February 4th, 2020

Новая Газета: «Поиски общественного согласия»

Почему несправедливый приговор Котову просят смягчить, но не отменить? Эксперты о позиции прокуратуры

Генпрокуратура попросила кассационный суд снизить срок заключения гражданского активиста Константина Котова до одного года колонии. 5 сентября Тверской районный суд приговорил Котова к 4 годам лишения свободы. Его обвинили в «неоднократном нарушении установленного порядка организации либо проведения митинга».

В январе Владимир Путин поручил генпрокурору Игорю Краснову проверить законность приговора Котова. Затем Конституционный суд указал на неверное применение статьи 212.1 УК РФ в отношении активиста и рекомендовал пересмотреть дело.  Однако Верховный суд отказался реагировать на это решение, сославшись на то, что КС не счел статью 212.1 противоречащей Конституции.

«Новая» спросила у адвоката Марии Эйсмонт и политолога Дмитрия Орешкина о дальнейших планах защиты и о том, с чем связно смягчение приговора Котову.

Дмитрий Орешкин
политолог
«Поклон в сторону условной либеральной общественности»


Владимиру Путину надо поскорее разобраться с Конституцией. Для этого ему нельзя злить народонаселение во всех его проявлениях: ему нельзя ссориться ни с националистами, ни с фашистами, ни с либералами, ни с православными. Поэтому он должен всем во все стороны кланяться. В данном случае это поклон в сторону условной либеральной общественности.

Также, поскольку санкции довольно больно бьют по экономике, а рост экономики за прошлый год по данным Росстата составил всего 1,3%,

Путину надо налаживать отношения с Западом.

Проявить некоторую уступчивость, гибкость, чтобы, не уступая Крыма, вернуться к состоянию, которое называется «business-as-usual». Для этого нужны демонстративные шаги. Вот они и делаются сейчас в сторону Запада: отпускают Нааму Иссахар из Израиля, пытаются дать понять, что Россия ведет себя мирно, сотрудничает в рамках  ПАСЕ (Парламентской ассамблеи Совета Европы).

Идет попытка возрождения отношений с Европой, а на этом фоне кого-то сажать — не очень удачный шаг. Поэтому будут выпускать и говорить, что отсидел уже срок в процессе следствия. То есть это просто поиски общественного согласия и согласия с условно понимаемым Западом.

Мария Эйсмонт
адвокат Константина Котова
«Защита не обсуждает конспирологические теории»


Позиция защиты не менялась с первых минут уголовного преследования Константина Котова. Он не совершал уголовного преступления, в том числе и предусмотренного статьей 212.1 УК РФ, поскольку применение этой нормы невозможно без выявленного Конституционным судом конституционно-правового смысла, который был опубликован сначала в постановлении по делу Ильдара Дадина в 2017 году, а теперь — в представлении по делу Котова. Исходя из этого, в деяниях Константина не содержится состава преступления, поэтому он должен быть немедленно освобожден, уголовное преследование в отношении него должно быть прекращено, а судебные акты, основанные не на законе, о чем в очередной раз сказал Конституционный суд, должны быть отменены.

Ему должно быть разъяснено право на реабилитацию, перед ним должны принести извинения.

От заявления Генпрокуратуры наша позиция никак не поменялась.

Защита также направила жалобы во второй кассационный суд общей юрисдикции, в которых просила отменить незаконные судебные акты, вынесенные в отношении Котова, приговор Тверского суда от 5-го сентября и апелляционное постановление от 14 октября. Защиту не волнуют конспирологические теории, нам не важно, кто какие сигналы уловил в чьих словах. Мы, 15 адвокатов, основываем свою правовую позицию на законе, согласно которому одного неоднократного нарушения установленного порядка проведения массовых мероприятий недостаточно.

Для уголовного преследования человека должен быть нанесен вред здоровью и имуществу. Суды не выявили от деяний Котова никакого вреда здоровью, имуществу, а также не выявили реальной угрозы его применения. Суды произвольно приговорили невиновного человека к наказанию, сопоставимому с наказанием за тяжкие насильственные преступления. Мы никогда с этим не согласимся.

Мы будем бороться за Котова до тех пор, пока его не освободят, оправдают и реабилитируют.

Мы ознакомились с постановлением Генпрокуратуры, мы имеем его в виду, оно никак не повлияло на нашу позицию. Мы ждем встречи во втором кассационном суде общей юрисдикции. Мы не обсуждаем конспирологические теории, не пытаемся понять, что стоит за сигналами, которые один высокопоставленный человек послал другому. Наша цель — добиться освобождения невиновного человека, который на сегодняшний день находится в колонии во Владимирской области.

Фариза Дударова

Польша

«Проект "Названные по имени" создан с целью увековечить память поляков, спасавших евреев во ВМВ


«потому нам следует знать
счесть точно
называя по именам их
дать в дорогу»

Этот фрагмент главы «О необходимости точности» из философской поэмы Збигнева Херберта «Пан Когито», прозвучавший в переводе Марианны Давиши, стал эпиграфом к масштабному проекту Центра исследований тоталитарных режимов - Института Пилецкого «Названные по имени».

- Об идее и сути проекта мы беседуем с научным сотрудником Института Каролем Мадаем (Karol Madaj).

Кароль Мадай: Проект «Названные по имени» создан с целью увековечить память поляков, спасавших евреев во время немецкой оккупации. Они за эту помощь заплатили самую высокую цену, были приговорены к смертной казни. По нашим подсчетам, тех, кто погиб, спасая евреев, было 1000-1200 в масштабе всей оккупированной Польши. У большинства из них нет ни памятников, ни посмертных наград. Лишь в перечне «Праведников мира» есть 125 погибших поляков. По нашему мнению, они все заслуживают того, чтобы о них помнили. Так же считают семьи, которые потеряли близких таким образом. Ведь во многих случах помощь оказывали целые семьи, у которых зачастую нет даже символической могилы. Их родственникам некуда прийти, чтобы зажечь лампадку или положить цветы. И наш проект заполняет этот пробел в памяти, в увековечении памяти людей, которые служат нам, польскому обществу, примером. Потому что именно о таких ценностях, как любовь к ближнему, помощь ближнему, в этом проекте идет речь.

- Как выглядит процесс поиска героев проекта «Названные по имени»?

Кароль Мадай: Прежде всего, мы изучаем архивы Главной комиссии по расследованию преступлений против польского народа. Эти архивы сейчас находятся в Институте национальной памяти. В 60-х-80-х годах велись следствия с целью найти поляков, помогавших евреям во время Второй мировой войны, и в этой группе, по уже составленным ранее спискам, мы ищем тех, кто за эту помощь погиб. Затем сравниваем эти архивы с церковными и государственными архивами, не только в Польше, но и, например, в Германии. Бывает, что какая-то информация содержится в Бундесархив или в архивах концлагерей. Так было в случае Вацлава Будзишевского, который за сокрытие евреев был отправлен в концлагерь Штутгофф, где спустя месяц погиб. И в немецком лагерном документе обозначена его вина: «Скрывал евреев». Полученные из арвхивов сведения сравниваются с воспоминаниями родственников. Это также связано с поездками в места, где будет увековечения память, и поиском живущих свидетелей. Ими могут быть внуки, которые знают эту историю от старших членов семьи. Мы записываем их свидетельства, после чего, для углубления знаний и проверки сведений, сравниваем с израильскими архивами Института Яд Вашем. Потому что в нашем проекте мы стремимся к тому, чтобы также узнавать имена евреев, которых пытались спасти поляки, и которые в большинстве своем погибли вместе с теми, кто их скрывал. Многие данные удается обнаруживать в так называемых еврейских Книгах памяти.

Так было в случае увековечения памяти в Чижево. Мы нашли воспоминания из Книги памяти, написанной в Буэнос-Айресе в 60-х годах, на идише. В этой книге упоминался Франтишек Анджейчик - один из героев нашего проекта, прятавший около 20 евреев под полом своего дома. И все эти люди названы автором воспоминаний по имени и фамилии. Благодаря переводу этой книги с идиша, мы имеет действительно точные данные о том, кем были эти люди, из какого гетто бежали. И можем дополнить эти сведения данными из документации Яд Вашем о жертвах Холокоста. Надо сказать, что это похоже на детективное расследование, исторический детектив. Зная поначалу лишь дату, место и событие, мы отправляемся туда с целью установления других фактов и обстоятельств, а также останков, если они предположительно могут там находиться. Так что из скупой информации о том, что кто-то погиб, разрастается большая история с подробностями. На церемонию увековечения памяти героев мы приглашаем их родственников, и порой эти семьи собираются у нас впервые после долгих лет разлуки. Так было в случае детей Франтишека Анджейчика, которых после убийства немцами отца, разбросала судьба.

А каким образом Институт Пилецкого увековечивается память поляков, которые погибли, спасая евреев? Это памятники, мемориальные доски?

Кароль Мадай: Это большой камень с таблицей из латуни и надписью по-польски и по-английски, содержащей дату трагедии, имя спасавшего, и, по возможности, краткое описание всей истории. Такой камень, своеобразный памятник, мы ставим в месте, где произошли события, или поблизости. В 2019 году мы увековечили память 17 поляков в 9-ти местностях. В 2020 году мы планируем очередные мероприятия. Первое состоится  в Паулинове уже в марте в память об 11-ти поляках, убитых немцами за сокрытие евреев. Не исключено, что к будущему году численность тех, чья память будет увековечена в рамках проекта «Названные по имени», возрасте до 50-ти.

Камень с мемориальной таблицей  в память о Франтишеке Анджейчике. Камень с мемориальной таблицей в память о Франтишеке Анджейчике. Источник: Instytut Pileckiego

- А могли бы Вы кратко рассказать хотя бы одну из историй, которым посвящен проект?

Кароль Мадай: Таких историй очень много, каждая из них действительно потрясает, и трудно решить, какую выбрать. Но я расскажу историю Вацлава Будзишевского, о котором я уже вспоминал. Вацлав Будзишевский жил вместе с родителями Хенриком и Станиславой в селе Жебры-Лясковец в Островском повяте. Неподалеку было гетто, где жили их знакомые, евреи, которые до войны содержали магазин. Эта семья с двумя сыновьями-подростками и дочерью, узнав о ликвидации гетто, попросила Будзишевских о помощи. Будзишевские спрятали их в сарае, где они жили две недели. Но немцы искали бежавших, устраивали облавы, и во время облавы у Будзишевских нашли прятавшихся у них евреев. Всю семью Будзишевских вывели во двор - Вацлава, его младшего брата Стася, а на руках у матери был трехмесячный Константы. Туда же вывели еврейскую семью, чьи мальчики хотели сбежать в лес, но их застрелили. На вопрос немецких жандармов о том, сколько времени Будзишевские прячут евреев, 18-летний Вацлав ответил, что он привел их этой ночью, не сказав родителям. Немцы, найдя виновника, отправили его в концлагерь. Но остальных членов семьи оставили в живых и угнали на работу в Германию. После войны они вернулись, их хозяйство было разрушено, но они рассказали эту историю тому, кто жив по сей день. Это спасенный тогда малыш Константы, от которого мы и узнали эту историю. До сих пор у Вацлава Будзишевского не было даже памятника. Но теперь этим памятником стал камень у костела в местности Нур.   


Константы Будзишевский на открытии мемориального камня Вацлаву Будзишевскому. Константы Будзишевский на открытии мемориального камня Вацлаву Будзишевскому. Источник: Институт Пилецкого

- Мне остается поблагодарить Кароля Мадая - куратора проекта «Названные по имени» из Института Пилецкого и вспомнить еще один эпиграф-цитату. На этот раз из Иоанна Павла II: «Человека надо мерять мерой сердца».

Автор передачи: Ирина Завиша

https://www.polskieradio.pl/397/8260/Artykul/2444284,%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82-%C2%AB%D0%9D%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%C2%BB-%D0%B2-%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D0%BA%D0%B0%D1%85-%D0%BF%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B1%D1%88%D0%B8%D1%85-%D0%B2%D0%BE-%D0%B8%D0%BC%D1%8F-%D1%81%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B5%D0%B2?fbclid=IwAR3b7ZYfGj2Bl9TMjBxKHmKxGfLdzQpxNZZW9PaGrpcDv1jz6pDlPrB8Czo
Польша

Польский историк Анджей Новак: Россия может быть другой



В настоящее время, когда российская власть атакует Польшу на идеологическом фронте, то и дело возникает вопрос: а существует ли альтернатива такого рода отношениям двух стран? В связи с этим вспоминается личность Бориса Савинкова, выпускника варшавской гимназии, участника революционного движения в России, видного деятеля партии эсеров и врага большевиков. Он в 1920 году заключил союз с польским маршалом Юзефом Пилсудским, надеясь на то, что Польша поможет создать «третью Россию», не белую и не красную. Этот проект, на который рассчитывал и Пилсудский, потерпел неудачу. ГПУ выманило Савинкова в СССР в 1924 году. Здесь он, приговоренный к десяти годам тюремного заключения советским судом, покончил с собой год спустя. Проблеме выбора пути России и польскому фактору в этом выборе была посвящена беседа в варшавском Доме Братьев Яблковских, организованная Центром польско-российского диалога и взаимопонимания. В ней участвовал крупнейший исследователь польско-российских отношений профессор Анджей Новак.

Анджей Новак — автор книги „Polska i trzy Rosje: studium polityki wschodniej Józefa Piłsudskiego (do kwietnia 1920 roku)” («Польша и три России: исследование восточной политики Юзефа Пилсудского (до апреля 1920 года)»), заведующий кафедрой истории Восточной Европы Института истории Ягеллонского университета в Кракове и Института истории Польской академии наук, член Национального совета развития при президенте Республики Польша и коллегии Института национальной памяти Польши, председатель совета Центра польско-российского диалога и взаимопонимания, главный редактор научного журнала „Studia z Dziejów Rosji i Europy Środkowo-Wschodniej”.

Профессор Анджей Новак высказал свой взгляд на альтернативные возможности отношений Польши и России, начиная со времен восстановления польского государства в 1918-1920 годах и союза Юзефа Пилсудского с Борисом Савинковым:

Во время революции 1917 года и Гражданской войны 1918-1920 годов противостояли две России — красная и белая. Но была также идея «третьей» России, не ставящей целью возврат в царские времена или путь тоталитарного террора большевиков, а основанная на политических взглядах эсеров. Эсеры, судя по выборам в Учредительное собрание России, были самой популярной в 1917 году политической партией.

Среди эсеров выделялся Борис Викторович Савинков. Он понял в то время, когда уже проиграли Деникин и Колчак, что победить Ленина возможно лишь оперевшись на русское крестьянство, на «зеленых». Савинков понимал, что нужно также найти опору извне. В то время только лишь Польша из всех соседей России действительно боролась против большевизма. И так родилась идея взаимного доверия между Юзефом Пилсудским, который в 1920 году вел борьбу против советской России и Ленина, и Савинковым. На протяжении многих месяцев 1920 года Савинков и те русские, которые были вместе с ним, в т.ч. 3-я армия под командованием генерала Бориса Перемыкина, при поддержке, кстати, Врангеля (хотя он был главой «второй», белой России), понимали, что нужно вместе с Польшей бороться против Ленина. 3-я армия вела подготовку к боям против большевиков летом 1920 года. Эти силы и были «третьей» Россией.

Почему все-таки этот проект не был осуществлен?

Большевики выиграли Гражданскую войну. И было очень трудно еще раз мобилировать население России на новую гражданскую войну. Конечно, оставались очаги сопротивления большевикам, как, например, в Тамбове, махновцы, атаман Григорьев на Дальнем Востоке, но они были рассеяны.

Большинство людей уже хотели покоя, чтобы была какая-нибудь власть. И большевики воспринимались как что-то лучшее, чем продолжение гражданской войны. И поэтому надежды Савинкова на большое восстание против большевиков не оправдались. Но, конечно, еще на исход событий повлияло то, что Пилсудский не выиграл войну 1920 года с большевиками, не привел к уничтожению Красной армии, власти большевиков после катастрофы большевиков под Варшавой, хотя и сумел оборонить Польшу. Пилсудский уже не мог больше бороться одними лишь польскими силами против большевиков. Это было связано также с тем, что польское население не хотело больше войны, было утомлено войной. И еще важен третий фактор — существовало давление западных держав, прежде всего, Англии, премьер-министр которой Ллойд-Джордж хотел наладить мирные экономические и политические отношения с Лениным, советской Россией. Французы же сделали ставку на Врангеля, но когда выяснилось, что Врангель не сможет выиграть, они также хотели уже покинуть Восточную Европу и давили на Польшу, чтобы та не воевала больше против большевиков. И все эти три фактора появлияли на то, что сон о «третьей» России стал несбыточным.


Афиша встречи с участием проф. Анджея Новака в варшавском Доме Братьев Яблковских, посвященной Борису Савинкову, организованной Центром польско-российского диалога и взаимопонимания. Афиша встречи с участием проф. Анджея Новака в варшавском Доме Братьев Яблковских, посвященной Борису Савинкову, организованной Центром польско-российского диалога и взаимопонимания.

Есть ли шанс на то, что в будущем может возникнуть некая «третья» Россия — дружественная по отношению к Европе и Польше, или же исторический опыт говорит о том, что это невозможно?

Мне кажется, уже нет возврата к идее «третьей» России, возникшей в 1917-1920 годах. Но все-таки существует Россия, являющаяся частью Европы, у которой есть культурная опора для самых благородных порывов и для мирной жизни среди соседей. Россия не обречена на авторитаризм, на вечную войну со всеми соседями. Стоит прочесть произведения «Хаджи-Мурат» или «За что?» Льва Толстого или произведения Чехова и других великих русских писателей, чтобы понять, что Россия — не первая, не вторая и не третья, а просто Россия может быть другой, нежели та, которая в политическом смысле сейчас существует.

Виктор Корбут

https://www.polskieradio.pl/397/8260/Artykul/2443034,%D0%9F%D1%80%D0%BE%D1%84-%D0%90%D0%BD%D0%B4%D0%B6%D0%B5%D0%B9-%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BA-%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B5-%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%B5%D1%87%D0%BD%D1%83%D1%8E-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%83-%D1%81-%D1%81%D0%BE%D1%81%D0%B5%D0%B4%D1%8F%D0%BC%D0%B8?fbclid=IwAR3rCfhw_psw0AUHM5sYXQfTROqwE1TH5mjpXvxLnl9w7jlHvLoVbCCd534


=====================================================

Такие люди как пан Новак - наши естественные союзники и друзья в Восточной Европе, с которыми необходимо налаживать контакты, вести конструктивный диалог и всячески укреплять отношения.

Флаг США

Радио "Свобода": Казус в кокусах. Результат голосования в Айове трудно подсчитать


Первые в избирательном цикле 2020 года голосования начались с неожиданной накладки. После окончания избирательных собраний-кокусов, которые проводились в 1700 избирательных пунктах, отделение Демократической партии в Айове задержало обнародование результатов, объяснив это несовпадением трех различных баз данных.

Порвав с традицией, ведущие кандидаты в президенты выступили с речами до появления официальных результатов и отправились в Нью-Гэмпшир, где меньше чем через неделю тоже пройдут первичные выборы. Газета New York Times пишет о "замешательстве" в связи с беспрецедентной отсрочкой результатов. Наблюдатели строят предположения о том, как проигравшие кандидаты отреагируют на этот инцидент и поднимут ли они вопрос о достоверности результатов, хотя, по словам организаторов выборов, точность подсчета будет гарантирована, поскольку существуют бюллетени, заполненные каждым избирателем.

Кукуруза и кокусы, возможно, два главных символа Айовы. Фермеры Айовы, например, производят пятую часть американской кукурузы, но именно кокусы, или первичные партийные голосования, дают штату с трехмиллионным населением возможность на один день оказаться в центре внимания всей страны. Кокусы – это собрания избирателей, на которых в результате дебатов выбираются кандидаты в президенты. Именно Айова с 1972 года дает начало многомесячному процессу первичных партийных выборов, которые через полгода завершаются партийными конференциями двух ведущих партий и утверждением партийных кандидатов в президенты Соединенных Штатов. В силу малонаселенности Айова не может предложить кандидатам значительного числа голосов выборщиков. Но ее избирательный механизм дает претендентам на номинацию, у которых есть костяк активных сторонников, возможность победить, получив голоса сравнительно небольшого числа избирателей.



Регистрация участников кокуса в Айове, 3 февраля 2020
Регистрация участников кокуса в Айове, 3 февраля 2020

В отличие от обычных первичных выборов, праймериз, участникам кокусов недостаточно прийти на избирательный участок и заполнить избирательный бюллетень или отправить его по почте. Участие в кокусах требует стойкости. Избирательные собрания обычно затягиваются на несколько часов. Процесс начинается с разделения избирателей на группы, поддерживающие разных кандидатов. После первого круга голосования кандидаты, получившие меньше пятнадцати процентов голосов, выбывают из состязания за номинацию, и их сторонников начинают перетягивать на свою сторону группы поддержки более удачливых кандидатов. Процесс заканчивается, когда ни одна из групп не способна привлечь на свою сторону новых перебежчиков. Из-за этой специфики в кокусах в Айове традиционно участвуют лишь около двадцати процентов избирателей штата – наиболее активная часть электората. И серьезный шанс победить есть у кандидатов с радикальными программами, апеллирующими к самым активным избирателям. Например, в 2016 году у демократов центрист Хиллари Клинтон опередила лишь на две десятых процента демократического социалиста Берни Сандерса, а у республиканцев победил кандидат правого фланга партии Тед Круз, от которого отстал всего на три процента Дональд Трамп. Центрист Джеб Буш был лишь шестым. Второе место в Айове положило начало успешной президентской кампании Дональда Трампа.

В этом году главная интрига выборов в Демократической партии – противостояние центриста бывшего вице-президента Джо Байдена и нескольких соперников, самым серьезным из которых накануне голосований в Айове был Берни Сандерс. Сандерс, который сделал ставку на радикальные реформы, введение государственной системы медицинского страхования американцев, на различные социальные и экономические изменения, которые, по его словам, должны перенастроить рыночную систему с учетом интересов среднего американца, неожиданно для многих набирает в последнее время очки в противостоянии с Джо Байденом. Байден настаивает на том, что решительная перестройка медицинской системы, дешевое или даже бесплатное высшее образование иллюзорны, вредны и лишь отвернут от Демократической партии большинство американских избирателей, для которых, согласно опросам, неприемлем так называемый демократический социализм Берни Сандерса.

Но накануне выборов в Айове более актуальным для их участников был вопрос: как определить кандидата, у которого наибольшие шансы победить Дональда Трампа. Об этом свидетельствуют результаты опросов, проведенные телеканалом NBC.

Именно об этом говорили и сами кандидаты в президенты после голосований. Бывший вице-президент Джо Байден, который лидирует в национальных опросах, но ощутимо отстает от Берни Сандерса в Айове и Нью-Гемпшире, где пройдут следующие первичные выборы, убеждает избирателей, что именно он самый опасный для Дональда Трампа соперник.

– Эти выборы больше, чем мы, чем наши личности. Мы не можем допустить, чтобы Дональд Трамп был вновь избран президентом, – говорит Джо Байден. – Каждый из нас чувствует всей душой, что на кону в этих выборах все, что священно для нас. Дополнительные четыре года президентства Трампа изменят суть нашей страны. На кону все, что сделало Америку Америкой, на кону в прямом смысле американская демократия.

Берни Сандерс, который, как предполагают аналитики, выиграл на выборах в Айове, следует своему традиционному тезису: мы должны забрать власть у богатейшей прослойки населения, которую символизирует Трамп.

– Сигнал, который дает Айова стране и который разделяется американцами, заключается в следующем: мы хотим иметь власть, которая представляет всех нас, а не только состоятельных политических доноров и один процент населения, – говорит Берни Сандерс. – Сегодня вечером, в начале процесса крайне важных выборов 2020 года первый штат в стране проголосовал. Сегодня – начало конца Дональда Трампа, самого опасного президента в американской истории.

Во вторник утром результаты кокусов оставались неизвестными и аналитики сочувствовали кандидатам, сделавшим главную ставку на успех в Айове.

– Это большая неудача для нескольких кандидатов, которые, образно говоря, близки к разорению из-за того, что они бросили почти все средства на кампанию в Айове, надеясь на то, что успех вызовет новое внимание к их кандидатурам, – говорит в интервью CNN бывший мэр Таллахасси Эндрю Гиллум. – Но они не получат этого заряда, потому что завтра мы будем говорить уже о докладе о положении страны, c которым выступает во вторник президент Трамп.

Как объясняют представители Демократической партии в Айове, неожиданная задержка вызвана тем, что на этот раз они собирали и передавали информацию о каждом этапе, в том числе и первичном, когда отсеивались кандидаты, не получившие поддержку 15 процентов избирателей. А в прежние годы от них требовались лишь окончательные данные о числе голосов, отданных за каждого кандидата во время заключительного этапа голосования. В этот раз организаторам не удалось обработать все данные автоматически, и нужно было провести ручной пересчет голосов, чтобы убедиться в достоверности результатов.

Юрий Жигалкин

https://www.svoboda.org/a/30416229.html