ольги Ильиной. По словам участковых полицейских, с начала действия закона "О неуважении к власти" она буквально засыпала их доносами. Участники городских групп уже выяснили, что Ильина писала в них с разных аккаунтов под разными именами. Некоторые из них уже заблокированы или удалены. Пострадавшим от доносов Ильиной удалось даже узнать её адрес, но лично с пенсионеркой пока никто не сталкивался: адвокат "Международной Агоры" Станислав Селезнёв, представляющий интересы Попперек, говорит, что рассчитывает добиться вызова Ильиной в суд во время рассмотрения дела своего подзащитного. По словам Селезнёва, на доносе было основано как минимум еще одно дело о "неуважении к власти" – против жителя поселка Изобильный Ставропольского края Ивана Пахно, назвавшего Владимира Путина "фарисействующий убожеством" и словом, которое чаще всего применяли по отношению к российскому президенту во время событий украинской "Революции достоинства".

Collapse )