volnodum (volnodum) wrote,
volnodum
volnodum

К 100-летию со дня рождения выдающегося подпольщика ОУН-Б Евгения Стахова

15 сентября 2018 года украинские патриоты отметили 100-летие со дня рождения выдающегося участника украинского национально-освободительного движения, одного из лидеров подполья ОУН-Б на Донбассе и Днепропетровщине в годы Второй Мировой Войны и отцов-основателей Украинского Главного Освободительного Совета (укр. УГВР), известного и авторитетного деятеля украинской диаспоры США, отца известного американского ученого и лауреата Нобелевской премии Евгения Зенона-Стахова, последнего президента УГВР в эмиграции - Евгения Павловича Стахова (18.09.1918, Перемышль, Польша - 26.01.2014, Нью-Йорк, США), прожившего 95 лет.

Пользуясь случаем, хотел бы поближе познакомить читателей с этой неординарной и незаурядной личностью, вложившей огромный вклад в демократизацию и гуманизацию украинского национального движения и идеологию ОУН. Публикую два материала, из которых можно узнать о непростой жизни и героической борьбе отважного националиста: отрывок из статьи украинского историка Александра Панченко и интервью Евгения Павловича интернет-порталу Zaxid.net, которое он дал 1 октября 2008 года.

Взгляды, мировоззрение, политическая позиция и личный опыт пана Стахова являются еще одним убедительным доказательством того, что украинский демократический национализм - полный антипод нацизма и любых форм тоталитаризма, шовинизма и порабощения.




************************************************************


С Евгением Павловичем, как руководителем Президиума Среды Украинской Главной Освободительной Рады, я лично познакомился в конце 1990-х годов, когда работал над своими книгами об Украинской Главной Освободительной Раде (УГОР) и действующем лидере Организации Украинских Националистов (б) (1941-43) Николае Лебеде. После этого мы время от времени встречались с ним преимущественно в Киеве, а в 2009 году — неподалеку от села Спрыня на Львовщине, где как раз в июле 1944 года и появилась УГОР, — этот «верховный и высший руководящий орган украинского народа в его революционно-освободительной борьбе» во времена Второй мировой войны и в послевоенные годы. Тогда, как и до недавнего времени, пан Евгений был Председателем Президиума Среды УГОР, жил в американском городе Уолдвик и, несмотря на весьма почтенный возраст, был полон энергии, живо интересовался процессами на материковой Украине и очень часто посещал родные земли. Он был автором двух действительно знаменитых книг — «Крізь тюрми, підпілля й кордони. Повість мого життя», вышедшей в 1995 году в киевском издательстве «Рада» и обновленной книги воспоминаний «Останній молодогвардієць» (Киев, издательство «Варта», 2004).

Слева направо: братья Стахив — Игорь, Евгений, Володимир

Евгений Стахив хорошо знал обо всех моих планах и наработках, охотно писал на них отзывы и рецензии, хотя, на мой взгляд, был больше «человеком действия», чем «человеком пера». Нашей общей с ним темой была Украинская Главная Освободительная Рада, как также ее структуры на чужбине Зарубежное представительство (впоследствии — Среда), Военный Центр при ЗП УГОР, нью-йоркская фирма-корпорация «Пролог». Больше всего меня интересовали соображения и позиции Евгения Павловича относительно изменения мировоззрения украинских националистов во времена Второй мировой войны, когда Походные группы ОУН (б) ОУН СГ пришли на к нам, на Приднепровье, как и на Восток, Донбасс, Юг и Крым, и под влиянием тогдашней действительности и менталитета украинцев оккупированных немцами наших территорий довоенная, преимущественно галицко-волынская по составу ОУН, изменила не только программу, но и устройство, отбросив лидерские принцы в руководстве и лозунг «Украина для украинцев», который не очень радостно воспринимался большинством населения в центре и на востоке Украины. Украинским националистам из Походных групп во времена последней мировой войны быстро стало понятно, что будущее независимое Украинское государство должно уважать все права человека и свободы и обеспечивать свободное развитие представителям всех народов и вероисповеданий, которые уважают ее как Родину.

Слева направо: Владимир, Евгений и Игорь Стахив в кругу родственников и друзей, — фотография 1970 года

Известно, что с началом военных действий между немцами и «советами» на украинской территории, с августа 1941 года, Евгений Стахив стал членом Южной Походной группы вышколенной ОУН из-под стяга Степана Бандеры (ОУН (б), которую возглавлял с сентября 1941 года в ранге Правящего (действующего) проводника Николай Лебедь. Совсем еще молодым человеком пан Евгений находился на сложной подпольной работе с началом немецко-советской войны в Бердичеве, Кривом Роге, Кременчуге, Днепропетровске, Мариуполе, Краснодоне и других городах Донбасса. Но, прибыв на нашу территорию с ОУН-овским лозунгом «Украина для украинцев», чтобы пробудить на Востоке и Приднепровье национальный дух, Е.Стахив, как и подавляющее большинство членов Походных групп ОУН (б), столкнувшись с новой действительностью и взглядами, сблизившись с местными селянами, рабочими, интеллектуалами, сделали для себя вывод, что украинское национальное государство должны строить все нации и народности, живущие на нашей земле. Лично пан Евгений к такому мнению пришел, оказавшись на Донбассе, где в подполье должен был всегда рассчитывать на ежедневную помощь не только со стороны украинцев, но и русских, греков, евреев, татар, представителей других национальностей, которых было так много на тех территориях, и где говорили не только о национальных правах этнических украинцев, но и о социально-экономическом устройстве будущего Украинского государства и правах всех национальных меньшинств, так как именно такая свободная Украина и должна была стать демократическим государством со свободой предпринимательства, различных форм собственности, свободной прессы и различных религий.

Проводной актив ОУН на Рождество 1939 года в Зайберсдорфе, Австрия, слева направо: Н. Кравцив с сыном, Анна Гарас, Мария Химинец, Степан Бандера, Олекса Гасин, Богдан Кравцов, Владимир Стахив и другие

«... Верю, что нужно писать правду о событиях, несмотря на то, нравится это кому-то или нет. Правда поможет разобраться историкам в событиях, которые происходили на украинских землях, и кто был героем, а кто только хочет жить за счет других ... », был убежден св. пам. Евгений Стахив. Такую «голую», неприукрашенную правду мы можем читать во всех его книгах, интервью и сообщениях. Вот в своей книге «Останній молодогвардієць» он, среди прочего, отмечает: «У зв’язку з… тими суперечками між націоналістами і комуністами в пам’яті спливають спомини одного з наших січових стрільців, котрий брав участь у бою на Маківці. Він оповідав, що коли вони виграли бій і йшли вперед, переглядаючи поранених і вбитих, в кишені на грудях одного солдата російської армії знайшли «Кобзар» Тараса Шевченка — він його не вборонив од смерті. І як було боляче і прикро, що ми, українці в австрійській армії, воювали з українцями з російської армії. Брат проти брата, і навіть застрелили хлопця, котрий мав на серці «Кобзар» ...».

Член ОУН Евгений Стахив в 1941 году

Владимир Стахив

Евгений Стахив утверждал, что «...Українська держава має визнати свою історичну тяглість і стояти на базі не УРСР, а УНР і УГВР», УГОР была инициирована после того, как ОУН в 1943 году сменила свою платформу с тоталитарной на демократическую. А это, в свою очередь, — после того, как «западники»-ОУН-овцы с Походными группами пошли на Восток и познакомились с местными самостийниками. И случилось: горячие карпатцы, оказавшись рядом с уравновешенными степняками, вспомнили историю Запорожской Сечи, о которой читали тайком, обучаясь в польских школах. Вспомнили, что армия Украинской Народной Республики и УПА устройство и терминологию (кош, сотник, хорунжий) взяли от казаков, поэтому следовало бы принять их демократическое мировоззрение. Произошла эволюция от идеологии диктата — к согласию и сотрудничеству для создания совместного демократического государства. Кто-то говорит: независимость Украины упала с неба. Но сколько было пролито крови веками перед этим. Сталин уничтожил цвет украинского народа — одних только писателей более 600. Они были за красную, советскую, но все-таки Украину. Мыкола Хвылевой был за коммуну, но украинскую. А после войны были шестидесятники, диссиденты. Это все — база Украинского Государства, за которое погибли миллионы людей. Их победили оружием, но они не сдались. УГОР не капитулировала. Кстати, она не начинала Украину «с себя». В Универсале говорится, что УГОР продолжает традицию Центральной Рады. В том парламенте были представлены самые разнообразные политические группы. Президентом выбрали Кирилла Осьмака с Полтавщины, членами были Иван Вовчук из Никополя, Иосиф Позычанюк, бывший комсомолец из Киева, Василий Потишко, бывший член Центральной Рады, эсер. Вели переговоры с тогдашним лидером мельниковцев Олегом Ольжичем. Если бы его не арестовало гестапо во Львове — он присоединился бы к УГОР. Кстати, я был в Киеве в октябре 1941 года, встречался с Еленой Телигой, Иваном Рогачем. Проводник бандеровцев Дмитрий Мирон послал меня на переговоры с мельниковцами, мол, нужно сотрудничать, потому что немцы нас бьют, а мы еще и между собой воюем ....

К сожалению, даже в УПА мало кто знал, почему произошла смена руководства ОУН. Условия были сложные, и не было возможности всем членам объяснить ее причины. Аналитики, очевидцы и идеологи изменений, почти все погибли. Те, которые вышли из концлагерей, не прошли той эволюции, которую прошли мы, они преимущественно продолжали тоталитарную программу. В 1948 году на так называемой Миттенвальдской конференции в ОУН снова произошел раскол: зарубежное представительство УГОР и «краевиков», которые пришли из Украины, и вышедшие из концлагерей, во главе с Бандерой и Стецько. Мы назывались УГОР-овцы (демократы), а те — бандеровцы (тоталитарники). Внутренняя борьба была сильная. В 1990 году в Украину вернулись стоявшие на тоталитарной платформе. И сегодня люди, которые называют себя бандеровцами и мельниковцами, исповедуют идеологию, которая была устранена из программы ОУН еще в 1943 году. Но их нельзя и сравнивать с УНА-УНСО, «Свободой» и «Братством». Просто у них такая программа ... ».

Евгений и Мария Стахив с сыновьями Зеноном и Борисом в компании Николая и Дарьи Лебедь, - Нью-Йорк, 1951 г.

Евгений Павлович Стахив родился в семье булавного Украинской Галицкой Армии (УГА), участника похода на Киев Павла Стахива (1880-1960), он был братом знаменитого публициста и общественно-политического деятеля Владимира Стахива (1910-1971), министра иностранных дел в украинском Государственном Правлении, которое появилось во Львове 30 июня 1941 года. Вся семья Стахив постоянно жила идеей восстановления украинской государственности, а все шестеро детей вслед за отцом Павлом и мамой Казимирой до конца посвятили себя борьбе за Свободу Украины.

Сын Евгения Стахива пластун Борис (стоит девятый слева) среди своих собратьев-пластунов, - 1962 год

Евгений окончил народную школу в Перемышле в 1928 году и гимназию в Перемышле, с 1932 стал членом Юношества ОУН, членом ОУН — с 1934 года, а через два года после этого — сотрудником уездной управы Перемышлянской «Просвіти», позднее — бюро «Рідної школи», впоследствии изучал агрономию во Львовской политехнике. В конце 1930-х годов пан Евгений проявил себя как член «Карпатской Сечи», был при ее штабе, отделе сичевой разведки и редакции хустской газеты «Нова свобода», попал в венгерский плен, но со временем оттуда сбежал.


Накануне взрыва немецко-советской войны Евгений Стахив вместе со старшим братом Владимиром работали в «Українській пресовій службі» в Берлине, где почти одновременно, с марта 1940-го по июнь 1941 года, младший Стахив изучал, как он писал, выплавку стали на факультете металлургии в Технишехохшуле-Шарлотенбург.

Євген Стахів


В своем интервью одной из украинских газет св. пам. Евгений Стахив отмечал, что «... эта наша переориентация имела большой успех. К нам присоединялось все больше людей, а главное — из молодого поколения и рабочих. Мы пошли к народу, начали говорить с ним на языке, который он понимал. Он начал с нами сотрудничать, и это был самый большой успех всей нашей подпольной работы. С тех пор в нее начали включаться другие национальности: русские, татары, греки. Поскольку полностью изменилась роль подпольщиков-националистов: не руководить народом (который должен быть только исполнителем воли малой группы руководящего состава националистической партии), а служить ему, быть с народом и для народа. Итак, мы стали на демократическую базу, и это был наш шаг вперед ... ».

Кстати, воспоминания Евгения Стахива полностью подтверждаются исследованиями, сделанными на основе данных из архивов советских спецслужб. Действительно, в городе Мариуполь 8 октября 1941 годапоявилась первая Походная группа ОУН (б), в составе ее было 12 человек возглавляемых Василием Булавским, скорее всего принадлежавшим к группе «Пума», которая была сформирована из студентов-украинцев Вены. Эта группа была разделена на две части — первая вступила в полицию, другая - работала переводчиками, — но обе группы теперь имели возможность получать важные данные и искать сторонников украинской идеи. В. Булавский возглавил отдел народного образования Марьинского района, где работал вместе с Тарасом Шкевритько, которого в 1944 году расстреляло гестапо. Немцы же, узнав об истинных намерениях деятельности членов группы ОУН (б), арестовали их и выслали с Донбасса. Походная группа ОУН (м) появилась в Донецке в конце 1941 года, ее руководителем был Орест Зибачинский, они нашли сторонников украинской идеи среди работников полиции, но опять же гестапо установило руководство группы и депортировало его на Запад. В конце февраля 1942 года на Донбассе начала активно действовать группа Евгения Стахива и Ивана Клима, в Донецке был даже организован городской провод ОУН.

Начальник Донецкого областного управления НКВД полковник Демидов в докладной записке от 30 ноября 1943 года писал о точном количестве украинского националистического подполья во время немецкой оккупации в разных районах Донетчины: «... По районам Сталинской области созданы значительные формирования ОУН. Установлено, что в городе Мариуполь организация ОУН насчитывала до трехсот человек, в Краматорске — 120, в Славянске — 80, в Красноармейске — более 50, в Макеевке — 60, Марьинке — 80, Ольгинке — 30 человек ... В основном в ОУН... ». Евгений Стахив недавно был последним из живых непосредственных участников боев за Карпатскую Украину, Походных групп ОУН (б) и членом Заграничного представительства подпольного парламента УГОР. Это о нем Дмитрий Павлычко написал такие слова: «... Евгений Стахив, который с отрочества находился в рядах ОУН, прошел страшные испытания смертями своих друзей, боролся за демократические принципы в националистических программах, то есть перегонял в развитии близоруких князей, нигде не усомнился в идейной нацеленности своей жизни ... Национализм для него — не патриотическая теория, а жизнь, основанием для которой является национальный дух, охватывающий все сферы взаимоотношений между людьми. Национализм, точнее, патриотизм является для него практической ежедневной жизнью, за пределами которой — рабство, низменность, ничтожество духа.... Национализм для Евгения Стахива был с его юношеских времен и сохраняется до сих пор как осознание значимости своей жизни ... Мы можем по-всякому называть демократический национализм Евгения Стахива, но именно эта идеология может и должна быть поставлена не только в фундамент нашей государственной жизни, но также в воспитание сознания, по которому человек другой нации имеет право на свободное развитие своего языка, религии и культуры, и таким образом свобода одного народа должна становиться свободой для других народов ... »


https://day.kyiv.ua/ru/article/istoriya-i-ya/semya-stahiv-evgeniy-vladimir-zenon-i-drugie


***************************************************************



- Господин Стахов, Вы боролись за независимую Украину. Сейчас мы имеем именно такую страну, за которую вы воевали?

- Мы боролись за независимую Украину, за демократическую Украину с социальной справедливостью, равенством, где бы все граждане были равны. Мы знали, что на Украине есть национальные меньшинства. Сначала у нас был лозунг «Украина для украинцев», но я воевал на Донбассе, и мои коллеги говорили, что этот лозунг не есть хорошо, и мы это лозунг отвергли и боролись за демократическую страну с равными правами для всех. Главное было добиться независимости, а дальше уже как решит народ - будет у нас демократическое направление, или социал-демократическое или социалистическое.

Я и мои соратники были очень рады, когда стал валиться Советский Союз. Когда в 90-м году РУХ делал живую цепь Киев-Львов, я впервые приехал в Украину. И даже когда в первом парламенте было большинство коммунистов, для нас это не играло роли, потому что страна была независима. А остальное мы должны были уладить в своем государстве демократическим путем. Мы думали, что теперь надо работать активно, чтобы демократы победили коммунистов. В 1991 году за независимость проголосовали и коммунисты, следовательно это было демократично. Так что есть такая Украина, за которую мы воевали, а остальное - народ решит. Когда выборы выиграл Кучма, я как раз был в Украине. Мы, патриоты, не были за Кравчука, но когда выиграл Кучма, мы были разочарованы, потому что Кравчук был лучше, чем Кучма.

А потом мы очень радовались когда был Майдан! Мы думали, что теперь, когда Майдан выиграет, то все будет хорошо, что после Майдана будет та, лучшая Украина. Майдан... Майдан кричал - бандитам тюрьмы. Бандиты ходят - больше еще чем было. У меня и у моих коллег есть разочарование, потому что те люди, которых выдвинул Майдан, не оправдали надежд Майдана.

- Почему так произошло?

- Это я вас должен спросить, почему так произошло! Хотя простые люди не виноваты. Я думаю, что виновата сама гора - те, которые управляют страной. С одной стороны, есть Президент и его секретариат, с другой - правительство во главе с Юлией Тимошенко. Они в ответе, а народ терпит.

- Вы были организатором ОУНовского подполья на Донбассе. Как воспринимали идеологию ОУН дончане?

- Донбасс - это своеобразная часть Украины, где большинство из рабочего класса. Я сначала был в Горловке, затем в Константиновке, Краматорске, Мариуполе, Сталино. Люди между собой разговаривали на суржике, но со мной разговаривали все на украинском языке. Я совсем не понимал, что это суржик. Я был в гостях у семьи учителей селе Яснувата, и у нас разговор шел по-украински, а их ребенок говорил с нами по-русски. И я ему говорю, а почему ты говоришь по-русски, когда все говорят по-украински. А он мне: «А разве я калякаю по-кацапски?» «А как?» - спрашиваю я. А он говорит: «По ясинувацки». И я понял, что это не русский язык, это - мешанина из двух языков.

Вообще там не было национального непонимания. В нашем подполье там были татары, на юге, между Волноваха и Мариуполем, было 10-15 греческих сел, и я имел дело с греками, которые, кстати, говорили по-украински - чисто, а не на суржике. Когда мы воевали против немцев, то многие из этого региона говорили - мы «русские украинцы».

Вот, например, наш подпольщик предал и приехал из гестапо на квартиру, где я жил, у самого поселка Сталино, и я убежал. Я боялся, что провал, и потому не шел к другим нашим подпольщикам. Я пошел к русским! Я знал русскую девушку, которой приносил письма от ее парня-украинца, переехавшего в Кривой Рог. И они меня прятали. Вот как нас воспринимали.

Но должен сказать, что против немцев там было легко воевать. Против коммунистов тяжелее. В 1943 году мы выпустили листовку, на которой в заголовке было написано: «Смерть Гитлеру, смерть Сталину». Люди должны были знать, кто мы есть. И тогда отношение к нам изменилось. Ибо смерть Гитлеру - это было легко, а смерть Сталину - это трудно воспринималось.

- Сейчас Бандеру считают образцом украинского националиста. Он действительно этого заслуживает?

- Это большой и сложный вопрос. Я уже говорил, что сначала у нас был лозунг: «Украина для украинцев», но на Востоке этот лозунг не воспринимали так, как на Западе. И мы, те, кто были на Востоке, решили, что мы должны быть с народом, а не решать за него или диктовать, как оно должно быть.

Поэтому в 1943 году постановили, что будем обращаться в провод (руководство - М.С.) ОУН (а провод был во Львове), чтобы изменить эту идеологию. И состоялась конференция подпольщиков Волыни, Галиции и Восточной Украины, и была дискуссия о программе. Галичина думала иначе, было недоразумение на этих совещаниях, даже могло дойти до разрыва, но решили, что мы должны созвать Большой Сбор украинских националистов, и Сбор решит. Сбор состоялся в августе 1943 года, и в истории он называется Большой Чрезвычайных сбор ОУН. На том сборе изменили программу на демократию и равенство. Тогда же решили избавиться от вождизма. Постановили создать бюро повода - триумвират. Председатель - Шухевич, Дмитрий Маевский и Ростислав Волошин.

Это был переход от тоталитаризма к демократии.

В июле 1944 года была создана УГВР - Украинская Главная Освободительная Рада, которая должна руководить всей борьбой. В нее вошло ОУН, остатки демократических партий, церковные деятели. И в доказательство того, что это не является галицким институтом, президентом избрали Кирилла Осьмака, уроженца Киева. Там были и католики, и православные. И православных, и католиков было половина на половину.

Теперь относительно Бандеры: в 1941 году немцы арестовали украинское правительство во Львове, арестовали Стецько, а в Кракове - Бандеру и моего брата, который был в правительстве Стецько министром иностранных дел. Они сидели в Берлине в тюрьме. Большинство арестованных отправили в концлагерь Освенцим. 15 сентября немцы устроили большой погром украинцев. Были арестованы многие люди в Украине и студенты в Вене, Берлине, Гданьске, Праге.

Когда война кончилась, они ушли из тюрем и концлагерей с той идеологией, с которой их арестовали - тоталитарной, донцовской. Никто из них не имел никакого понятия, что на Украине творится. Позиция Бандеры была непонятна ни для кого. В феврале 1946 года была конференция тех членов ОУН, которые были за границей, и на той конференции решили, что для борьбы за Украину нужно создать ЗЧОУН - зарубежные части ОУН.

Степана Бандеру выбрали председателем не ОУН, а ЗЧОУН. Началась внутренняя борьба. Бандера опять хотел повернуть назад свой статус, доказать что он – проводник (от слова «провид», т.е. «руководитель»), диктатор.

Состоялась дискуссия между теми, которые пришли с Украины, и теми, что вышли из тюрем. Мы, те, кто вышел из крыивок (тайных убежищ. Прим. перев.) , хотели, чтобы руководитель ЗЧОУН назывался «председатель», а Бандера требовал, чтобы название было «проводник». Пошли на компромисс, что пусть будет «проводник», но мы выбираем «провод».

Постепенно сформировались две группы. Те, которые поддерживали УГВР и были за демократию – «краивики», и вышедшие из тюрем – «кацетники».

Бандера хотел возвращаться к тоталитаризму, что было плохо для украинского народа. Следовательно, тот, кто хочет строить памятник Бандере, тот желает возвращаться к тоталитаризму. Бандере, который не знал, что здесь делается, - памятники, а тем, кто здесь воевал, что? Шухевичу должны быть памятники, а не Бандере! То есть обида для тех, кто воевал и погибал, так как они гибли не за Бандеру, а за Украину.

Кстати, в УПА не было ни одного красно-черного знака! Только сине-желтые и желто-синие флаги, поскольку это были бандеровцы и мельниковцы. Украинские повстанцы бандеровского направления имели сине-желтый флаг, а мельниковцы - желто-синий. А красно-черные цвета появились в Украине только в 1991-1992 годах.

- И откуда же взялся красно-черный флаг?

- Красно-черный флаг - это фашизм! Ибо только большевики, фашисты и итальянские фашисты Муссолини сделали партийные флаги государственными. Даже Россия сейчас вернулась к нормальному российскому флагу. Красно-черный флаг - это флаг провокаторов.

Я говорил, что был здесь в 1990 году. Тогда еще был Советский Союз, который здесь всем руководил, и уже тогда во Львове появилась УНА-УНСО. Они ходили с красно-черными флагами. И УНА-УНСО было создано не украинскими патриотами, а большевиками. Создало его КГБ для провокаций.

Хотите доказательств? Перед провозглашением независимости я был во Львове и жил в отеле «Жорж». Вышел на балкон, смотрю, а по той улице, что сейчас проспект Шевченко, марширует УНА-УНСО, около 80 парней в камуфляже, и они несут красно-черные флаги и поют: «Смерть, смерть, ляхам смерть, смерть московско-жидовской коммуне ». Так они ходили по кругу целый час. А я как раз ехал в Киев и был знаком с председателем комиссии иностранных дел в парламенте Украины. И я ему говорю, что украинцы имеют страшное клеймо антисемитов, а в Европе антисемитизм равен с фашизмом, и мы можем сильно пострадать. Вы у власти и должны с этим что-то делать.. Он сказал мне, что видел этот «атракцион» вечером на российском телевидении. Русские уже там были! В КГБ это все организовали, чтобы мир знал, кто такие украинцы.

КГБ были мудры. Покажем миру, что они антисемиты! А те идиоты до сих пор тот флаг держат.

Я был на первом собрании УГВР в селе Спрыня (в Карпатах около Самбора на Львовщине). В 1944 году было больше сине-желтых флагов и менее красно-черных. А в 2004 году, на 60-летии УГВР, было мало сине-желтых. А все красно-черные! Это говорит про ту страшную глупость, которая помогает врагам Украины!

- В начале войны ОУН заключила договор с гитлеровской Германией. Почему это произошло? Был ли этот договор необходим?

- Сотрудничество ОУН с немцами была уже давно. Задолго до Второй мировой войны. Еще от эпохи Западно-Украинской народной республики, со времен договора Петлюра-Пилсудский: трагического и несчастного для Украины.

Поляки нас не завоевали, зато Петлюра в этом договоре отрекся от Западной Украины и отдал ее полякам. Петрушевич не мог поддерживать петлюровщины, и никто на Западной Украине не мог этого поддерживать. И тогда появилось такой лозунг: «Хоть с чертом, но против Польши». Тогда начало развиваться между галичанами советскофильство. Тогда же стали искать контакты с немцами, а Германия в то время была республиканская - демократическая.

И УВО, а затем ОУН имели контакты с немецкой армией. Еще до прихода Гитлера. Украинцы вместе с немцами вели саботаж против Польши и были поддерживаемы немецкой военной разведкой.

А как пришел Гитлер, то контакты прервались. Почему? Потому что польский диктатор Пилсудский был умнее всех остальных правителей в Европе. Увидев угрозу, которую несет Гитлер, он обратился к другим странам с предложением пойти на Германию и задушить Гитлера.

Ему отказали и тогда он, боясь нападения, заключил с Германией договор о ненападении и договорился о сотрудничестве против большевиков - надеялся, что в таком случае его не тронут. Сейчас найдены документы, в которых указано, на каких принципах строился этот договор. Была договоренность: как только они вместе развалят СССР, то Польша получит Украину.

После этого глава немецкой разведки Канарис призвал Е.Коновальца (один из главных организаторов и многолетний руководитель ОУН - М.С.) на тайную беседу и сказал, что «есть договор с поляками, и мы больше не можем вас поддерживать в борьбе против поляков. Но вы организуйте подполье против большевиков». И это стало причиной смерти Коновальца. Большевики забросили к нам свою резидентуру, и один из этих резидентов убил Коновальца. А когда Гитлер подписал договор со Сталиным, то все опять вернулось в другую сторону, и мы снова вместе с немцами были против Польши. Это что касается старого сотрудничества.

А теперь о том как все было во время войны: Версальский договор разделил Украину пополам, оставив часть под Польшей. Германия воевала за ревизию этого договора. Мы, все патриоты, также стояли за ревизию этого договора, чтобы вновь объединить Украину. Так мы стояли с немцами на равных позициях по ревизии этого договора. И когда Гитлер начал войну, то мы радовались, потому что думали, что это опять шанс сделать Украину независимой.

30 июня 1941 во Львове провозглашается независимость Украины, и во всех наших воззваниях было написано - «Да здравствует Гитлер!» Потому как мы надеялись, что будем объединенной страной в новой Европе, хотя и понимали, что так называемая« Новая Европа»- это будет гитлеровский СССР! Мы готовы были ради объединения Украины стать немецким вассалом. И сейчас я говорю, что немцы хорошо сделали, что нас тогда разогнали, потому что мы бы никогда не имели самостоятельной Украины. Нас бы мир проклял, что мы прислужники немецкие!

Они арестовали наше правительство. Мои коллеги хвастаются, что мы начали воевать против немцев. Нет. Это немцы нас заставили с ними воевать. Я был такой же германофил, как и все другие, но когда уж начали немцы меня искать, то и я стал с ними воевать.

Но скажите - если Сталин заключил договор с Гитлером, то это что, хорошо? А как мы заключили договор с Гитлером, так это плохо?

- Сейчас эта память о сотрудничестве с нацистами мешает признанию УПА

- УПА не повинна ни в чем, потому что тогда УПА не было! УПА появилось в 1943 году на базе борьбы с гитлеровцами. Это было восстание против немцев. Сейчас говорят "ОУН-УПА", но это большевистская провокация. Была ОУН, и была УПА. Кто объединяет ОУН и УПА, тот провокатор.

А теперь еще начали добавлять "дивизии ОУН-УПА". Что вы говорите? Так вы только помогаете врагам, так к слову «дивизия» наши противники тут же добавляют две буквы "СС" - и все, имеем штамп. Я не раз говорил за рубежом с теми "дивизионниками", кто действительно был в немецких дивизиях, и они говорят, что "воевали за Украину". Какую? Под немцами? А когда я говорю, что вы воевали за Германию, то они неистовствуют.

- Президент Украины присвоил Роману Шухевичу звание Героя Украины. Стоит ли сейчас прибегать к героизации, вызывающей такие споры в Украине?

- Кучма дал мне орден «За заслуги перед Украиной», Ющенко дал мне в 2006 году орден «Ярослава Мудрого». Я горд, что, по крайней мере, сейчас признали, что я воевал за Украину.

Шухевич заслужил орден! Награждение Шухевича немного понервировало "регионалов" (имеются в виду члены «Партии Регионов», Прим. перев.), а еще больше понервировало Путина. Но я считаю, что не Путину решать, кому в Украине давать ордена. Это не их дело! Или Украина - их собственность, что они должны решать, кто заслуживает орден, а кто нет? Нас не интересует, кому вы даете ордена, кому американцы дают ордена, кому Китай дает ордена, то почему вас интересует, кому мы даем ордена? Мы даем ордена тем, кто воевал против вас!

https://topwar.ru/1131-nemcy-xorosho-sdelali-chto-nas-togda-razognali.html


Tags: ОУН, УПА, история Украины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments