volnodum (volnodum) wrote,
volnodum
volnodum

Categories:

Радио "Свобода": Остров свободы. В Риге открылся российский фестиваль документального кино

В латвийской столице в рамках Рижского кинофестиваля открылся XIII международный фестиваль независимого документального кино "Артдокфест". В этот раз на ArtDocFest/Riga показывают все конкурсные фильмы, числом 21, здесь заседает жюри, и здесь же награждают победителей.

В состав жюри в этом году вошли журналист Deutsche Welle Жанна Немцова, украинский кинорежиссер, сценарист и продюсер Роман Балаян и латвийский киновед Абрам Клецкин. Корреспондент Радио Свобода беседует с бессменным президентом фестиваля кинорежиссёром Виталием Манским.

– В прошлом году мы перевели всю конкурсную программу в Ригу, а решение жюри объявляли через полтора месяца в Москве. И не все фильмы, которые получили призы, мы смогли в итоге Москве показать. Мы очень не хотим терять российскую составляющую фестиваля, потому что в России он в десятки, в сотни раз более необходим, чем в спокойной Латвии. Но при этом мы понимаем и некоторую абсурдность этого деления, поэтому теперь вся конкурсная программа будет показана в Латвии. В Латвии его смотрит жюри, и здесь же в рамках Рижского международного кинофестиваля 26 октября мы узнаем имена победителей. Тем самым фестиваль "Артдокфест" в России – в Москве и Санкт-Петербурге показы пройдут в первой половине декабря – станет в каком-то смысле эхом.

Когда мы говорим о России, то всегда должны делать поправку на реальность: в этой стране всё подвешено, известно, какое давление оказывается на несогласных на территории РФ. Однако из 21 конкурсного фильма мы в России планируем показать 18, это очень много, но также мы еще покажем 100 картин других программ. По сути дела, в России работает второй по статусу конкурс Артдокфеста – международный конкурс фильмов, выложенных в интернет, "Артдоксеть". В нём международное, очень статусное жюри. Опытный продюсер и режиссер из Финляндии Рейю Никкеле работал специальным корреспондентом Финского телевидения в Советском Союзе, он прекрасно говорит по-русски. Известный критик и теоретик кино, член отборочного комитета Венецианского фестиваля Массимо Триа тоже владеет русским языком. И актриса, возможно, рекордсмен по участию в Каннском фестивале Динара Друкарова, она давно живет во Франции. Большое международное жюри рассматривает фильмы, которые либо созданы для интернета, либо выложены авторами в интернет в качестве способа коммуникации с аудиторией. Параллельно проходит зрительское голосование.

В России остаются яркие, принципиальные, концептуальные фестивальные программы. У нас будет программа, которая наверняка вызовет не только интерес, но и споры: русский взгляд на гендерную проблему, которую мы весьма провокационно называем #MeToo? – со знаком вопроса: мы действительно тоже, русские женщины? Или программа "После Союза": союза уже никакого нет, СНГ – мифическая организация, но это нам интересно. Мы хотим вернуть российскому зрителю современное украинское кино.

Фильм Юрия Шилова "Панорама"

У нас сразу три украинские картины, и я очень надеюсь, что мы убедим авторов показать их в России, хотя это непросто: например, конкурсный фильм "Панорама" будет показан только в Латвии, потому что его продюсеры и авторы непоколебимы: "Нет, мы в России показывать не будем!" Хотя фильм совсем не о политических проблемах, это человеческая, интимная история умирания старого кино, старых кинотеатров и старого киномеханика. И те украинские фильмы, которые мы хотим представить (возможно, это покажется удивительным), не связаны ни с политической, ни с актуальной повесткой дня Украины.



Виталий Манский
Виталий Манский

Например, это история архитектора, который в свое время построил легендарное здание в Киеве, напоминающее летающую тарелку, и как современная жизнь поглощает эту тарелку – над ним хотят возвести торговый центр. То есть истории бытовые, внеполитические – это и есть самые яркие украинские картины. Но я не знаю, может быть, опять придут на них люди в военной форме и будут распылять какие-то химикаты. Будут и фильмы из Армении, Молдовы, есть фильм из Узбекистана об узбекском роке. Он так и называется – "УзРок".

– Они входят в программу Рижского фестиваля?

Мы хотим создавать конкурс высочайшего международного класса и привлекать латвийского зрителя уровнем фестивальных программ

– Нет. Я хочу подчеркнуть, что Рига для нас – "остров свободы", где мы гарантированно защищаем конкурсную программу от внешних факторов. Фестиваля без конкурсной программы не существует. Чтобы Артдокфест не рухнул, мы приняли непростое решение вывести конкурс из России, но к нам в Ригу приезжают все до единого авторы. Есть немало авторов, в Россию невъездных, в одностороннем или двустороннем порядке. Так, например, Сергей Лозница после начала войны и аннексии Крыма никогда не въезжал в Россию. И для нас важно, чтобы режиссер представлял премьеру своей картины, вступал в коммуникацию с аудиторией. Мы в этом году обсуждение всех картин будем транслировать на ютьюб. Нам в этом помогает Матвей Трошинкин, который уже пять лет, как и я, живет в Латвии. Это режиссер картин, которые показывались в конкурсной программе Артдокфеста, в этом году премьера его картины, которую он снял в Латвии, "Бессмертный полк в Риге", будет показана в программе "Среда" в России. А здесь в Латвии он будет осваивать новый для нас жанр прямых включений, трансляций в интернете фестивальных событий.

– Правильно ли я понимаю, что есть две конкурсные программы, одна в Риге и вторая в интернете, и первая более политизирована, чем вторая?

– Я знаю, что за Артдокфестом закрепилось клише политизированного фестиваля. Но в конкурсной программе картин с политической составляющей меньше половины. Большинство фильмов к политике не имеют никакого отношения: это и австрийская картина "Космические псы", рассказывающая о внутренней, закрытой жизни двух московских дворняг, и картина "Транснистра" датского режиссера Анны Эборн – о взрослении компании молодых ребят в Приднестровье. Картина "Мама для Юли" – о судьбе девочки, которая родилась у женщины, находящейся в заключении: к своим пяти годам она поменяла трёх мам, и все три борются за это право. Картина "Карабаш" о жизни уральского города и "Где Матрена?" Елены Ласкари о девушке накануне своего 18-летия.

"Космические собаки" Эльзы Кремер и Левина Петера

Конечно, есть картины политического звучания: "Государственные похороны" Сергея Лозницы возвращает нас к прощанию с Иосифом Сталиным в 1953 году. Есть картины, которые рассказывают о патриотической эйфории в сегодняшней России. "Акция" Алексея Суховея – о том, как через всю Россию от Владивостока в Калининград едет поезд с трофеями сирийской кампании, "Уездный город Е" Дмитрия Боголюбова и картина Ксении Охапкиной "Бессмертный", снятая в городе Апатиты. Охапкина как режиссер экзистенциального кино создает образ бесконечности русской жизни. Фильм получил Гран-при в Карловых Варах в этом году.

Алексей Суховей, "Акция"

Наверное, можно отнести к политическим фильмам голландскую картину Марии Новиковой "Даймохк" о танцевальном ансамбле в Чечне, где солисткой является, как утверждают, младшая жена Рамзана Кадырова, – этот фильм, кстати, не будут показывать в России. В России многоженство запрещено, у Кадырова, насколько известно, не одна жена, но это не афишируется. "Секретарь по идеологии" – документальная комедия. Герой – 16-летний юноша, его должность – секретарь по идеологии Сталинградского райкома комсомола города Москвы. Картина отобрана на студенческий конкурс IDFA в Амстердаме, главного мирового фестиваля документального кино. Мы открыли двери для балтийских картин, и в этом году у нас состоится латвийская премьера "В ожидании чуда" Алены Суржиковой. Это эстонский фильм, автопортрет режиссера, совершенно трагическая история.

Мария Новикова, "Даймохк"

– Как-то вы пытаетесь потрафить местному зрителю, чтобы привлечь его в кинотеатры?

– Наша позиция такова: мы не хотим заниматься обслуживанием тех или иных аудиторий. Мы хотим создавать конкурс высочайшего международного класса и привлекать латвийского зрителя уровнем фестивальных программ. На фильмы, которые мы показываем как латвийские премьеры, обычно набиваются полные залы. Правда заключается в том, что в Латвии на редких показах у нас полные аншлаги. В основном зрители в зале распределяются весьма комфортно, что для меня является абсолютно неприемлемым обстоятельством. Я считаю, что мы не донесли до широкой латвийской аудитории уникальность этой возможности. Ничего подобного в Латвии в таком объеме и такого уровня не происходит. Но, может быть, они пока думают, что это какая-то локальная русская политическая история, – сетует в интервью Радио Свобода президент кинофестиваля "Артдокфест" Виталий Манский.

Юрий Пивоваров, "Секретарь по идеологии"

Режиссёр Матвей Трошинкин рассказал Радио Свобода о том, как документальное кино взаимодействует с интернетом.

– Сегодня все популярнее становятся прямые трансляции с самых разных мероприятий. Люди с вечеринок, концертов, выставок просто делают собственные прямые трансляции, делятся радостью. Мы решили эту идею подхватить и дать возможность зрителю, который не может добраться не только до Риги, но и до Москвы из глубинки России, поприсутствовать на мероприятиях Артдокфеста через виртуальную сеть, послушать, о чём будут говорить режиссеры, зрители. Для "парадной" стороны Артдокфеста делается многое – интервью, ролики, заявки в СМИ. А здесь будет возможность заглянуть за кулисы.

– Не связано ли это с тем, что фестиваль ушел от своего главного зрителя за границу? Или сейчас вообще без интернета невозможно привлечь людей к просмотру фильмов?

Документальное кино – немного элитарный вид кинематографа

– Сегодня даже наружная реклама не работает так, как реклама в фейсбуке и ютьюбе. То, что фестиваль проходит в Риге, – это временное, вынужденное явление, насколько я понимаю, это ни в коем случае не уход от российского зрителя, не бегство из России. Мы не пытаемся перетянуть сюда русскоязычного зрителя, а интернет дает возможность охватить его везде. Конечно, конкурсную программу нельзя будет посмотреть в интернете, в прямых трансляциях мы не будем показывать эти фильмы.

– Дискуссия, заявленная в этом году Артдокфестом, касается не политики, а профессионального, творческого, даже экзистенциального вопроса: не умерло ли документальное кино, не погребено ли оно под валом интернет-продукции?

– Кино выходит за рамки непосредственной информации о событии, о людях в кадре. Оно всегда отсылает к более широким ассоциациям. У Юрия Дудя хорошие работы, но журналистские. Он говорит прямо и без образности. Он заставляет прямо вспомнить, что была Колыма, он сам дышит зимним паром при минус 50 градусах на камеру. Кино оперирует другими инструментами. Мое личное убеждение, что благодаря новым технологиям – сегодня не надо бежать просить, как в советское время, большую камеру и разрешения у больших начальников – сегодня, наоборот, у документального кино открылось второе дыхание. Игровое кино требует все больших сил от сценаристов и режиссеров. Мне кажется, любой человек старше 20 лет имеет в голове набор сюжетов и спецэффектов, которые могли бы удивить. Документальное кино – наоборот. Да, это немного элитарный вид кинематографа. Те, кто хотят, сегодня приходят на платформы, например, на Artdoc.Media – это портал, на котором можно смотреть художественную документалистику на самые разные темы, и это совсем другой тип контента.

Кино находится у вас в голове!

За последние 10–15 лет аудитория этого кино помолодела – благодаря притоку в документалистику очень молодых людей, в том числе благодаря школе Марины Разбежкиной. Она дала возможность творить людям, которые хотят делать кино, но у которых нет возможности пробиться в дорогое, популярное, "большое", потому что там многое решают деньги и связи, к тому же в России нет рынка и диплом ВГИК не гарантирует попадания в профессиональную среду. Разбежкина даёт каждому в руки камеру и говорит: "Снимайте! Кино находится у вас в голове!" Молодые документалисты, может быть, снимают нерегулярно, не зарабатывают на этом денег, но имеют возможность сделать кино и показать его – вот хотя бы на Артдокфесте. И в 20, и даже в 15 лет люди могут интересоваться кино, тем более неформальным, не тем, которое дано в телевидении по неким законам, продиктованным цензурой и представлениями продюсеров. Например, крайне редкий жанр, который можно найти в старых фильмах, – документальная комедия. Сегодня я каждый год вижу несколько фильмов на Артдокфесте, когда вдруг иронический взгляд режиссера дает возможность посмотреть на иногда даже печальные события со смехом сквозь слезы, – рассказал Радио Свобода режиссёр Матвей Трошинкин.

Радио Свобода традиционно сотрудничает с фестивалем "Артдокфест". В этом году в фестивальных показах, которые пройдут в Москве и Петербурге в начале декабря, – представление новых работ авторов нашего проекта документального кино "Признаки жизни". ​

https://www.svoboda.org/a/30228132.html


Tags: #metoo, Латвия, кино
Subscribe

Posts from This Journal “кино” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments