February 12th, 2020

Die Welt: "Просто стоял на вышке": как в Германии судят бывшего охранника лагеря

75 лет прошло со времени окончания Второй мировой войны, но оставшихся еще в живых бывших нацистов в Германии продолжают судить. Почему только сейчас?

С середины октября прошлого года в Гамбурге идет судебный процесс над бывшим охранником концлагеря Штутгоф Бруно Д. (Bruno D.) Его полное имя можно найти, в частности, в немецкой "Википедии", но в СМИ Германии не принято приводить полные имена и фамилии подсудимых. Бруно Д. - 93 года. Его привозят на заседания суда в инвалидной коляске. В Штутгоф он попал летом 1944 года в 17-летнем возрасте. Именно поэтому его делом занимается судебная коллегия по уголовным делам несовершеннолетних.

Концлагерь Штутгоф был создан нацистами недалеко от Гданьска на территории оккупированной Польши. Среди узников были евреи, составлявшие в конце 1944 года около 70 процентов заключенных, советские военнопленные и поляки. Из 100 тысяч заключенных, попавших в лагерь во время Второй мировой войны, 65 тысяч были расстреляны, замучены, погибли в газовых камерах, умерли от голода и болезней.

Обвиняется в соучастии

Бруно Д. обвиняется в соучастии в убийстве 5230 человек. Сам он (точнее, его адвокат) оправдывается тем, что был "рядовым охранником", "просто стоял на вышке", и якобы ничего не знал о творящемся в лагере. Кроме того, он вступил в СС неразумным юнцом и отказаться от службы в лагере все равно не мог.

На такой вышке нес службу Бруно Д. Ее оставили в бывшем концлагере Штутгоф

На такой вышке нес службу Бруно Д. Ее оставили в бывшем концлагере Штутгоф как напоминание о страшном времени

Уже выступившие на процессе историки опровергли это: Бруно Д., подчеркивают они, мог бы подать рапорт о переводе его в другое место, и такие примеры были, и ничего бы с ним не случилось. Обвинение отвергает и то, что он не знал о "подлых и жестоких" казнях заключенных в Штутгофе. Со своей вышки он мог видеть и тех, кто шел в газовые камеры, и полуживых, превратившихся в скелеты заключенных, и трупы у бараков... Охраняя лагерь, подчеркивает прокурор, Бруно Д. "сознательно поддерживал невыносимые для жизни условия".

Но почему эсэсовского охранника судят только сейчас?

Контекст

Дело в том, что до широко известного дела Ивана Демьянюка в Германии нужно было обязательно доказать личное участие подсудимых в конкретных преступлениях. Что по понятным причинам непросто: свидетелей осталось мало, это тоже люди преклонного возраста, после войны прошло несколько десятилетий... Но обвинение Демьянюка прокуратура ФРГ построила на том, что Собибор, где он служил охранником, был лагерем смерти, а значит, каждый охранник, каждый надзиратель был причастен к уничтожению его узников. Исходя из этого судебного прецедента, был осужден, в частности, "бухгалтер Освенцима" Оскар Грёнинг (Oskar Gröning) в 2015 году. А сейчас очередь дошла и до Бруно Д.

Суды и казни нацистских преступников

Но судебный процесс в Гамбурге - далеко не единственный, где на скамье подсудимых оказались те, кто служил в концлагере Штутгоф. Первый состоялся уже через год после освобождения концлагеря. Судили 13 надзирателей, в том числе и шесть женщин-надзирательниц. Одиннадцать подсудимых польский суд приговорил к смертной казни. Их публично повесили в Гданьске, причем сделали это бывшие узники концлагеря.

Спустя год в Польше судили и казнили эсэсовских палачей Штутгофа. В самом начале 1950-х годов на скамью подсудимых попали уже в Западной Германии еще несколько человек, в том числе комендант лагеря Штутгоф Хоппе, который скрывался после войны под чужим именем. Он получил 9 лет тюрьмы.

Нынешний процесс в Гамбурге, возможно, будет и не последним в череде судов, на которых идет речь о преступлениях нацистов в Штутгофе. Как сообщила прокуратура в октябре 2019 года, сейчас ведется следствие против бывшей секретарши лагеря. Ей 94 года. Тем не менее, и ее намерены обвинить в соучастии в массовых убийствах в Штутгофе в период с 1943 по 1945 годы. Правда, неизвестно, попадет ли она на скамью подсудимых, исходя из состояния здоровья.

Процесс над бывшим охранником концлагеря Штутгоф Бруно Д. должен завершиться 15 мая 2020 года.

Die Welt: Почему студенты ВШЭ против ограничения их публичной деятельности

Мосгорсуд рассмотрит апелляцию студента ВШЭ Егора Жукова, условно осужденного за призывы к экстремизму. Между тем в вузе ограничили публичную деятельность студентов, что связывают с летними акциями протеста.

Студенты НИУ ВШЭ

Студенты НИУ ВШЭ

13 февраля Мосгорсуд рассмотрит апелляцию студента Высшей школы экономики (ВШЭ) Егора Жукова, в декабре прошлого года осужденного на три года условно за призывы к экстремистской деятельности в интернете (статья 280 УК РФ). Тем временем в конце января руководство вуза изменило правила внутреннего распорядка, ограничив студентам и преподавателям публичную деятельность. Собеседники DW связывают это с тем, что многие студенты "Вышки" принимали участие в акциях протеста в российской столице летом 2019 года. О сути изменений и об отношении к ним самих студентов - у DW.

"ВШЭ против цензуры"

"В Высшей школе экономики введена цензура!", - возмущается студентка 4 курса НИУ ВШЭ Ниля Мусаева, недовольная новыми правилами внутреннего распорядка вуза. Их после бурных дискуссий утвердил ученый совет "Вышки". Теперь преподавателям и студентам ВШЭ запрещено вести политическую деятельность от имени вуза. Кроме того, его студенческие медиа лишились статуса студенческих организаций и финансирования.

Ниля Мусаева

Ниля Мусаева

Мусаева и ее единомышленники - всего 20 человек - создали инициативную группу "ВШЭ против цензуры", собравшую почти 5 тысяч подписей против принятия поправок. "Мы создали альянс со студенческим советом, пошли на компромиссы, многие поправки были изменены или отменены, но некоторые остались. Мы продолжаем думать, как с этим работать", - делится Ниля Мусаева.

В процессе обсуждения новых правил ученый совет ВШЭ согласился со студентами и снял поправку, запрещавшую "деятельность, которая вызывает существенные разногласия в обществе". В вузе прошла широкая большая дискуссия о том, какие разногласия существенны для общества, а какие - нет, и консенсуса по этому поводу достичь не удалось. Не был принят и пункт о запрете в стенах вуза правозащитной деятельности.

А вот другое ограничение ученый совет утвердил. "Мы просим студентов и преподавателей не указывать свою принадлежность к ВШЭ, когда они занимаются политикой. В том числе, просим не подписывать открытые письма как студенты ВШЭ. Сделано это для того, чтобы не возникало ситуации, когда позиция меньшинства по спорным вопросам подается как общая позиция университета", - разъяснил позицию вуза Андрей Лавров, директор по связям с общественностью НИУ ВШЭ.

"Вышка" - один из крупнейших вузов России

Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" - это государственный вуз, созданный в 1992 году и финансируемый правительством России. ВШЭ - в тройке самых крупных вузов страны, в нем учатся более 40 тысяч студентов и аспирантов и работают 6 тысяч преподавателей и научных сотрудников.

Студент ВШЭ Егор Жуков

Студент ВШЭ Егор Жуков сегодня представляется как политик

"Вышка" регулярно появляется в политических новостях. Еще в 2009 году после очередного Марша несогласных столичная милиция требовало от администрации вуза отчислить студентов и уволить преподавателей, участвовавших в той акции. Руководство университета навстречу не пошло, отметив, что "заниматься политикой им не запрещено".

А осенью 2019 года проректор вуза Валерия Касамара принимала участие в выборах в Мосгордуму, но проиграла кандидату от "Справедливой России". Когда минувшим летом в российской столице проходили массовые акции протеста с требованием допустить на выборы незарегистрированных кандидатов, в них участвовали и студенты "Вышки".

Горячее лето 2019 года

Ряд студентов и преподавателей вуза считают, что утвержденные изменения правил внутреннего распорядка ВШЭ появились не случайно. "Это результат горячего политического лета, что вызвало неудовольствие кураторов университета в органах власти", - полагает доцент ВШЭ Павел Кудюкин.

Павел Кудюкин

Павел Кудюкин

В свою очередь в ректорате просят не связывать поправки и летние протесты, отмечая, что просто пришло время внести уточнения, которые касаются открытых писем.

"Вышка" регулярно проводит модернизацию своей правовой базы. Соответственно накопился большой объем параметров, которых нужно учесть в нашей внутренней документации. Это расшифровка того, что университет вне политики. Мы обозначили рамку, что можно, а что нельзя", - указывает Андрей Лавров, директор по связям с общественностью НИУ ВШЭ.

"В университет пришел страх"

Студенты Высшей школы экономики о поправках знают, но на камеру свою позицию высказывают очень осторожно. Больше половины из примерно 30 опрошенных DW в главном здании ВШЭ на Покровском бульваре вообще отказались говорить на эту тему.

"В университет пришел страх - так же, как и в общество в целом. Мы стремительно катимся в советские времена. Можете себе представить, как обстоит дело в других университетах: вот даже "Вышку" ограничивают, а нам уже сам бог велел", - добавляет Павел Кудюкин.

Вероятно, самый известный на сегодня студент Высшей школы экономики Егор Жуков сейчас представляется уже как политик. "Я считаю, что на "Вышку" сильно давят. Руководство университета выбрало путь, чтобы защитить хотя бы что-то. Но, делая шаг за шагом назад, можно увидеть, что ничего не осталось", - считает Жуков.

Не боится высказывать свое мнение и Ниля Мусаева. Отчасти от того, что ее имя уже на слуху и отступать - поздно. Девушка признается, что ей обидно за "вышку". Четыре года назад Мусаева, по ее выражению, поступала в другой университет.

https://www.dw.com/ru/%D0%BF%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D1%81%D1%82%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B-%D0%B2%D1%88%D1%8D-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8%D1%85-%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B4%D0%B5%D1%8F%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/a-52350635

Польша

Польский историк Петр Дмитрович: поляки в 1939 году боролись против советизации

После советской агрессии на Польшу в 1939 году сотни тысяч граждан довоенной Польши, проживавших на восточных территориях, были арестованы НКВД и высланы вглубь СССР.
Польский историк Петр Дмитрович

После советского вторжения в Польшу между сентябрем 39-го и июнем 41-го года сотни тысяч граждан довоенной Польши, проживавших на восточных территориях, были арестованы советским НКВД и высланы в лагеря и места принудительного поселения, в частности,  в Казахстане и Сибири.  10 февраля 1940 года советские власти провели первую из четырех массовых депортаций польских граждан, в ходе которой, по данным НКВД, в северные области России и в Западную Сибирь было вывезено около 140 тыс. поляков. Сегодня исполняется 80 лет со дня начала депортации поляков в глубь Советского Союза. В целом в 1940-1941 годах были депортированы несколько сотен тысяч польских граждан, которые после 17 сентября 1939 года оказались под советской оккупацией. Гость Польского Радио историк Петр Дмитрович напоминает, что подписанный 23 августа 1939 года Пакт Гитлер- Сталин был не просто договором о ненападении. Он фактически санкционировал раздел Восточной Европы. Договор говорил о том, что Красная Армия начнет операции против Польши через две недели после германского нападения на Польшу. Сталин на три дня опоздал с исполнением этой статьи договора, но все-таки он сделал это, и 17 сентября советские войска перешли через границу с Польшей. Очень важно, что 28 сентября был подписан второй договор в Москве – пакт о дружбе и границах. Одно дело – договориться о ненападении с Гитлером, это можно понять. Другое дело – дружить с Гитлером при разделе другой страны. Этого одобрить, с моей точки зрения, ничто не может, отмечает польский историк.

-  Уже в декабре 1939 года советским руководством было принято решение о  депортации поляков из территории Западной Украины. Мы говорим о подтвержденных четырех основных  волнах массовых депортаций поляков, но ведь первые переселения польского населения из территорий Западной Украины и Беларуси в меньших масштабах производились уже осенью 1939 года.  В течение следующих двух месяцев шла подготовка к ее проведению, и тогда составлялись списки поляков, на которых распространялось решение о принудительном переселении. Примечательно, что уже тогда употреблялся термин «зачистка», который после войны употреблялся для определения принудительного переселения из  данной области или страны ее этнического населения. Депортированных перевозили в товарных вагонах с зарешеченными окнами. В вагон грузили по 50 человек, а иногда и больше. Путешествие к месту ссылки длилось до нескольких недель, люди умирали от холода, голода и истощения. Вглубь России было вывезено до 2 млн поляков.

Петр Дмирович подчеркивает, что поляки не принимали коммунизм и не давали себя легко советизировать. И поэтому они считались «ненадежными» жителями территорий, которые были захвачены Советской Россией.

- С точки зрения советских властей и самого Сталина поляки считались «ненадежным элементом». Это частично можно обосновать травматическим опытом Польско-большевистской войны 1920 года, в ходе которой под Варшавой было остановлено большевистское  наступление на Запад.   

Петр Дмитрович отмечает, что история массовых депортаций польского населения с захваченных СССР в сентябре 1939 года восточных территорий Польши замалчивалась на протяжении целых десятилетий. Эту тему историки в Польше стали изучать только после демократических перемен 1989 года.    

- В период Польской Народной Республики об этом вообще не говорили. В действительности мы по сей день не знаем  точкой цифры поляков, подвергшимся массовым переселениям в 1939 – 40 гг. По разным оценкам, жертвами этнических преследований со стороны советских властей стали о 450 тысяч до 2 миллионов этнических поляков. Профессор Анджей Пачковский в «Черной книге коммунизма» приводит цифру одного миллиона поляков. В результате фактического раздела Польши в сентябре 1939 года Советский Союз захватил территорию площадью более 190 тыс. кв. километров  с населением, насчитывавшим около 3 млн. Отделенная от Польши Виленщина была советской властью в октябре 1939 года торжественно передана Литве. Но уже в июне 1940 года Литва вместе с Латвией и Эстонией вошла в состав СССР. Число жертв среди польских граждан, которые в 1939-1941 годах оказались под советской оккупацией, до сих пор не до конца известно.

Петр Дмитрович обращает внимание на тот факт, что в новой исторической пропаганде президента Росси Владимира Путина тема массовых депортаций поляков вообще не появляется.

- Кремлю было бы трудно создать такое повествование, в котором россияне были бы вынуждены признать свою ответственность за массовые депортации поляков или оправдать это преступление. В связи с депортациями поляков я хочу вспомнить еще одни трагический момент. По данным переписи населения 1925 года на восточных территориях Второй Речи Посполитой проживало 782 тысячи поляков. Следующая перепись, за 1939 год, показала 626 тысяч поляков. 160 тысяч пропали без вести. За это время на поляках было совершено самое крупное преступление, о котором мы не помним. Эта операция называлась "польской операцией", так как  речь шла о уничтожении польского населения. По крайней мере, каждый второй мужчина в польских семьях был убит. Женщины и дети были высланы в Казахстан.

https://www.polskieradio.pl/397/7848/Artykul/2452693,%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D0%BA%D0%B8-%D0%B2-1939-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%8C-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8?fbclid=IwAR1af5T3_6X6FYXVrxMVcu8sMqkn4pJqpet2DLLfuznPq4lWfgiwNVr3j_w

Польша

Польское радио: Польские историки: Погиб каждый третий поляк, депортированный вглубь СССР

80 лет назад, в ночь с 9 на 10 февраля 1940 года, власти Советского Союза провели первую из четырех массовых депортаций поляков вглубь СССР.
,       .
Варшава, у Памятника погибшим и убитым на Востоке.PAP/Piotr Nowak

80 лет назад, в ночь с 9 на 10 февраля 1940 года, власти Советского Союза провели первую из четырех массовых депортаций поляков вглубь СССР — северные регионы России, Сибирь и Казахстан. Там они умерли от голода, болезней и нечеловеческой работы.

Во время первой депортации было депортировано около 140 000 человек. Депортация охватывала главным образом бывших польских государственных служащих, судей, прокуроров, полицейских, лесничих, а также землевладельцев и военных поселенцев, т.н. осадников.

Первая массовая депортация, организованная НКВД СССР, прошла в условиях, которые для многих людей оказались смертным приговором. Температура достигала минус 40 градусов. На упаковку перевозимого имущества отводилось несколько десятков минут, иногда людям не разрешалось брать ничего.

Вспоминает один из свидетелей: «Ночь еще. Слышу какой-то шум. Ужасные крики. Открываю глаза: у моей кровати стоит русский солдат со штыком. Я подумал, что он пришел меня застрелить. Вдруг входит моя мама и плачущим голосом мне говорит: «Сыночек, вставай, нас вывозят в Сибирь».

Людей перевозили в грузовых вагонах с зарешеченными окнами. Поездка к месту депортации иногда занимала несколько недель. Во время транспортировки многие люди умерли от холода, голода и истощения. Те, кто выжил, были обречены на рабский труд. Немногим удалось выжить и вернуться в Польшу после войны.

Советские власти осуществили в общей сложности четыре депортации поляков вглубь СССР. Их цель состояла в том, чтобы деполонизировать западные пограничные районы СССР и советизировать их население.

По данным НКВД CCCР, были депортированы около 320 000 человек.

Каждый третий поляк, депортированный вглубь СССР, не пережил каторжных работ — на это указывают публикации польских и российских историков.

Полевой епископ Войска Польского Юзеф Гуздек призвал соотечественников хранить память о жертвах советских депортаций.

https://www.polskieradio.pl/397/7830/Artykul/2452567,%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%9F%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B1-%D0%BA%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D1%8B%D0%B9-%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D0%BA-%D0%B4%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B2%D0%B3%D0%BB%D1%83%D0%B1%D1%8C-%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0?fbclid=IwAR3UanFOkCofhRn1fBQ2HVBRWwtos235Wgme2X-5LVDqfWba1axDFkH50cg

Радио "Свобода": "Что, я должен быть фашистом?" Последнее слово осталось за осужденными



После крайне сурового приговора по делу "Сети", вынесенного 10 февраля Приволжским окружным военным судом в Пензе, в социальных сетях стали вспоминать "последние слова", сказанные фигурантами этого дела, а ныне осужденными на сроки от 6 до 18 лет, в суде.

Эти слова, как и доводы адвокатов и свидетелей защиты, не были приняты к сведению судебной инстанцией, поскольку приговор в точности повторил то, что требовало обвинение. С 18 января, с момента произнесения "последнего слова" оказавшимися на скамье подсудимых, до 10 февраля, когда был вынесен приговор, в настроении суда ничего не изменилось.

Радио Свобода публикует отрывки из выступлений с последним словом в суде в Пензе семерых человек, теперь уже осужденных за создание террористического сообщества.

"Просто у нас не было своего Нюрнбергского процесса"




Дмитрий Пчелинцев – 18 лет строгого режима и полтора года ограничения свободы.

27 лет, работал инструктором по спортивной стрельбе на пензенском стрельбище. Адвокат Пчелинцева зафиксировал рассказ подзащитного о том, что его били и пытали током, чтобы получить признательные показания.

"Уважаемый суд, участники процесса. В принципе, всё, что я мог бы сказать, было уже неоднократно сказано, как мной, так и другими в процессе, на судебном следствии, в прениях сторон. Стоит сказать только о том, что все-таки, наверное, мы виновны. Но только виновны, конечно же, не в терроризме. Не только мы, а мы все, присутствующие здесь в зале суда, и те даже, кого здесь нет. Потому что мы делали что-то неправильно, раз допустили, что у нас в стране такое возможно. И мы, видимо, очень долго двигаемся куда-то не туда, раз пришли… вот сюда […].

Я никогда особо не интересовался ни политикой, ни правосудием. […] Но, однако, посидев два с лишним года в одиночной камере, я анализировал, как я вообще здесь оказался и что меня сюда привело. И я мог сделать только один вывод, который, я думаю, очевиден всем: мы действительно делали что-то не так всей страной. И чего-то не делали, хотя должны были, даже обязаны.

И, как сказал правильно Илья Александрович, наша страна, точнее не совсем наша, а та, которая была на ее месте до нас, победила фашизм, и люди, победившие фашизм, также до сих пор живы, живы их потомки. Мы – их потомки. И, знаете, в Германии, насколько мне известно, с правосудием таких трудностей нет, хотя в свое время у них был там Третий рейх и людей сжигали в печах. Просто у нас не было своего Нюрнбергского процесса. И все следователи, которые выносили смертные приговоры и приводили их в исполнение, потом выходили на пенсию, спокойно старились и умирали в кругу семьи в теплой постели, и всё у них было в порядке. И у их последователей было всё в порядке. А сейчас, когда меня задерживают и бьют током, после этого сотрудники ФСБ едут и отмечают столетие своей организации. То есть они прямо указывают на то, что они чувствуют себя приемниками НКВД. И всем прекрасно известно – не было никакого понятия: ни правосудия, ни справедливости. Был просто бандитизм.

[…] Но однажды все равно придется признать эти ошибки, однажды все равно придется провести Нюрнбергский процесс, потому что травмы, я полагаю, только так и залечиваются".

Collapse )