August 7th, 2020

Польша

5 августа 1944 года героически погиб польский актер и солдат АК Збигнев Лешек Раковецкий

5 августа 1944 года в варшавском районе Охота героически погиб в бою с эсэсовскими карателями из 29-й гренадерской дивизии СС РОНА польский актер и солдат Армии Крайова Збигнев Лешек Раковецкий.
Пан Збигнев родился 14 июня 1913 года в польском городе Ласк. Учился в Академии искусств и в Школе политических наук, которую не окончил. Дебютировал во второй довоенной экранизации романа Стефана Жеромского в 1933 году. Выступал в хоре и в нескольких театрах Варшавы: «Театр на Кредитове», «Голливудский театр», «Великий ревю», «Варшавский цирюльник». " В сезоне 1938/39 он выступал в театре Атенеума.
В начале Второй мировой войны он воевал в качестве рядового солдата против немецких и советских оккупантов в сентябре 1939 года и в то же время выступал в общественных театрах в Варшаве. Во время немецкой оккупации служил в Армии Крайовой. С 1 августа 1944 года Раковецкий принял активное участие в Варшавском восстании в звании стрелка в районе Охота в 403 взводе. Збигнев погиб в бою с пособниками нацистов из 29-й гренадерской дивизии СС «РОНА» 5 августа 1944 года по адресу ул. Радомская,14.

Вечная память польскому герою. Карателям Каминского и ему самому - земля гвоздями.


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2379464059016139&id=100008577044088&comment_id=2379467822349096&notif_id=1596780687235563&notif_t=feed_comment

Новая Газета: Голос городов

С 29 июля в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле собирают подписи за возврат прямых выборов мэров. Инициатива официально зарегистрирована Законодательным собранием: если до 11 сентября ее поддержат 10 000 жителей Свердловской области, депутаты будут вынуждены поставить вопрос о возврате выборов на голосование. Право самим выбирать градоначальников уральцы потеряли в 2018 году: соответствующие законопроекты готовил лично нынешний губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

В Екатеринбурге, где главой города был популярный оппозиционный политик Евгений Ройзман, отмена выборов мэра вызвала массовые протесты: город несколько дней выходил на пикеты, а за день до принятия закона на митинг вышли 10 тысяч горожан.

Спустя два года уральцы решили вернуть себе право голоса.

5 августа, пополудни. К берегу городского пруда в Екатеринбурге идут парень и женщина, тащат на себе два походных стола и четыре стула. Раскладывают их и вывешивают на стуле манишку с надписью: «Народная инициатива. За возврат прямых выборов мэра». Еще накануне у сборщиков подписей был агитационный куб. Агитации на нем не было — лишь та же надпись (см. выше). Но куб был хорошо заметен издалека, привлекал внимание горожан, и власти решили, что это — «быстровозводимые конструкции, использующиеся на пикетировании».

— Пришел представитель Министерства общественной безопасности Владислав Щетинин в сопровождении полицейских. Заявил, что мы проводим несанкционированную акцию. Потребовал убрать куб. К сбору подписей при этом вопросов не возникло, — говорит активист Максим Верников. — Мы убрали куб, но через два часа Щетинин вернулся и придрался уже к надписям на футболках и манишках. Потребовал нас задержать. В итоге на меня и еще одного человека составили протоколы по ч. 5 ст. 20.2 КоАП («Нарушение установленного порядка проведения пикетирования»), а на депутата гордумы Андрея Пирожкова — по ч. 2 ст. 20.2 («Организация несанкционированного митинга»).

Давление со стороны властей активисты связывают с успешностью кампании: из 10 000 подписей за 9 дней собраны уже 3000.

Отсутствие кубов сделало и без того немногочисленные пункты сбора подписей (их всего три: два в Екатеринбурге, один — в Нижнем Тагиле) незаметными. Но люди к ним все равно идут.

— Я хочу вернуть прямые выборы, потому что народу, на мой взгляд, не хватает рычагов влияния на власть, — говорит молодой человек, представившийся Леонидом. — А когда народного влияния нет, чиновники делают то, что выгодно им и другим представителям элит: вспомните хотя бы историю с попыткой построить храм Святой Екатерины в сквере. Сейчас у нас остается единственный рычаг давления — это митинги. Но инструментарий надо расширять.

Леонид. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Пенсионерка Тамара Савельева объясняет, что пришла проголосовать, потому что «является сторонницей свобод еще со времен Ельцина».

— Мы видим, что в стране у простого человека нет ни власти, ни свободы. Нельзя говорить то, что думаешь. Нельзя голосовать за того, за кого хочешь. Можно только принимать поправки в Конституцию. Я против такого порядка. Я хочу сама решать, кто будет мэром, губернатором и президентом.

Пенсионерка Тамара Савельева. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Есть и те, кто имеет к действующим городским властям не политические, а вполне бытовые претензии.

— По городу поставили какое-то огромное количество заборов, совершенно непонятно, для чего. Благоустройство — сплошной кирпич, камень, сталь, стекло, хотя можно сделать Екатеринбург и позеленее. Я езжу по городу на мотоцикле, и это реально опасно, но не потому, что транспорт такой, а потому, что дороги — то яма, то ухаб. И это все в ведении мэра, — говорит байкер Денис.

Байкер Денис. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Меньше чем за час подписи за возврат прямых выборов оставляют 20 человек. В какой-то момент даже образуется небольшая очередь: на два свободных стула — пятеро желающих подписаться. У каждого волонтеры берут согласие на обработку персональных данных, сверяют прописку (голосовать могут исключительно жители Свердловской области), и только после этого можно поставить подпись.

Студент 2-го курса Уральского колледжа экономики и права Сергей Куренков собирает подписи уже третий день. Действующего мэра Екатеринбурга Александра Высокинского он называет «так себе» управленцем и приводит пример: прошлогоднее повышение стоимости проезда на метро с 28 до 32 рублей. После повышения пассажиропоток метрополитена упал на 10%.

— История со сквером, опять же, — добавляет Куренков. — Да, после митингов его решили не застраивать, но зато отдали под постройку храма территорию бывшего приборостроительного завода. Теперь придется снести здание, представляющее культурную ценность. Евгений Ройзман тоже не был идеальным мэром, но он хотя бы был избранным и отвечал перед горожанами.

Пенсионерка Ирина Мишина приезжает ставить подпись на инвалидной коляске.

— Хочу, чтобы было больше контакта между мэром и людьми. Я была очень довольна Евгением Вадимовичем [Ройзманом]: к нему всегда можно было прийти в мэрию или даже просто позвонить — он был доступен. И главное — он пытался решать даже маленькие личные проблемы людей: мне, как инвалиду I группы, он выбил коляску. К Александру Высокинскому, к сожалению, на прием не попасть. И это главная претензия к нему.

***

Начать сбор подписей активистам удалось лишь с третьего раза. До этого Законодательное собрание Свердловской области под разными предлогами отказывалось регистрировать их инициативу.

Стол сбора подписей. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

— Само законодательство о народной инициативе имеет много пробелов, — говорит координатор регионального отделения «Открытой России» Владислав Постников. — Например, согласно закону, инициативу может выдвинуть собрание граждан. Но при подаче документов, как выяснилось, нужно прикладывать не только протокол собрания граждан, но и выписку из «протокола заседания инициативной группы». Хотя по смыслу они дублируют друг друга. Из-за этого нам отказали в первый раз.

Во второй раз отказали якобы потому, что у трех членов инициативной группы «прописка не соответствует указанному в паспорте».

Что это значит — мы так и не поняли. Разве что по суду людей кто-то выписал.

Отказы продолжались с февраля по июнь, но 4 июля в Заксобрание поступил пакет документов, к которому уже невозможно было придраться. 13 июля аппарат парламента зарегистрировал инициативу. С этого момента активистам давалось 60 дней на сбор подписей. Но и здесь не обошлось без сложностей: официально собирать подписи разрешено после опубликования  предлагаемого гражданами законопроекта в «Областной газете» (печатный орган правительства Свердловской области). Газета не публиковала текст больше двух недель. За это время его, поддерживая активистов, напечатали екатеринбургские издания Znak.com и It’s my city.

— Главный редактор «Областной газеты» Дмитрий Полянин писал мне, что поддерживает прямые выборы мэра, но не может понять, как именно он должен опубликовать текст: на страницах официальной информации или как рекламу — на коммерческой основе. Я не думаю, что публикацию тормозил именно он. Скорее департамент информационной политики.

Об успехе своего дела активисты говорят с осторожностью: в том, что соберут подписи, они уверены, а вот в том, что депутаты поддержат их инициативу, — скорее нет. Но отказ покажет лицо самих депутатов.

Иван Жилин

https://novayagazeta.ru/articles/2020/08/06/86548-golos-gorodov

Болгария пробуждается



Болгарские протесты перекинулись на все крупные города Болгарии. На видео - протест в городе Пловдив.

Все настоящие русские, лишенные имперских предрассудков, сейчас восхищаются болгарами. Вперед, братушки. Вы просто молодцы.

"Путин превратит Россию в совок". Ведущий ВГТРК стал волонтером "Открытой России" и был уволен


Ведущий ГТРК "Южный Урал" Вячеслав Афанасьев, работавший в эфире под псевдонимом Вячеслав Холмс, был уволен после того, как дал интервью Радио Свобода, а также провел стримы с акций "Открытой России" на своем личном канале в YouTube. Официальная причина расторжения трудового договора – приход нового сотрудника.

Афанасьев пришел в "Южный Урал", являющийся челябинским подразделением ВГТРК "Россия", в 1998 году. И практически все это время был одним из лиц телеканала – вел информационно-политические передачи, в том числе выпуски новостей, а также ток-шоу и интервью. Был доверенным лицом Владимира Путина в его предыдущий президентский срок. Его политические взгляды изменились во время подготовки к голосованию о поправках к Конституции. О подробностях своего увольнения и предшествующих событиях Вячеслав Афанасьев рассказал Радио Свобода.

Типичный провластный провинциальный журналист

Кем вы работали в ГТРК "Южный Урал"?

– Я работал в основном на канале "Россия-24", на региональных вставках. Я был официальным интервьюером канала "Россия 24. Южный Урал", если эти интервью были интересны, их брали на "Россия 1. Южный Урал". До того как возник "Россия 24", я работал на региональных эфирах "России 1", был интервьюером, делал ток-шоу "Час полит", "К барьеру", "Открытый разговор", кучу проектов, посвященных выборам. Все они были, само собой, пропагандистскими. Через меня прошли практически все челябинские губернаторы. В общем, такой типичный провластный провинциальный журналист.

Collapse )