September 1st, 2020

Радио "Свобода": "Спорам там нет места". Как ФСБ помогает телеканалам делать пропаганду

Дмитрий Белоусов, который

сейчас живет в Голландии, много лет проработал на российском государственном телевидении. В течение нескольких месяцев Белоусов был шеф-редактором на НТВ и сценаристом на телеканале РЕН и под руководством Алексея Малкова работал над пропагандистскими "фильмами-разоблачениями" – такими как "Дело в кепке ", "Белорусское чудо" и "Либералам - черным налом". Теперь Белоусов готов рассказать, как производятся российские телеагитки и что чувствует сотрудник пропагандистской машины.

Дмитрий Белоусов
Дмитрий Белоусов

– Дмитрий, недавно вы дали комментарий для материала издания "Проект" о системе слежки, которая выстроена вокруг Алексея Навального. Другие оппозиционеры и активисты тоже находятся в зоне такого внимания?

– То, что за Навальным следят и что он сам прекрасно об этом знал и об этом открыто говорил в своих эфирах, это вряд ли для кого-то секрет. Об этом много было публикаций. Для меня шоком и последней каплей на этом проекте были материалы про подготовку к муниципальным выборам 2017 года. Если вы помните ту кампанию, тогда "Открытая Россия" заявила публично, что "мы берем ребят практически с улицы". И вот на них тогда нам начали приносить какой-то компромат, материалы слежки, какие-то справки. Вот это была шокирующая вещь. Что называется, на всех есть личное дело в ФСБ. И вот они начали такого рода вещи сливать фактически на ребят по всей стране.

Collapse )

"Спорам там нет места". Как ФСБ помогает телеканалам делать пропаганду

Дмитрий Белоусов, который

сейчас живет в Голландии, много лет проработал на российском государственном телевидении. В течение нескольких месяцев Белоусов был шеф-редактором на НТВ и сценаристом на телеканале РЕН и под руководством Алексея Малкова работал над пропагандистскими "фильмами-разоблачениями" – такими как "Дело в кепке ", "Белорусское чудо" и "Либералам - черным налом". Теперь Белоусов готов рассказать, как производятся российские телеагитки и что чувствует сотрудник пропагандистской машины.
Дмитрий Белоусов
Дмитрий Белоусов

– Дмитрий, недавно вы дали комментарий для материала издания "Проект" о системе слежки, которая выстроена вокруг Алексея Навального. Другие оппозиционеры и активисты тоже находятся в зоне такого внимания?

– То, что за Навальным следят и что он сам прекрасно об этом знал и об этом открыто говорил в своих эфирах, это вряд ли для кого-то секрет. Об этом много было публикаций. Для меня шоком и последней каплей на этом проекте были материалы про подготовку к муниципальным выборам 2017 года. Если вы помните ту кампанию, тогда "Открытая Россия" заявила публично, что "мы берем ребят практически с улицы". И вот на них тогда нам начали приносить какой-то компромат, материалы слежки, какие-то справки. Вот это была шокирующая вещь. Что называется, на всех есть личное дело в ФСБ. И вот они начали такого рода вещи сливать фактически на ребят по всей стране.

Collapse )

"Почему нам все время лгут?" 16 лет трагедии в Беслане

Первого сентября 2004 года в североосетинском городе Беслан террористы захватили школу №1. Из пришедших в тот день на торжественную линейку 1200 человек в заложниках оказались 1128 – детей, их родителей и учителей.

По другим данным, заложников было больше – 1180 человек. Реальные сведения власти так и не обнародовали: сначала утверждалось, что заложников "всего 100", затем – что их 300–350, хотя весь город знал, что это не так. Едва ли не у каждого жителя в школе оказался родной человек или знакомый. Более двух дней террористы удерживали школу с заложниками. 3 сентября наступила страшная развязка. Жертвами теракта и той хаотической бойни, которую и почему-то и по сей день именуют "штурмом", стали 334 человека, 186 из них – дети. Количество раненых превысило 800 человек, из которых 72 ребенка и 69 взрослых стали инвалидами, ранения получили и 62 сотрудника силовых структур. Всего потерпевшими признаны 1343 человека.

Collapse )