?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


5 января 2018 года свой 95-й день рождения отметил сотник УПА Мирослав Симчич "Кривонос" - живая легенда и выдающийся образец титанического мужества, жертвенности и преданности украинской национально-освободительной идее. 19-летним юношей он вступил в УПА 20 октября 1943 года (членом ОУН-Б Симчич стал еще в 1941-м), в рядах которой воевал более пяти лет до декабря 1948-го, когда он был захвачен в бою войсками МГБ. Симчич суммарно провел в советских лагерях и тюрьмах 32 года, 6 месяцев и 3 дня, выдержав жуткие пытки, которые не смогли сломить его спартанского духа: он не выдал ни одного своего боевого товарища и ни одного секрета подполья.

Чудовищная жестокость советских оккупантов, проявленная по отношению к Симчичу была во многом обусловлен тем, что именно он командовал Березовской сотней (ротой) УПА, которая, благодаря удачно выбранному место засады и умелому командованию, разгромила батальон НКВД, уничтожив 405 его солдат и офицеров, вместе с генералом-майором НКВД Николаем Дергачевом, принимавшим непосредственное участие в депортации крымских татар.

В свои 95 лет несгибаемый повстанец сохраняет абсолютную ясность рассудка, неплохую физическую форму и внимательно следит за развитием политической жизни в стране.

Симчич был реабилитирован только 15 ноября 2017 года (!!!), при этом еще в 2008 году ему был установлен прижизненный памятник в городе Коломыя Ивано-Франковской области (немногие, даже самые выдающиеся национальные герои удостаиваются такой чести при жизни), почетным жителем которого он является, а 11 мая 2013 года Симчич стал также почетным гражданином Львова.

26 ноября 2005 года Симчич получил орден "За заслуги 3-й степени" - "за весомый личный вклад в национальное и государственное возрождение Украины, самоотверженность в борьбе за утверждение идеалов свободы и независимости, активную общественную деятельность", а 21 августа 2015-го - "Орден Свободы" - "за значительный личный вклад в государственное строительство, консолидацию украинского общества, социально-экономическое, научно-техническое, культурно-образовательное развитие Украины, активную общественную деятельность, весомые трудовые достижения и высокий профессионализм".  В 2016 году Симчич был также награжден юбилейной медалью в честь 25-летия незавимости Украины

Парадоксальная ситуация: человек, являющийся почетным жителем двух украинских городов, в одном из которых ему установлен прижизненный памятник, обладатель трех высших государственных наград - юридически продолжал считаться "бандитом" и "преступником" в течении 26 лет независимости Украины, за которую он воевал!

Для того, чтобы лучше понять, за что пан Мирослав удостоился таких почестей - стоит ознакомиться с его биографией. Ниже я публикую три его интервью и даю ссылку на статью в Википедии, прочитав которые читатель будет иметь возможность лишний раз убедиться в том, что настоящие герои существуют не только в книгах и фильмах, но и в реальной жизни. Стоит обратить особое внимание на слова Симчича, сказанные в конце одного из интервью. Они оказались во многом пророческими.



===========================================================================

Биография Мирослава Симчича в Википедии

Интервью Мирослава Симчича газете "Историческая правда":

«... Местное население создало УПА. Если бы не их поддержка, то нас и не было б. Местное население нас кормило, давало нам одежду, разведанные. Все, что мы имели — было от рядовых украинцев. Без них УПА не продержалась бы и полгода, а мы воевали больше десяти».

Мирослав Симчич — это один из последних командиров Украинской повстанческой армии (УПА), от которых мы еще можем услышать историю украинского освободительного движения XX века. Сотнику сегодня 90 лет. 5 из них он провел в УПА, 33 года — в советских лагерях.

— Как Вы стали членом ОУН?

— ОУН была законспирированной организацией — все о ней слышали, но никто не знал, кто в нее входил. Мой друг, с которым мы вместе ходили в школу, подошел ко мне поговорить, когда мне было 18 лет (в 1941-м), и мы договорились, что я вступаю в Молодежную ОУН.

К началу своей активной борьбы я был подготовлен еще с малых лет. Одним из важнейших факторов формирования моей личности было знание нашей истории, которую я изучал в украинской школе с третьего класса.

— Как проходили занятия в молодежке?

— Рассказывали нам украинскую историю, давали читать литературу, мы выполняли различные стрелковые упражнения.

— Когда Вы решили перейти в подполье?

— Когда в Карпатах осенью 1943 года создали первый отряд Украинской народной самообороны [название вооруженного крыла подполья ОУН(б) на Галичине, которое в декабре 1943-го приняло название УПА-Запад — ІП].

Тогда я еще учился в Коломыйском архитектурном техникуме. Однако решил перейти в подполье и бороться открыто. Нашим врагом тогда была немецкая власть. Надо было бороться за Украинское государство. Сколько уже мы могли быть рабами!

— Были ли воины УПА из других регионов Украины?

— В УПА были не только украинцы, но даже народы всех кавказских республик. Воевали и евреи, которых наши вывели из гетто, или они сами пришли. Кто хотел бороться против большевизма и нацизма — того мы принимали.

— Какими были межнациональные отношения в УПА?

— Достаточно дружеские. Какой-либо разницы между национальностями не было.

— Поддерживало ли Армию местное население?

— Местное население создало УПА. Если бы не их поддержка, то нас и не было б. Местное население нас кормило, давало нам одежду, разведданные. Все, что мы имели — было от рядовых украинцев. Без народной помощи УПА не могла бы продержаться и полгода, а мы воевали больше 10 лет.

— Как сказалась Ваша борьба на судьбах родных?

— Вся наша семья была уничтожена. У меня отца не было — был отчим. Его вывезли в Россию. А мама среди людей скрывалась вплоть до 1956-го, когда Хрущев не объявил амнистию.

Мирослав Симчич, он же сотенный УПА «Кривонос» (слева). Сотня УПА — аналог роты в нынешних вооруженных силах Украины

Мирослав Симчич, он же сотенный УПА «Кривонос» (слева). Сотня УПА — аналог роты в нынешних вооруженных силах Украины

— Сегодня часто пытаются привязать термин «фашизм» к любому проявлению национализма, а то и оппозиции. Использовали ли этот метод во времена УПА?

— «Фашистами» нас обзывали с тех самых пор, как началось наше движение. Это не новое дело. С тех пор как существует Россия — с тех самых пор любое проявление свободы среди украинцев расценивается нашим восточным соседом как «преступление», «фашизм», или приклеивают еще какой-нибудь ярлык.

— Были ли другие методы пропаганды?

— Основной их метод — это изобразить нас в народе убийцами, чего с нашей стороны не было. Советские провокационные группы от нашего имени убивали рядовых украинцев. Например, в Ивано-Франковской области было организовано 36 провокационных групп.

В тему: Последний бой последнего командира УПА. Василий Кук. Часть 2

Они ходили по селам переодетыми в нашу форму, разговаривали на украинском языке, грабили хозяйства, насиловали женщин, убивали людей и творили другие бесчинства. Прежде всего, этому подвергались наиболее авторитетные люди в общинах. Все это было делалось для того, чтобы люди стали говорить: «Вот смотри, что бандеровцы творят».

— Людям от вас их трудно было отличить?

— Трудно, так как советская власть использовала местных «стрыбков» [«истребительные батальоны» — Авт.], которых формировали из местного населения. У них даже акцент был гуцульский.

— Какими были будни в УПА?

— Когда не было боев, мы занимались подготовкой, чистили оружие, приводили в порядок себя, были политзанятия, изучали литературу. Никакого «балагана» не было ни одного дня. Каждый день был использован.

— Отмечали ли религиозные праздники?

— У нас были капелланы. В лесу мы проводили праздники так же, как люди в селах. Только месса была не в церкви, а на поляне.

— Как переживали зиму?

— Когда холод и голод — это очень трудно. Были случаи, когда приходилось спать в снегу под сосной. Было и так, что по 2-3 дня ничего не ели, потому что когда были общие облавы — не было возможности. Все поставки поступали от нашего населения. Когда заблокировали доступ к селам, мы голодали и мерзли.


— Каково было отношение к Бандере и Шухевичу среди воинов?

— Мы лояльно относились к нашему руководству. Оно опиралось на нас, а мы на него.

— После ареста в 1948 году вас осудили на 25 лет лишения свободы. Как жили в лагере?

— Работа в концлагере была 6 дней в неделю. В выходной день мы шли в лес и на плечах носили дрова для нашего барака. Когда вечером возвращались с работы, также старались взять с собой несколько палок, чтобы растопить печь.

Пока мы весь день работали, то вода к вечеру уже замерзала, а надо было помыться и чего-то горячего выпить. Я имел в сутки 200 граммов хлеба и 9 граммов сахара.

В концлагере было много национальностей — даже англичане и американцы. У нас со всеми политическими заключенными из других стран были братские контакты. Все были за одного, и один — за всех.

— В 1978 году у вас была возможность выйти на свободу взамен на покаяние. Почему не пошли на эту сделку?

— Написать покаяние — это означает плевать на свой народ, на историю. Я чувствовал себя украинцем и ответственным за свое дело. В Десятисловии украинского националиста написано: «Добудешь Украинскую державу или погибнешь в борьбе за нее».

Вопрос стоял так: либо выдержать до конца, или умереть. Кто имел в себе силу, тот выдержал до конца. С Божьей помощью я принадлежал к тем людям.

— В 1985-м Вы вышли из концлагеря. Как адаптировались к условиям Советского Союза?

— Я поселился в Запорожье. Когда выходил из концлагеря, мне дали документ, где было написано, что запрещается въезд в Западную Украину, Прибалтику и Калининградскую область. В западные области мне не было разрешено даже ступать ногой.

Запорожье я выбрал, потому что это было индустриальный город — считал, что здесь будет легче найти работу. Но, учитывая то, что я был непрописанным, на работу меня не брали, а милиция не хотела прописывать, так как я не работал. Так я проходил два месяца. Все это время спал на вокзале на холодной плитке.

Вдруг меня в трамвае задел один человек и спросил, нужна ли мне работа. Я ходил в концлагерной форме. Видимо, он тоже когда-то сидел, поэтому и решил помочь. Сказал, чтобы я пошел в городскую комиссию, которая занимается пропиской и выпиской. Я рассказал этим держимордам свою историю, и они отправили меня в милицию, которая меня, в конце-концов, прописала.



Мирослав Симчич и 95-летний капитан 1-го ранга ВМВ СССР, ветеран ВОВ Иван Залужный, внук которого погиб в АТО в бою с оккупантами

— Куда пошли на работу?

— С моей биографией меня не хотели никуда брать. Тогда я пошел туда, где никто не хотел работать — на ремонт металлургических печей завода «Запорожсталь».

Когда останавливали печь на ремонт, то стены от температуры были раскалены до бела. Ведь во время работы в печи была температура три тысячи градусов, и стены ее не выдерживали. Нашей задачей было залезть внутрь и ремонтировать стены. На ремонте печей работали три смены по пять минут. Дышать внутри было нечем — все в груди горело.

Здесь я проработал полтора года. Впоследствии встретил товарища, который уволился из концлагеря на два года раньше и уже работал слесарем на этом же заводе. Он предложил мне пойти к нему на работу токарем, и я согласился.

— Как к Вам относились сотрудники?

— Пока не узнали хорошо, кто я, то относились с подозрением. Я работал токарем в гараже. Почти каждый водитель, кроме государственной машины, имел и свою. Они приходили ко мне с просьбами сделать определенные детали к их машинам. Мой предшественник за работу брал 3 рубля или поллитра водки. Когда я пришел, то ничего с тех водителей не брал. Со временем я оставался точить им детали и после своего рабочего дня. Для водителей это было довольно странно, что я не брал с них деньги. Поэтому они начали думать, что я свидетель Иеговы.

Через некоторое время в областной газете на всю полосу появилась статья обо мне. В лучших методах советской пропаганды меня изобразили «фашистом», «убийцей» и не только. Газета вышла в пятницу. Я на эти выходные поехал за город на огород (дачу), поэтому не знал об этой статье.

Когда я в понедельник пришел в цех, то увидел, что водители бегут ко мне и кричат​: «Дед, е...б твою мать, ты почему коммунистов всех не убил?! Смотри, сколько их, бл...дей, еще осталось». Я говорю: «Ребята, успокойтесь! Сколько успел — столько убил».

После этой публикации мои сотрудники стали относиться ко мне как к родному отцу: со всякими домашними неурядицами приходили за советом. Я даже не рад был, но каждого нужно было выслушать — не мог оттолкнуть людей. Мне и говорили: «Дед, что тебе надо, ты говори — все поможем».

— Не вызывает ли у Вас нынешняя Украина разочарование?

— В этом вопросе звучит и ответ. Большевики настолько уничтожили нашу интеллигенцию, что когда появилась независимость, то не было кадров, чтобы охватить все государственные учреждения и строить ту Украину, за которую мы боролись. Эта большевистская номенклатура грабит и продает Украину и по нынешний день.

— В Украине подрастает новое поколение — ровесников независимости. Что бы Вы пожелали этим людям?

— На нх самая большая надежда. Тех, старых, воспитанных коммунизмом — не перевоспитаешь. Души этих молодых людей не испорченны комсомолом и компартией.

Но мы должны понимать, что никто нам в этой жизни просто так ничего не даст. Не надо думать, что все утрясется и как-нибудь будет — за все в этой жизни надо бороться.

Полную историю жизни Мирослава Симчича читайте на сайте Харьковской правозащитной группы.

14.10.2013

http://argumentua.com/stati/skolko-uspel-stolko-ubil-sotnik-upa-miroslav-simchich-o-voine-za-ukrain


Симчич на каторге

Отрывок из интервью Мирослава Симчича украинской секции радио "Свобода":


- Когда пришли немцы летом 1941 года, как выглядела Ваша деятельность? Что изменилось?

- Когда пришли немцы, то началось с большого подъема национального духа, но это национальный подъем скоро немцы подавили, потому начались аресты, расстрелы людей, началась с немцами жестокая борьба. Кого уничтожали? Всех поклонников и участников ОУН.

В этот момент я делал все то, что мне диктовала организация. Мы были подвластны взрослой организации. Я помню было такое задание: надо было в типографии получить шрифт, буквы, я получил приказ любой ценой это забрать. Я это сделал. Познакомился тогда со сторожем, он дал мне ключ, я его отбил и сделал такой же себе. Однажды ночью с группой ребят пришел и открыл дверь, зашли в типографию, там была большая куча шрифтов. Набрали целые чемоданы и вынесли. Принес к себе на квартиру, а на второй день приехала подвода и забрала этот шрифт и повезла туда, где была организована типография.

- В 1943 году вы вступили в УПА, имея неполных 20 лет. Какой тогда увидели УПА, как понимали задачи армии?

- Да, в 1943 году я поступил в УПА. Это было где-то ближе осени. Увидел просто воинскую часть, которая борется со всеми врагами. Понимал я УПА, как спасительницу украинского народа, сможет нас освободить от всякой неволи, или московской, или польской, или немецкой, ибо переходила и власть одна за другой. Я понимал, что УПА освободит нас от всех оккупантов. В основном там были молодые люди, но были и старше, бывшие украинские сечевые стрельцы, там были и офицеры. А мы, молодежь, были сельские и городские ребята. В УПА тогда в военные годы в основном были украинцы.

- Пан Симчич, как оценили создания дивизии «Галичина»?

- Критически в связи с тем, что сначала, когда пришли немцы, то мы надеялись, что они нам не будут вредить и не будут препятствовать строить украинское государство. Но, как немцы начали нас прессовать жестоко, то и мы начали жестоко обращаться, как говорится, око за око. Как к очередным оккупантов мы относились к немцам. И, в связи с тем, к дивизии «Галичина» мы благосклонно НЕ отнеслись. Часть людей, которая была под влиянием мельниковцев, те благосклонно пошли в дивизию, а с нас никто не пошел.



Отрывок из статьи в газете "Украинская правда":

По данным Центра исследования освободительного движения, с советской стороны, кроме дивизии НКВД генерала Дергачева, в этой операции принимали участие 31, 33 и 87 пограничные отряды и некоторые другие формирования.

Со стороны УПА – местные курени "Гайдамаки", "Карпатский", возможно, "Гуцульский" и "Победа", а также с Калущини сюда рейдировал знаменитый курень "Бешеные" Павла Вацика-Прута (который заменил раненного куренного Ризуна).

Всего – не меньше 10 сотен численностью свыше 1200 старшин и стрельцов.

Очевидно, на один из таких указанных пограничных батальонов по дороге на Космач, в село Шипот, наткнулась Березивская сотня, в которой Симчич в то время командовал 3-им отрядом. Вместе с сотней Гонты этот курень окружил и за одни сутки разгромил тот батальон.

В бою Мороз был тяжело ранен и передал командование именно Симчичу, который перед тем с двумя отрядами успешно закрыл прорыв врага, и довел бой до победного конца.

А тем временем продолжались отчаянные бои куреней УПА с главными силами врага в самом Космаче. Наш герой вспоминает:  "Там было полно наших войск, но мы не захотели принимать бой в селе, чтобы село не горело. И отступили из села.

На окраине Космача в лесную местность большевики зашли триумфально: они надеялись, что будет им сопротивление. И начал Ванька гулять: грабить людей, насиловать женщин и тому подобное, что они умели делать, – это все знают.

Когда большевики расслабились, наши части окружили Космач и начали их бить. Бой продолжался трое суток без перерыва. Выстреляв весь запас своей амуниции, подали радиограмму в Станислав в штаб дивизии, чтобы давали им подкрепление, поскольку уже они вот-вот капитулируют. А эту радиограмму наша разведка перехватила. Со Станислава им ответили, что помощь будет. Наше командование решило не допустить помощи".


Пока основные повстанческие силы проводили отчаянные бои в Космаче, несколько сотен стало на подходе к селу встречать последние резервы дивизии карателей-НКВД. Березивцам пришел приказ отойти к потоку Рушир для засады: дорогу с Яблунова до Космача выпало охранять им.

Новый молодой сотник Юрий также поручил руководить боем опытному Кривоносу. "Двести пятнадцать стрельцов надо было замаскировать так, чтобы враг не заподозрил ничего. Местность подходящая нашлась. Горы там брали дорогу в подкову. Мне подумалось, что сам Господь создал наши горы, чтобы уничтожать в них непрошеных зайд", – вспоминает Кривонос.

У этой усиленной сотни на вооружении было 22 легких пулемета, полковой миномет, "бронебойка", свыше 20 автоматов, около 15 полуавтоматических ружей, остальное – карабины (крисы) и гранаты.

Вражеская колонна появилась утром: 12 грузовиков-студебекеров (по другим данным – свыше 15), тесно набитых солдатами, и одна легковая машина остановились на самом краешке пропасти перед только что разобранным повстанцами мостом. Все были на виду.

За 2,5 часа уничтожили почти всех – 405 солдат и офицеров полка дивизии НКВД, включительно с ее командиром – генерал-майором Дергачевым. (...)

Один из моментов рассказа Кривоноса звучит особенно волнующе и даже сенсационно: "Я помню последний разговор с подпоручиком краевого Руководства Дзвинчуком осенью 1946 года.

Он собрал нас 5человек сотников – Белого, Выхора, Спартана и Юрка: "Ребята, бравурные походы кончились. Уходим в глубокое подполье на долгие десятилетия, минимум на 40-50 лет. Должны показать миру, что Украина боролась, борется и будет бороться до полной победы за свою независимость".

Всех рядовых, которые были больны, мы старались как-то легализировать. Мы решили умереть, но не опозорить Родину, и тем самым пронести для будущих поколений нашу историю".

Могли ли воины УПА бежать за границу? Могли! А березивцы даже там побывали: "Командование наше договорилось с мадьярами, что они примут наших раненных в свой госпиталь, далеко на их территории, надо было их туда отвезти.

Мы навьючили 16 коней. У меня был от полковника Крапивы приказ: отвези людей в госпиталь, покажи мадьярам, передай документы от нашего командования. Если сможешь, то возвращайся назад, если не сможешь – отступай вместе с мадьярами на Запад. Когда мы показали раненных, я выстроил отряд, 45 ребят, объяснил приказ. Ни один не заикнулся, что хочет отступать".












Мирослав Симчич позирует на фоне памятника в его честь

Posts from This Journal by “УПА” Tag

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
deratisator
Jan. 13th, 2018 05:36 am (UTC)
воевал более 4-х лет до декабря 1944-го, когда он был захвачен в бою войсками МГБ
1948
volnodum
Jan. 13th, 2018 10:20 am (UTC)
Да, опечатка.
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow