volnodum (volnodum) wrote,
volnodum
volnodum

Categories:

Новая Газета: Дубинки кончились? Оппозиция прошла по бульварам, не встречая насилия

К несогласованной акции в последний день лета московские власти готовились заранее: на Пушкинской площади накануне вечером стояли водометы, а на Чистых прудах с утра выстроились в цепочку автозаки. По количеству техники и сотрудников правоохранительных органов шествие 31 августа, казалось, должно повторить сценарий 27 июля и 3 августа с сотнями задержанных. Маршрут через центр города — от Чистопрудного бульвара до Пушкинской площади — один из тех, который мэрия принципиально не согласовывает. В итоге акция оказалась самой мирной за все это лето: группа протестующих до поздней ночи гуляла по городу, а задержали лишь одного человека.



Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

У памятника Грибоедову к двум часам дня уже выходят с пикетами. Две женщины стоят с плакатами меньше чем в пятидесяти метрах друг от друга: люди советуют им разойтись, чтобы не нарушить правила одиночного пикетирования.

— Да какая разница! Сейчас все равно пойдем с шествием, — отвечает пикетчица.

Один из первых плакатов — «За вымышленные беспорядки сидят реальные люди». Шествие 31 августа заявлено как акция против политических репрессий — повестка выборов в Мосгордуму отошла на второй план на фоне процесса о «массовых беспорядках».



Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Наш сегодняшний протест уже перерос выборы, — говорит мне пожилая женщина с короткой стрижкой. Татьяна приехала сюда из Королева, она не пропускает ни одной протестной акции. — Речь о том, что должна быть смена власти.

— Для жителей Москвы? — интересуется другая женщина.

— Почему? Для всех!

В начале третьего протестующие несколько раз порываются начать шествие под аплодисменты и кричалку «Пойдем!», но у памятника Грибоедову собрались пока не все участники акции.

«Не вижу моих студентов! — сетует профессор ВШЭ Александр Оболонский. — Это плохо, моя вина, наверное».

Съемка: Глеб Лиманский, Дарья Козлова, монтаж: Александр Лавренов / «Новая газета»

В 14.20 несколько сот человек начинают двигаться к Сретенскому бульвару, их сопровождают автозаки и полицейские машины. «Нам идти 30 минут, никого не заберут!» — шутит молодой человек.

Несмотря на заявленную повестку против политических репрессий, лозунги звучат разные, причем не все касаются Москвы.

— За Шиес! — скандируют люди.

— Это что такое? — спрашивает меня мужчина.

— Мусорный полигон в Архангельской области…

— А, знаю! Подумал, что это сокращение — как ЕдРо.



Начало шествия. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

На подходе к Трубной площади у Рождественского бульвара кто-то задевает мусорку.

— Начались массовые беспорядки! — смеется женщина.

Я замечаю на бульварах детей разных возрастов — гулять они вышли вместе со своими родителями. Последние протестные акции стали поводом для внимания со стороны правоохранителей к семейным парам, которые выходят на митинги с детьми. Двум семьям угрожали отобрать детей.

Десятилетний мальчик идет под руку с отцом и матерью, он скандирует лозунги.

К ним подходит корреспондентка «России 1», просит комментарий. «Канал «Россия» — позор России!» — вместо ответа скандирует женщина.

На мой вопрос, не страшно ли выходить на политическую акцию с ребенком, говорит:

— Мы ничего предосудительного не делаем, я считаю. Просто выражаем свою позицию.



Скандируют: «Мы без оружия!». Подсолнухи для Любови Соболь. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Уже к трем дня протестующие дошли до Пушкинской площади, где состоялась первая акция из серии московских протестов вокруг выборов в Мосгордуму, которая прошла 14 июля.

— Уважаемые граждане, ваша акция не согласована! — впервые за день прозвучал традиционный призыв сотрудников правоохранительных органов.

У памятника Пушкину пикетируют не только за арестованных по делу о «массовых беспорядках». Фем-активистки стоят в пикете в поддержку жертв домашнего насилия, нодовцы — против майдана и оккупации, активисты «Другой России» растягивают баннер с выдержкой из 31-й статьи Конституции.

Пока Тверскую перекрывают правоохранители, обвиняющие участников акции в том, что те мешают проходу граждан, на Пушкинской в толпе журналистов выступает Любовь Соболь. Впервые за долгое время ее не задержали до начала акции.



Любовь Соболь отвечает на вопрос, почему ее до сих пор не задержали. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Мы, москвичи, жители нашей страны, требуем прекращения политических репрессий невиновных людей, — почти срывающимся голосом кричит Соболь, которую можно разглядеть, только забравшись на постамент. — 27 июля массовых беспорядков не было! Интеллигенты-студенты не должны сидеть от трех до восьми лет [по ч. 2 ст. 212 УК о «массовых беспорядках»]. Я никогда не буду с этим мириться!

На импровизированной пресс-конференции она призывает в рамках «умного голосования» отдать свой голос в 43-м округе за Сергея Митрохина.

— Ни одного голоса «Единой России»! — кричит Соболь.

— Долой «Единую Россию»! — скандируют вслед за ней. Поблагодарив всех вышедших на акцию, все в той же толпе она спускается в метро. Журналисты и протестующие, кажется, готовы провожать ее до дома.


Полиция и ОМОН к этому времени успели выстроиться в два ряда оцепления, перекрыв Пушкинскую площадь. «Уважаемые граждане, проведение митинга не согласовано. Просим вас не допускать общественного беспорядка и покинуть площадь», — звучит из громкоговорителя. Люди в оцеплении возмущаются: «Как нам покинуть площадь?».



Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Женщина с волосами с проседью гуляет по площади, у нее в руках — плакат в поддержку арестованного Сергея Фомина.

— О выборах говорить уже поздно, а права человека все равно нужно отстаивать, — говорит Татьяна. — Этот беспредел был спровоцирован властью, пострадали интеллигентные, мирные люди. У меня внучка была на несогласованной акции 27-го! Я просто не могу молчать, мои внуки могли оказаться точно в такой же ситуации.

Через двадцать минут оцепление почему-то сняли: Омоновец на вопрос, почему — отшутился: рабочий день кончился.

Шествие должно было завершиться в пять вечера, но с площади протестующие идут гулять по Москве. Прошли к Петровке, 38, по Садовому кольцу, по огороженной Хохловской площади (известной как «Яма»), проспекту Сахарова. В половине двенадцатого группа протестующих все еще продолжает гулять по городу. Задержан один участник акции, Максим Кондратьев. Его доставили в ОВД «Китай-город».

от редакции

За неделю до выборов власти не только повысили пенсию московским пенсионерам, но и словно бы догадались: на улицы горожан толкает уже не только несправедливая избирательная кампания, но и нежелание мириться с полицейским произволом.

Силовики на последней протестной акции этого лета были без масок, никого не избивали. И оказывается, что ничего ужасного не происходит: люди просто идут по бульвару.

Трудно сказать, временное ли это изменение тактики для хорошей картинки накануне дня голосования, или сторонников «жестких мер» удалось отодвинуть от принятия решений надолго.

Важно другое: на примере несанкционированной акции 31 августа, прошедшей абсолютно мирно, мы видим, кто в действительности создавал на улицах города конфликт в течение последних полутора месяцев.

Лилит Саркисян

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/09/01/81791-dubinki-konchilis

Tags: Новая Газета, русский протест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments