volnodum (volnodum) wrote,
volnodum
volnodum

Categories:

Голос Америки: Изменение состава СПЧ: ротация или чистка?

Бывшие и действующие члены Совета по правам человека при президенте РФ сомневаются в том, что проведенная реформа будет способствовать эффективности СПЧ .

21 октября Владимир Путин подписал Указ о кадровых изменениях в составе Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (сокращенно – СПЧ). Согласно Указу, пост председателя Совета покинул Михаил Федотов. Официальная причина – достижение им предельного возраста пребывания на государственной службе – 18 сентября Федотову исполнилось 70 лет.

Новым председателем Совета назначен Валерий Фадеев, ранее работавший секретарем Общественной палаты РФ.

Кроме того, в «порядке ротации» из СПЧ были выведены руководитель правозащитной организации «Восход» Евгений Бобров, профессор ВШЭ Илья Шаблинский, политолог Екатерина Шульман и глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков.

На их место пришлиуполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, президент некоммерческой организации «Центр прикладных исследований и программ» Александр Точенов и Исполнительный директор медиагруппы «Россия сегодня» Кирилл Вышинский. В мае 2018 года Вышинский, занимавший пост главного редактор портала «РИА – Новости – Украина», был арестован в Киеве по ходатайству Службы безопасности Украины и обвинен в государственной измене. 7 сентября 2019 года его освободили в рамках обмена заключенными между Украиной и Россией.

«Надо посмотреть, сможем ли мы реализовывать свои планы»

Член Совета по правам человека Наталия Евдокимова считает уход коллег и председателя СПЧ большой потерей для правозащитного сообщества. «Безумно сожалею о потере Ильи Георгиевича Шаблинского – очень интеллигентного, спокойного человека, который занимал принципиальную позицию. И нам его будет очень не хватать, тем более, что он был председателем Комиссии по избирательным правам.

Что касается Евгения Александровича Боброва, то я вообще не понимаю, за что он удостоился такой “чести”, что его не ввели в следующий состав Совета. Потому что у него совершенно потрясающая работоспособность – он одновременно занимался и миграцией, и местным самоуправлением, и расселением аварийных домов, и никогда не занимался никакими политическими вопросами.

Павел Владимирович Чиков – замечательный адвокат, и его потеря будет очень чувствоваться. Я лично очень хотела бы, чтобы он оставался в СПЧ.

С Екатериной Михайловной Шульман я не очень хорошо знакома, мы работали вместе меньше года. Но она – очень яркий человек, и, видимо, кому-то надоело слушать ее речи. Сожалею обо всех, кого мы потеряли, все были значимы», – отмечает Евдокимова в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Характеризуя Михаила Федотова, она подчеркнула: «Мало того, что он – доктор юридических наук, дока в правовых вопросах и сам писал многие заключения Совета, он полностью поддерживает защиту прав человека во всех ипостасях, и говорит об этом достаточно остро при встречах с президентом. И потом – он просто замечательный, добрый человек. Что касается господина Фадеева, я его просто не знаю, и поэтому по его поводу ничего сказать просто не могу».

Также Наталия Евдокимова упомянула о добровольном выходе из состава СПЧ Тамары Морщаковой. «Она сделала это негромко, но ее поступок стал громом для всей России. Тамара Георгиевна – просто великий человек, и она останется собой в любом статусе. А для Совета ее уход – это огромная потеря», – подчеркивает член СПЧ.

Говоря о своем будущем, Евдокимова заметила: «Я пока остаюсь, мы сейчас соберемся с близкими мне по ментальности и по духу членами Совета и будем разбираться, что нам делать дальше, ведь у всех нас есть какие-то планы, за которые мы очень болеем. Надо посмотреть, сможем ли мы это реализовывать? Если сможем – это одно, а если нет – тогда для чего быть прикрытием?», – ставит вопрос Наталия Евдокимова.

«Там остаются яркие, сильные люди»

Сам Илья Шаблинский в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» высказал мнение, что имела место не «ротация» членов СПЧ, а «исключение неугодных членов Совета в дополнение к смене председателя».

Михаила Федотова теперь уже бывший член СПЧ назвал «знаковой фигурой и уникальной личностью» и пояснил: «Он ухитрялся выполнять две очень важные социальные роли – быть внутри кремлевской администрации, и одновременно быть осторожным критиком администрации и исполнительной системы власти. Теперь он уходит, и все возвращается к достаточно привычной схеме».

Целью изменений в составе Совета по правам человека собеседник Русской службы «Голоса Америки» видит сведение к минимуму, и даже полную ликвидацию критики властей со стороны СПЧ. «И сам Совет, и его членов часто упрекали, что этот орган носит декоративный характер, что толку от него было мало. Может быть, это и справедливые упреки, но в Совете всегда была группа людей, которые пытались делать то, что возможно, и использовать тот ресурс, который у них есть, чтобы защитить чьи-то права очень разных людей. Например, шахтеров, которым не платили зарплату – я к ним ездил. Или Нади Толоконниковой, которая написала разоблачительное письмо из колонии, и так далее.

А теперь, я так понимаю, что в администрации президента решили, что эту критику надо прикрыть, потому что она стала раздражать», – считает Илья Шаблинский. И добавляет, что, очевидно, сыграли роль и заявления некоторых членов СПЧ, и в – частности Комиссии по избирательным правам – летом этого года, во время массовых протестов в Москве в связи с недопуском оппозиционных кандидатов к участию в выборах в Мосгордуму: «И эти заявления о том, что насилие, применявшееся представителями Росгвардии на площадях и улицах, чаще всего было немотивированным, а задержания протестующих – незаконны, конечно, вызвали раздражение у конкретных людей в администрации президента. И этого можно было ожидать» – считает он.

По мнению Шаблинского, сам Совет по правам человека под председательством Валерия Фадеева ожидает судьба Общественной палаты, которую он возглавлял ранее. «Вы что-нибудь слышали про ее активность? Вот, примерно так же будет вести себя и Совет, как структура. Но там остаются яркие, сильные люди, которых нет в Общественной палате. Там остаются Николай Сванидзе, Александр Сокуров, Павел Гусев, Ева Меркачева, Леонид Никитинский. Они способны выражать собственное мнение по самым разным вопросам и не боятся этого делать. Они могут говорить безо всякого СПЧ, но обладая статусом членов Совета, что, может быть, будет добавлять их словам некоторой весомости.

Совет в целом, конечно, уже не будет принимать заявлений, которые мы все-таки, иногда принимали, и как структура, он будет декоративен. Но давайте послушаем, что будут говорить отдельные его члены», – предлагает Илья Шаблинский.

Нынешнее изменение состава СПЧ – далеко не первое. Андрей Юров, который был выведен из Совета в ноябре прошлого года, в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» заметил: «Тогда тоже многих правозащитников из СПЧ вывели, но при этом ввели достаточно приличных людей. Я считаю, что изменения состава могут происходить в любую секунду, и это нормально. Ведь Совет – не государственный орган. Это просто набор консультантов, экспертов, где прежние участники могут заменяться новыми. И с правовой точки зрения я здесь не вижу никакой проблемы. За последние семь лет это происходило много раз, а повышенное внимание к этому обстоятельству сейчас я объясняю тем, что из СПЧ вывели медийных персон. И в первую очередь – Федотова, человека, который возглавлял Совет много лет. Мне он казался, с одной стороны, человеком правильных взглядов, а с другой – пытающимся быть медиатором между правозащитным сообществом и властью. Получалось у него, или нет – другой вопрос, но у меня было впечатление, что он на стороне прав человека. И то, что он ушел – для меня печально. И когда мне говорили, что его нужно менять, я отвечал: ребята, то, на что его сменят, будет хуже, я вам это гарантирую, потому что это – общий тренд».

Персоналии вновь введенных членов Совета Юров комментировать отказался, сказав, что он с ними не знаком, и их биографий не знает. «Я ничего хорошего не жду, но при этом не могу сразу сказать, что это – “ужас, кошмар”. Но сама ситуация печальная», – добавил он.

Упомянув эпизод с обменом пленными между Украиной и Россией, Андрей Юров сказал: «Мне был настолько интересен Сенцов, и настолько неинтересна противоположная сторона, что я даже не помню, на кого именно его обменяли. Что же касается господина Фадеева, то я готов комментировать не его самого, а его слова («Я категорически против проведения несогласованных митингов и шествий» - А.П.). Дело в том, что на сайте СПЧ можно найти мой текст, написанный, когда я еще был членом Совета по правам человека. Я четко высказал свою позицию: нет легальных и нелегальных собраний, есть мирные и не мирные. И любое мирное собрание легально с точки зрения международного права, и никто не может быть арестован и привлекаться за это к суду. А те, кто это делает, являются нарушителями международного права, и в каком-то смысле – преступниками.

Я готов это повторить, и в этом смысле я, конечно, не согласен с позицией, которую высказал нынешний глава СПЧ. Он совершенно не прав с точки зрения международного права, прав человека и Конституции Российской Федерации. И это все, что я могу сказать про его действия на сегодняшний день», – заключает Андрей Юров.

Анна Плотникова

Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.
Tags: правозащитники, пучеглазый
Subscribe

Posts from This Journal “пучеглазый” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments