?

Log in

No account? Create an account

August 17th, 2019

В среду Пресненский районный суд Москвы отправил в СИЗО 34-летнего Константина Котова — программиста, который стал обвиняемым по уголовному делу о неоднократных нарушениях порядка организации или проведения митинга. Обвинение по этой редкой статье (212.1 УК РФ) задержанному после митинга 10 августа Котову предъявили накануне. Статья получила название «дадинской» — по фамилии пока единственного осужденного по ней гражданского активиста Ильдара Дадина. В 2015 году его приговорили к трем годам лишения свободы. В феврале 2017 года, после решения Конституционного суда, приговор Дадину был отменен Верховным судом за отсутствием состава преступления, и Ильдар вышел на свободу.

…В коридоре Пресненского суда — столпотворение и духота. Ощущение, что воздух не двигался. Кто-то махал Конституцией вместо веера…

Поручительства за Котова подписали более 50 человек, лично поддержать его пришли писатели Людмила Улицкая и Виктор Шендерович, поэт Игорь Иртеньев, режиссер Олег Дорман, лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский и многочисленные «коллеги» по митингам и акциям.

«Давай в стихах», — советовала Иртеньеву фотожурналист и подруга Котова Виктория Ивлева.

Иртеньев прямо в коридоре писал свое поручительство.

Среди других поручителей — несколько муниципальных депутатов Москвы, мама фигурантки дела «Нового величия» Анны Павликовой и совершенно обычные люди.

Read more...Collapse )
Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов о причинах протестов и к чему они могут привести

1

Мы живем в мире, где слишком многое — не таково, каким кажется. Конечно же, и в былые времена люди проявляли склонность к обману и самообману. Но только сегодня можно с уверенностью сказать, что один из двух основных по степени распространенности в мире политических режимов — электоральный авторитаризм, существующий, в числе прочих, и в нашей стране, целиком построен на лжи. У Джорджа Оруэлла свирепое тоталитарное государство поддерживало свою власть, манипулируя сознанием одних подданных и отупляя других. Возможно, что это пророчество еще сбудется в почти буквальном виде, с правкой на новые технологии. Скажем, в Китае. Но нельзя исключить и того, что прогноз Оруэлла уже материализовался во многих странах, включая Россию, хотя и в несколько ином виде.

И действительно, современный электоральный авторитаризм мало похож на мрачный, почти аскетический даже для правящего класса мир Оруэлла. Нынешние диктатуры отличаются гедонизмом и даже некоторой веселостью или, во всяком случае, цинизмом, который порой забавляет. Но по уровню лживости они далеко превосходят любую систему оруэлловского типа. Дело в том, что электоральный авторитаризм лжив по определению, по своей природе. Он хочет казаться тем, чем не является, и сознательно подчиняет все свои высказывания и действия тому, чтобы обосновать ложные претензии.

Нынешние диктатуры отличаются гедонизмом и даже некоторой веселостью или, во всяком случае, цинизмом, который порой забавляет. Но по уровню лживости они далеко превосходят любую систему оруэлловского типа

Главная цель режимов такого типа, как и любой иной разновидности авторитаризма, состоит в том, чтобы любой ценой сохранить власть, исключить ее сменяемость. Для достижения этой цели можно — и даже нужно — репрессивными мерами подавлять любую оппозицию, которая начинает представлять реальную угрозу. Но вот хорошего оправдания этой цели у таких режимов нет.  Нет ни помазанника божьего, действующего по промыслу небес, ни грандиозного проекта вроде строительства коммунизма или улучшения человеческой породы путем расовой селекции. Современным авторитарным  режимам приходится оправдываться тем, что они остаются у власти по воле народа. Поэтому они притворяются демократиями.

2

В России эта ложь значительно облегчается тем, что в девяностые годы сама идея демократии была в значительной степени дискредитирована. Поэтому переход к электоральному авторитаризму, который произошел, по моей оценке, в середине нулевых, остался почти незамеченным широкой публикой. Репрессивные действия носили тогда точечный характер. Основным средством для установления авторитаризма стали ползучие институциональные изменения: создание «вертикали власти» после отмены губернаторских выборов, а также зачистка партийной системы и такое изменение системы выборов, которое уже тогда практически исключило победу оппозиции. Эти меры, в сочетании с нефтяным процветанием того памятного десятилетия, сделали режим на какое-то время неуязвимым.

Но в 2011 году этого оказалось недостаточно. Контроля над институтами вполне хватило на то, чтобы ни один по-настоящему оппозиционный политик не прошел в Думу, но не хватило на то, чтобы граждане сочли такой результат справедливым. И граждане вышли на площади. Именно тогда, в декабре 2011 года, начался тот этап политической истории страны, на котором мы остаемся и сегодня.

Электоральные авторитарные режимы достигают консолидации, сочетая два основных метода — институциональные и политические манипуляции, которые придают им либерально-демократическую видимость, и репрессии. Эти два метода применяются сбалансировано, и декабрьские события 2011 года особенно ясно это показали.

С одной стороны, известная речь  тогда еще президента Дмитрия Медведева, произнесенная как ответ протестующим на Болотной и Сахарова зимой 2011-2012 годов, действительно содержала обещание некоторой либерализации, и я бы сказал, что это обещание было выполнено — но ровно в той мере, в какой режим мог это себе позволить, не жертвуя своей основной целью. Правила регистрации партий были облегчены, но так, чтобы по-настоящему оппозиционные организации оставались вне игры. Губернаторские выборы — восстановлены, но так, чтобы побеждали на них только кандидаты, получившие от Кремля «добро».  Избирательная система — изменена, но так, что «Единая Россия» даже получила дополнительное преимущество.

Одновременно, уже в ходе президентской кампании 2012 года и сразу после нее, режим начал стремительно наращивать свою репрессивную составляющую. В краткосрочном плане это вылилось в ряд политических процессов и иные меры, направленные против оппозиции. В долгосрочном плане это проявилось в законодательстве против «иностранных агентов», которое нанесло мощнейший удар по независимой социальной активности в России, а также в титанических усилиях по укреплению репрессивного аппарата, его тщательной подготовке к подавлению массовых волнений. Главным продуктом этих усилий стала Росгвардия, которая пришла на смену неэффективным Внутренним войскам.

Понятно, что этим усилиям властей весьма способствовала патриотическая эйфория 2014 года. Но понятно и то, что это было ситуационным, обреченным на постепенное вымывание, фактором. Между тем для оппозиции события 2011-2012 годов тоже не прошли бесследно. Во-первых, стало очевидно, что в российском обществе — во всяком случае, в крупных городах — есть потенциал к мобилизации недовольства в форме массового протеста. Во-вторых, началось формирование организационных структур этой новой оппозиции, а также ее политического актива. Таким образом, возник новый потенциал для борьбы за демократию.

3

Этот потенциал проявился в ходе недавних выступлений, связанных с выборами в Мосгордуму. С точки зрения политической мобилизации граждан, эти события подтвердили, что органическая лживость режима по-прежнему способна вызывать у довольно значительной группы населения непосредственную, острую эмоциональную реакцию, без которой не бывает уличных протестов. Более того, эта реакция возникла по поводу, который следует признать более адекватным, чем в 2011 году. Ведь фальсификации результатов выборов — это вторичный и не обязательный элемент электорального авторитаризма, а вот недопуск к выборам оппозиционных партий и кандидатов — один из основных инструментов для поддержания диктатуры.

Более важен другой аспект. Власти сделали все для того, чтобы регистрация оппозиционных кандидатов стала технически невозможной. Избиркомы и привлеченные ими «эксперты» могут легко дисквалифицировать любое количество подписей любого качества. Расчет был на то, что оппозиция и пытаться не станет. Но этот расчет не оправдался. Подписи были собраны, и уж точно не менее убедительные, чем у официальных кандидатов, «самовыдвеженцев».  Несомненно, это потребовало значительных – и довольно скоординированных – усилий от целой группы политиков, объединенных общей целью. Иными словами, это потребовало организации. И выяснилось, что она у российской оппозиции есть.

Политическая деятельность в условиях электорального авторитаризма парадоксальна. Существуют легальные способы зарегистрировать партию, обзавестись офисом, даже участвовать в выборах под партийным флагом. Но все эти блага достаются политикам ценой лояльности властям. Поэтому по-настоящему оппозиционная деятельность возможна в рамках непартийных структур. Недавние события показали, что в Москве основной такой структурой стал Фонд борьбы с коррупцией. Именно соратники Алексея Навального стали ядром группы «незарегистрированных кандидатов», оказавшихся в центре протестов. В России сформировался политический актив, установки и формы деятельности которого адекватны природе режима.

Менее широко были замечены усилия властей, направленные на организационный разгром оппозиции, то есть меры, направленные против ФБК и каналов его финансирования

4

Ответ на действия оппозиции был прямолинейным и логичным. С одной стороны, беспрецедентные репрессии против участников массовых выступлений должны были показать, что уличная протестная активность – опасное занятие, от которого лучше держаться в стороне. Эти репрессии были заметны, вызвали довольно широкую общественную реакцию. К сожалению, менее широко были замечены усилия властей, направленные на организационный разгром оппозиции, то есть меры, направленные против ФБК и каналов его финансирования.

Между тем, именно борьба против организационных ресурсов оппозиции приобретает теперь для властей первостепенное значение. Один из уроков, которые можно извлечь из событий 2011–2012 года, состоит в том, что даже по-настоящему массовый, сильно эмоционально мотивированный протест может уйти в песок, если он не подкреплен организацией, то есть сочетанием структурированного актива и эффективного руководства. Вопрос о том, сумеет ли ФБК восстановиться в каком-то виде после разгрома, который ему готовят власти, остается, естественно, открытым. Но этот вопрос имеет ключевое значение для перспектив борьбы за демократию в России.

Нет никаких оснований считать, что будущее сулит этой борьбе быстрый и легкий успех. Режим продолжает решать свои рутинные задачи. Главная из них состоит в том, чтобы тем или иным способом обеспечить за Владимиром Путиным сохранение фактической власти после 2024 года. Думаю, что власти предпочли бы такой способ, который позволил бы сохранить хотя бы какие-то элементы либерально-демократического антуража. Поэтому выборы не отменят. Если же зачистка оппозиции приведет к удовлетворительному для властей результату, то я бы не исключил и каких-то мер, направленных на косметическую либерализацию режима. Один из парадоксов электорального авторитаризма — то что репрессии и либерализации идут рука об руку, и успешность подавления реальной оппозиции служит мерой того, насколько щадящие условия можно создать для более лояльных критиков режима.

Однако и положение оппозиции, пусть и трудное, отнюдь не безнадежно. С течением времени лживая природа режима будет проявляться все более наглядно, подталкивая граждан к эмоциональному протесту, выливающемуся на улицы. К этому могло бы добавиться растущее недовольство ухудшением экономических условий, связанным с плохим качеством управления и внешнеполитическим авантюризмом. Однако оппозиции нужно приложить еще значительные усилия к тому, чтобы повернуть это стихийное недовольство в политическую плоскость. И нужно помнить, что борьба будет долгой, а ключевым условием успеха станет эффективная организация.

Голосов.jpg




https://newtimes.ru/articles/detail/183804/


Более 60 тысяч человек вышли 10 августа на проспект Сахарова в Москве на согласованный митинг за допуск независимых оппозиционных кандидатов на выборы в Московскую городскую думу и против произвола властей.

На акции, кроме известных журналистов, активистов, Фейса и его возлюбленной Марьяны, группы "Кровосток", Поперечного, Оксимирона, были также влюбленные, ЛГБТ-активисты, провокаторы, студенты и просто горожане, не довольные позицией Центризбиркома и других властных структур в связи с предстоящими выборами в столичный парламент.

Сразу после окончания митинга многие его участники попытались отправиться в прогулку по городу. Полиция и Росгвардия задерживали всех подряд – несовершеннолетних, женщин, инвалидов и даже случайных прохожих с "незаконной курицей".

Смотрите фильм "Фейс за Россию, Оксимирон за Жукова" команды проекта "Признаки жизни".


https://www.svoboda.org/a/30113030.html

Глава крупнейшей в Гонконге авиакомпании Cathay Pacific («Кэтэй пасифик») Руперт Хогг в пятницу неожиданно подал в отставку, фактически присоединившись к кампании неповиновения нарастающему наступлению Пекина на права и свободы бывшей британской колонии. Один из самых высокооплачиваемых менеджеров этой территории выразил тем самым нежелание подчиниться требованию властей КНР о массовом увольнении персонала, принимающего участие в акциях протеста.

Поначалу Руперт Хогг согласился, правда, отправить в отставку двух пилотов, присоединившихся к манифестантам. Однако пекинские власти, имеющие 30 процентов акций авиакомпании, требовали широких репрессий, и менеджер предпочел уйти. Это стало громкой шокирующей новостью для западной деловой печати и новым индикатором нарастающего кризиса в процветающем буржуазном Гонконге, жители которого не желают становиться обычными гражданами КНР, где не существует независимого суда, свободной печати и даже урезанного в правах парламента.

Read more...Collapse )


Еще один свидетель по делу «Нового величия» помог защите разрушить стратегию прокуратуры

карточка процесса

Где: Люблинский районный суд Москвы

Кто: Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Петр Карамзин, Вячеслав Крюков, Анна Павликова, Мария Дубовик, Сергей Гаврилов и Максим Рощин

Статья: 282.1 УК («Создание и участие в экстремистском сообществе»)

Стадия: допрос свидетелей обвинения

Грозит: от шести до десяти лет лишения свободы

В Люблинском суде Москвы допросили свидетельницу, которая сдавала офис для участников «Нового величия». Она рассказала, что сотрудники ФСБ и оперативник из Центра «Э» просили ее не разглашать детали получения денег за аренду и не говорить, кто снимал у нее помещение. А один из обвиняемых по делу Руслан Костыленков попросил дать ему слово, чтобы выступить с опровержением всех «экстремистских «моментиков», которые добавил следователь».

Напомним, десять участников движения «Новое величие» были задержаны 15 марта 2018 года по обвинению в создании экстремистской организации с целью насильственного свержения власти. Четверо обвиняемых по-прежнему содержатся в СИЗО: Руслан Костыленков, Петр Карамзин, Дмитрий Полетаев и Вячеслав Крюков. Остальная четверка находится под домашним арестом: Анна Павликова, Мария Дубовик, Сергей Гаврилов и Максим Рощин.

5 августа в суде допросили сотрудника из Центра «Э» по ЮВАО Дениса Чижова. Как выяснилось, именно он занимался разработкой и слежкой за участниками «Нового величия». Он рассказал, что в декабре 2017 года получил оперативную информацию о новом экстремистском сообществе и стал ее проверять. Участники движения собирались в помещении в торговом центре на Братиславской. С самого начала там велась прослушка, за которую непосредственно отвечал Чижов. «У группы был офис. Там они осуществляли политическую координацию. Задачей группы являлось свержение власти, проведение диверсий на выборах 2018 года. Мы стали проводить разведывательные мероприятия: видео- и аудиопрослушку», — сказал Чижов.

8 августа на повторный допрос вызывали Рустама Рустамова, который признал вину по делу, заключил сделку и уже приговорен к двум годам условно за пособничество в участии в экстремистском сообществе (ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 282.1 УК РФ). На одном из заседаний Рустамов говорил, что обвиняемые «учились стрелять и кидать бутылки с зажигательной смесью» и собирались поджечь офис «Единой России». Костыленков не выдержал и попросил выступить с пояснениями после допроса Рустамова: «Я познакомился с Рустамовым в 2010 году, часто был у него в гостях. Он так же, как и я, не симпатизирует действующей власти, мы часто обсуждали политику». По словам Костыленкова, в 2012–2018 годы они с Рустамовым «раз в квартал» выезжали на заброшенную стройку, чтобы пострелять, «покидать бутылки». Для них это было обычным времяпрепровождением, объяснил подсудимый.

«Если меня следствие изображает монстром и радикалом, почему я на протяжении шести лет, обладая навыками владения оружия, так и не поджог государственные здания, штабы «Единой России», не убил ни одного сотрудника полиции, не дрался с федералами? Структура обвинения начинает давать трещину», — заявил Костыленков.

Костыленков рассказал, что они действительно 10 декабря 2017 года вместе с Крюковым, Павликовой, Полетаевым и Рощиным ездили на заброшенную стройку, чтобы пострелять по мишеням. К ним приезжал Рустамов, привозил канистру с бензином, машинное масло и ружье «Сайгу». Костыленков назвал ложью, что они бросали бутылки с зажигательной смесью и стреляли по мишеням, представляя полицейских.

Он вспомнил еще пару встреч, на которых они собирались «просто пострелять по мишеням», для них «это было развлечением, а «экстремистские моментики» добавил следователь». «Мотив у Рустамова был простой — материальная выгода. Я ему оплачивал патроны, топливо, платил пару тысяч рублей. Он говорил, что хочет продать ружье, и ему было выгодно перед продажей использовать все свои патроны», — объяснил Костыленков.

По его словам, на тренировках обсуждали сам процесс стрельбы, про политику говорили «чуть-чуть». Руслан Д. (защита считает его провокатором спецслужб. А. К.) с ними был дважды и называл их встречи тренировками.

— Кто был инициатором? — уточнила защита.

— На одной из встреч на Братиславской я упомянул, что у меня есть товарищ, у которого есть оружие. [Руслан] Данилов сразу подхватил и настоял устроить встречу с ним, чтобы пострелять, — объяснил подсудимый.

— Как себя вели остальные?

— Молча, просто участвовали в процессе. Никто инициативу не проявлял.

Рустамов не проронил ни слова, про него словно забыли, не задав ни одного вопроса. Прокуратура предложила его отпустить и изменить порядок представления доказательств — вместо допроса свидетелей приступить к изучению письменных материалов дела и просмотреть несколько видеозаписей. Пока в суде успели исследовать устав «Нового величия», протоколы собраний, финансовые документы — как отметили защитники, эти материалы никем не были подписаны и неизвестно их происхождение.

На последнем заседании, 16 августа, прокуратура снова поменяла ход процесса и продолжила допрос своих свидетелей. В суд пригласили Юлию Куницыну, которая сдавала в аренду помещение для собраний участникам «Нового величия». Она рассказала, что именно Руслан Д. откликнулся на ее объявление в интернете и сразу согласился оплатить аренду. Помещение — комната с партами, учительским столом и доской.

По словам Куницыной, 17 декабря 2017 года Руслан связался с ней и предложил встретиться. Он показал ей журналистское удостоверение, объяснив, что ему нужно помещение, чтобы «создать какой-то журнал, и для этого им нужно тихое место». Он попросил ее сдать им помещение без оформления договора, свидетельница согласилась на эти условия.

Оплата аренды почасовая — 450 рублей в час. Обычно Руслан писал Куницыной по WhatsApp и просил заранее предоставить помещение. «В начале января они часто встречались», — отметила свидетельница. Офис обычно снимали на 3–4 часа, собрания проходили по выходным. Примечательно, что Руслан еще снимал помещение и по вторникам, когда собрания не проводились, но что он там делал — до сих пор загадка.

В общей сложности помещение снимали 5–6 раз, первый платеж в 10 тысяч рублей она получила от Руслана наличными, остальную сумму ей переводили на карту. Свидетельница показала в суде квитанции об оплате аренды и распечатку с перепиской с Русланом Д. В частности, один из платежей она получила от некоей Светланы Викторовны, а другой — от Раду Владимировича З. Кто они такие — в материалах дела нет никакой информации. Как выяснилось, перед допросом у следователя опер Чижов и сотрудники спецслужб встречались с Куницыной в ресторане и настоятельно просили ее не говорить об этих переводах и о том, кто снимал у нее офис.

«Сотрудники ФСБ просили никому не сообщать информацию о способе перевода денег. В интересах следствия эта информация не должна всплывать. Они говорили, что, если меня куда-то будут вызывать, нужно сразу звонить им. Перед тем как меня вызывали свидетелем в суд, мне позвонил он [Чижов] и сказал, чтобы спокойно шла в суд и помнила, о чем мы с ним договаривались», — добавила Куницына.

Для прокуратуры эти показания оказались сюрпризом. Обвинитель стал задавать наводящие вопросы свидетелю. За Куницыну заступились адвокаты и потребовали, чтобы прокурор прекратил оказывать давление на женщину. Она несколько раз повторила, что уверена, что общалась с сотрудниками ФСБ, поскольку они ей показали документы.

Защита попросила дать им дополнительное время, чтобы выработать общую позицию. Они намерены повторно вызвать на допрос Чижова и выяснить все обстоятельства, о которых рассказала свидетельница.

— Действия Чижова говорят о должностном преступлении! — воскликнули адвокаты.

— Перерыв нужен не только вам, — ответил судья и отложил слушания до 19 августа.

Андрей Карев

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/17/81640-struktura-obvineniya-daet-treschinu
Беседа с сотрудником Музея Варшавского восстания Шимоном Недзелей.
   Błyskawica -    .          .
Копия повстанческой радиостанции "Błyskawica" - экспонат Музея Варшавского восстания. Оригинал радостанции был сконструирован по приказу Главной комендатуры Армии Крайовой.Foto: PAP/PRZEMEK WIERZCHOWSKI

Тема Варшавского восстания, 75-я годовщина которого широко отмечается памятными мероприятиями, часто звучит в наших передачах. На этот раз мы представим ее в научно-популярной рубрике. И связана она как с самим Варшавским восстанием, так и с историей радио. Наличие радостанции в оккупированном городе, поднявшемся на борьбу с оккупантом, само по себе было феноменом. Очередным удивительным фактом можно считать то, что сигнал радиостанции Армии Крайовой "Błyskawicа" («Молния») мог доходить даже до побережья Соединенных Штатов. Это была первая польская радиостанция времени Варшавского восстания, действовавшая до окончания боев.

- О том, как выглядела радиосвязь в период Варшавского восстания, и почему радио, борьба словом была почти такой же важной, как с оружием в руках, рассказывает научный сотрудник Музея Варшавского восстания Шимон Недзеля:

Шимон Недзеля: Связь в каждой борьбе имеет очень большое значение, особенно в Варшаве, где отдельные районы были лишены связи между собой.  Поэтому еще до начала восстания разрабатывались планы по обеспечению связи в случае вооруженной борьбы.

- Эту связь обеспечил необыкновенный человек, радиолюбитель - коротковолновик Антони Зембик, который в 1943 году в Ченстохове сконструировал радиопередатчик мощностью 200 ватт. Позывным сигналом радиостанции "Błyskawicа" была мелодия «Варшавянки».

Шимон Недзеля: Транспортировка радиостанции была очень нелегкой, ведь ее надо было доставить из Ченстоховы в Варшаву. Но ее удалось перевезти в столицу, в район Мокотув, на улицу Гуцульскую. 1 августа кто-то получил приказ доставить радиостанцию в центральную часть города. Этот человек выполнил приказ, хотя сам он при этом погиб, и ему не удалось довезти в первоначальное место назначения, на улицу Мазовецкую 10.

- Транспортировку радиостанции осложнили уличные бои, ее пришлось оставить в сарае на углу улиц Хмельна и Велька. Так началась история «Молнии»:

Шимон Недзеля: В течение нескольких дней радиостанция подвергалась риску, связанному с большой влажностью, дождями. Когда повстанцы ее нашли, польские инженеры, в том числе Чеслав Бродзяк, должны были усиленно поработать, чтобы она работала в соответствии с техническими характеристиками. Это была огромная работа.

- Наконец, 8 августа 1944 года  из здания Почтовой сберегательной кассы на улице Ясной раздалось первое сообщение. В эфире прозвучало: «Передает станция "Błyskawicа". Это был голос известного польского диктора Збигнева Свентоховского.

Шимон Недзеля: Знаменитые слова: «Говорит "Błyskawicа", радостанция Армии Крайовой. Дух Варшавы прекрасен, ее женщины прекрасны, и даже дети проявляют мужество» стали определенным символом. Характерный тон, которым призносил эти слова Свентоховский был фактически видом борьбы с врагом. Дикторами на этом радио были и другие знаменитости - литератор, сатирик Иереми Пшибора, поэт Мечислав Убыш. Услышанные по радио слова на польском языке для людей во время восстания значили больше, чем еда, а порой даже больше, чем снаряжение и оружие. С одной стороны, очень важно было обращение к варшавянам, к полякам, а с другой - информирование Запада о том, что присходит в Варшаве. О надеждах варшавян, о том, какую они ведут борьбу, о том, какую цену платит Варшава за стремление к свободе. «Мы затронем совесть мира» - это были слова, сказанные в эфире радиостанции "Błyskawicа". Они не оправдались, но те люди имели право  в это верить.

- Коллектив радиостанции "Błyskawicа" был особым батальоном Варшавского восстания, - сказал Шимон Недзеля:

Шимон Недзеля: Таким же, как «Зоська», «Парасоль», «Башта», «Килиньский». Микрофон служил автоматом, а слово - снаряжением. Борьба этого батальона под названием Радио "Błyskawicа" действительно имела огромное значение во время Варшавского восстания.

- Потому что радио не только информировало, но также повышало боевой дух. Повстанцы пользовались также радиостанцией "Burza" («Гроза»). Ее мощность была намного меньше, чем радистанции "Błyskawicа" - всего 18 ватт. Ее привел в действие майор Станислав Новорольский, действовавший под псевдонимом «Звора» - один из пионеров радиотехники в Польше. Используя антенну, установленную немцами на крыше Главной почты, майор Новорольский около полуночи 2 августа вышел в эфир с пробной (тестовой) передачей на волне 52, 1 метра. Радостанция "Burza" также имела большое значение для повстанцев:

Шимон Недзеля: Пальма первенства принадлежит радиостанции "Błyskawicа", поскольку она работала дольше - до 4 октября. Но уже в первые дни восстания была сконструирована "Burza". Ее автора - Влодзимеж Марковский, псевдоним «Рыбка». "Błyskawicа"  работала в разных местах, а "Burza" передавала с 8 августа из одного здания. Так же, как и "Błyskawicа", эта радиостанция информировала варшавян о происходящем в городе, о ходе боев. Передавала также сообщения нашим союзникам. Во время бомбардировки эта станция была уничтожена, но Влодзимеж Марковский сделал ее копию, которая сейчас находится в Музее Варшавского восстания. Стоит отметить, что установление этой станции было очень трудным заданием. Во-первых, необходима антенна. Отмечу, что антенна радиостанции "Błyskawicа" была длиной 31 метр. Антенна на крыше Главной почты, которой воспользовалась "Burzа", была примерно той же длины. И  здесь надо поклониться таланту Влодзимежа Марковского, который сделал эту радиостанцию в очень короткий срок по нарисованной огрызком карандаша схеме. Сравните те условия с сегодняшними, когда у нас есть техника, компьютеры. А тогда вручную нарисованная схема, благодаря героической работе Марковского, превратилась в радиостанцию, помогавшую тысячам людей.  

-  А вот что служило источником информации для повстанческих радиостанций:

Шимон Недзеля: Например, "Burza" часто передавала информацию из бюллетеня Главной комендатуры Армии Крайовой. Но также информаиця собиралась в текущем порядке, в разных местах борьбы в Варшаве, и поступала в редакции радиостанций.

https://www.polskieradio.pl/397/8153/Artykul/2355083,%D0%9E-%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F%D1%85-%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%B2%D1%88%D0%B8%D1%85-%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B5-%D0%B2%D0%BE-%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D1%8F-%D0%92%D0%B0%D1%80%D1%88%D0%B0%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8?fbclid=IwAR0bCf7857l6wwmpJHKnYxYmuepPm1l7bgt2Wgue8sfyIxqzUfakG6ZbvPE



Городская администрация не разрешила оппозиционерам провести шествие, они в свою очередь отказались от идеи собрать очередной митинг

После митинга 3 августа на площади перед Финляндским вокзалом, собравшего по разным оценкам, от одной до трех тысяч участников, петербургская оппозиция объявила о намерении провести Марш за честные выборы.

Члены оргкомитета подали в Смольный заявку на шествие по улицам в центре города, но в администрации эту идею не одобрили и предложили недовольным действиями Горизбиркома маршировать на окраине. В качестве компромисса был санкционирован очередной митинг у Финляндского вокзала, но оппозиционеры отказались от его проведения и в середине недели объявили, что выйдут с одиночными пикетами на Дворцовую площадь и на Невский проспект.

Одним нельзя проводить одиночные пикеты, другим можно неправильно парковаться

О том, почему было принято такое решение, корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» рассказал депутат городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский. Прежде всего, депутат отметил, что он был одним из основных заявителей планируемого изначально шествия. «К сожалению, нам разрешили провести его только в Удельном парке, куда мы не пошли. Сейчас мы будем подавать заявки на следующие выходные, и, может быть, нам все-таки удастся провести нормальную публичную акцию», - выразил надежду Вишневский. И добавил, что в третий раз подряд проводить митинг на том месте, куда приходят провокаторы из прокремлевских движений, оргкомитет «За честные выборы» не видит смысла.

Read more...Collapse )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow