volnodum (volnodum) wrote,
volnodum
volnodum

Categories:

М. Адамович "Русская утопия князя С. С. Белосельского-Белозерского"

Это человек, которым может по праву гордиться любой русский. Он один из тех, кто отстаивал честь и достоинство русского народа на Западе, вся его героическая биография является живым доказательством того факта, что русские - европейская нация. Непримиримый противник любой диктатуры, всю свою сознательную жизнь боровшися против коммунизма и вложивший свою лепту в победу над нацизмом. Наполовину русский по отцу, наполовину американец (англо-сакс) по матери, он до конца своих дней сохранял верность русской культуре и русской национальной идее. Его жена - американка приняла православие.

Для современных русских очень важно знать и помнить о том, что помимо тех наших соотечественников, которые воевали на стороне СССР и стран Оси, в РККА и в РОА, были также и русские эмигранты первой волны, сражавшиеся в армиях и партизанских формированиях западных стран за освобождение цивилизованного мира от коричневого тоталитаризма, но при этом не за Советский Союз. Это были сливки русской нации, ее лучшие представители, часть национальной элиты, которых воля драматической судьбы оторвала от Родины и породнила с миром Великой Евроатлантической Цивилизации, уберегая их потомков от осовечивания.

Князь Белосельский-Белозерский является одним из наиболее интересных, ярких и знаковых представителей этой ветви русского народа, о которой незаслуженно забыли (или изначально почти ничего не знали) многие современные россияне. Память о них - важное звязующее звено между Россией и западным миром, ломающая лживые ордынские, советские и антирусские стереотипы о том, что "русские не европейцы". Их биографии, как и всю историю русской эмиграции первой (послереволюционной) и второй (послевоенной) волны, необходимо изучать и передавать из поколения в поколение, чтобы никогда больше не забывать культурной, духовной, генетической, цивилизационной и ценностной связи русских с Евроатлантикой.

Представляю вашему вниманию статью об этом удивительном и замечательном человеке.

===============================================================================




По материалам доклада «Prince Sergei Beloselsky-Belozersky and His Dom Svobodnoy Rossii’ in New York», прочитанного на международной конференции славистов ASEEES, секция «Gone with the Wind: Russia Abroad as Utopia», Бостон, 2013.


Жизнь кн. Сергея Сергеевича Белосельского-Белозерского, как и история его «Дома Свободной России», – это удивительная история в жанре классической утопии.

Попытке реализовать утопию «Россия вне России» посвятил свою жизнь князь Сергей Белосельский-Белозерский, – пожалуй, один из самых выдающихся представителей первой волны русской аристократической эмиграции в США, – не мыслитель, но практик, не созерцатель, а деятель, блеск и слава которого в русской диаспоре при его жизни были непревзойденными, – и лишь сорок лет спустя его кончины имя его было предано потомками забвению,  – впрочем, как и его мечта о воплощении Русской утопии.

Вот как формулировалась эта утопическая задача в книге «Во имя России», изд-во «Зарубежная Русь» (!), в честь 20-летия общественной деятельности кн. С. С. Белосельского-Белозерского: «Уходя в изгнание из своей Великой Родины, порабощенной интернациональным коммунизмом, русская национальная эмиграция приняла на себя миссию сохранения религиозного, государственного и культурного величия России». В основу этой Русской утопии, государства поверх границ, был положен социально-культурный идеал Российской империи как сформированного в недрах мировой истории европейского государства, эволюционное развитие которого было насильственно прервано в 1917-м. Исторические рамки этой Утопии совпали с годами жизни и деятельности ее «каменщика» – князя Сергея Белосельского-Белозерского.

Князь Сергей – Сергей Сергеевич Белосельский-Белозерский – принадлежал, как уже говорилось, к одной из древнейших фамилий России. Род вел начало от кн. Глеба Васильевича Белозерского (12 колено от Рюрика), князя Ростовского и Белозерского, женатого на внучке Батыя (нач. 13 века). От Белого Села, коим владели предки, произошло удвоение фамилии. Один из Белосельских был стольником патриарха Филарета, отца первого русского царя Михаила Романова. При учреждении родового командорства Павел I повелел наименовать князя Александра Михайловича Белосельского, как старейшего в роду Белозерских, князем Белосельским-Белозерским; титул был потомственным. В роду были дипломаты, военные, литераторы.

Отец кн. Сергея, кн. Сергей Константинович, генерал-лейтенант Императорской армии, служил в Лейб-гвардии конном Его Императорского Величества полку, во время Первой мировой командовал 1-й бригадой 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии, затем – Кавказской кавалерийской дивизией на Русско-турецком фронте. Женат он был на американке, что и определило путь его сына в эмиграции. Мать кн. Сергея, Сюзанна Виттер (Susan Tucker Whittier, 1874–1934, Англия), – родом из Бостона; она принадлежала к известной американской фамилии, была дочерью ген. Чарльза Виттера, участника Гражданской войны в США. Образование она получала в Европе, в Париже встретила кн. Сергея Константиновича. Юная, наивная Сюзанна последовала за мужем в Россию, где молодые рассчитывали на долгую и весьма благополучную жизнь, – к таким надеждам у них были все основания: Императорский Двор, родовые поместья удачно дополняли атмосферу взаимной романтической любви. У Белосельских было двое сыновей. Кн. Сергей родился в Санкт-Петербурге 23 июля 1895 года. Его детство прошло в семейном поместье «Крестовский остров». Дети получили домашнее начальное образование, затем кн. Сергей был зачислен в Пажеский корпус Его Императорского Величества и позднее – в Лейб-гвардии полк. Словом, жизнь шла чередом, что был уготован в Империи всем тем немногим юношам, равным ему по крови и положению.

Так и с началом Первой мировой войны – в Европе ее называли Великой, в России – Второй Отечественной (второй – после народной 1812-го), – жизнь молодого князя по-прежнему ничем не отличалась от жизни молодых корнетов его круга, баловней судьбы, горящих сердцем вступиться за честь Отечества и гордо – непременно гордо – погибнуть за родину. Корнет Сергей Белосельский-Белозерский воевал самозабвенно, жертвенно-романтично и окончил войну в ранге ротмистра, командиром 2-го дивизиона полка. Точнее сказать, война для русской Императорской армии закончилась сама по себе – с Февраля по осень 1917-го армия была разложена, офицерство низложено тем самым народом, для которого молодой князь решительно «не щадил живота своего» на фронте. И он, по-прежнему в общем потоке ему подобных по положению и убеждениям молодых людей, спасал Отечество уже в рядах Белого движения.
В составе Юго-Западной армии ген. Юденича кн. Сергей был начальником Команды связи, затем – начальником Оперативного отдела штаба 2-го армейского корпуса. Вторую свою войну он окончил командиром полка 2-й армии. Белые армии были разгромлены, Гражданская война закончена. Белосельский-Белозерский эмигрировал в Финляндию (выбирать не было времени), откуда он перебирается в Англию, затем – во Францию. В конце 1928 года кн. Сергей возвращается в Англию, где работает в трансокеанической компании The Cunard-White Star Line с 1930 по 1936 год. Затем он переходит на работу в шведско-американскую компанию Swedish-American Line и в 1940 году переезжает в США.

Князь Сергей селится в Нью-Йорке и в 1943 году женится вторым браком на Флоренс Крейн (Florence Crane), родом из Чикаго. Она принимает православие под именем Светлана. Под этим именем ее узнала и полюбила послевоенная русская диаспора.




Во Второй мировой войне русскоязычная диаспора в США служила своей новой родине, как говорится, «не жалея живота своего». Люди слова, они верой и правдой служили Америке и следовали выбору, сделанному государством, которое дало им, прежде всего, возможность выжить.

Во время Второй мировой войны князь Белосельский работает в британском Министерстве военного транспорта – там же, в Нью-Йорке; он возглавляет Tanker Department до самого конца войны в 1945 году. Был назначен в Нью-Йорк начальником британских нефтеналивных судов, снабжавших английский флот и армию горючим. Он и далее будет верой и правдой служить своей стране – и во время очередной войны, Корейской, в 1950 году кн. Сергей в звании полковника-лейтенанта военно-воздушных силах США отслужит в Отделе военнопленных.

После войны кн. Сергей начинает играть все более влиятельную роль в жизни русской диаспоры. За свою жизнь он был главой Общества русских инвалидов вне России (1939); Общества Лейб-гвардии конного полка в США, членом правления Северо-Американской и Канадской епархии Русской Зарубежной Церкви, почетным членом американского Союза русских юристов – бывших ди-пи, и т. д. Был князь Белосельский-Белозерский и активным членом Республиканской партии. В этом содержался очередной – маленький, но важный – парадокс: был князь, естественно, монархистом, монархистом убежденным, а не просто по рождению; был последовательным апологетом национальных интересов русской эмиграции; был правым (в традиционном понимании этой политической позиции), был просвещенным консерватором (если кто-то еще помнит, что это значило в прошлом). И был он ярым антикоммунистом. В Соединенных Штатах в этом антикоммунистическом пафосе его и могла поддержать, конечно же, Республиканская партия.

Огромная филантропическая деятельность князя Сергея осуществлялась именно в этом контексте. Здесь следует вспомнить, что община эмигрантов первой волны отсчитала уже четверть века и сама нуждалась в поддержке со стороны своих влиятельных членов. Среди известных пожертвований князя – $2000, подаренных им поселению ди-пи в Марокко, $22.500 – Русскому Красному кресту для старческого дома в Париже; в 1952–1954 гг. князь Сергей покупает шесть усадеб с садами на Лонг-Айленде в 25 милях от Нью-Йорка для старческих домов на 70 человек – каждый из обитателей имел свою отдельную комнату, работала столовая, библиотека и т. п. Там же был построен православный храм в Си Клифе.

В 1954 году князь и княгиня Белосельские купили поместье в 60 милях на юг от Нью-Йорка рядом с городом Лейквуд (штат Нью-Джерси). В этой местности русские эмигранты жили с нач. 1920-х годов. Поместье было расположено совсем рядом с храмом-памятником Св. Владимира, построенным в год 950-летия Крещения Руси (Джексон). Там же недалеко были и поселения казаков-дипийцев. Все эти земли до сих пор заселены их потомками, которые сегодня представляют активнейшую часть Русской Америки.

К этой общей картине благотворительной деятельности князя Сергея и княгини Светланы стоит прибавить и чикагскую покупку поместья для Чикагско-Детройтской епархии, патронаж организации русских скаутов (возглавляемых тогда А. П. Волковым), поддержку русских школ в Бельгии, Германии, Бразилии и т. д. Подлинным событием в жизни русской диаспоры стало открытие Американо-славянского инстита, русского свободного колледжа в Нью-Йорке. В 1964 году князь выделил дополнительные 50 тысяч на институт.

Особое значение имела деятельность Белосельского по поддержке Русской Православной Церкви за границей, оплота и всей русской эмиграции, и антикоммунистического ее движения. В 1951 году князь отдает свое поместье в местечке Макопаг (в 50 милях на север от Нью-Йорка) под первую резиденцию Синода РПЦЗ. До самого переезда Синода в новое здание в Манхэттене Магопаг оставался центром русского православия за рубежом. Трудно переоценить и помощь князя православному Св.-Троицкому монастырю и семинарии в Джорданвилле.

Он всегда оставался бескомпромиссным борцом с коммунистической диктатурой и многие годы был первым среди тех, кто открыто выступал против любых просоветских заигрываний. Антикоммунистическая деятельность кн. Сергея того времени выполняла четко поставленные задачи: 1) немедленно, всеми возможными и невозможными средствами, остановить насильственную репатриацию русских в Советский Союз; 2) помочь «невозвращенцам» получить статус ди-пи и визу в США; 3) устроить новых эмигрантов на работу; 4) поддерживать Русскую Православную Церковь за рубежом в ее колоссальной подвижнической работе по отстаиванию прав «невозвращенцев»; 5) создать условия для русской эмиграции, препятствующие ее денационализации; 6) реализовать задачу воспитания новых поколений русской эмиграции в духе русских культурных традиций.

В 1945 году при участии князя Белосельского создается Русско-американский союз по защите и помощи русским вне России. В обращение РАС в марте 1953 года к русскому сообществу с призывом вступать в члены Союза писалось: «Русско-американский союз родился в грозе и буре 1945 года, когда не улеглись еще страсти войны, родился в порыве русского сердца, которое не могло и ныне не может не проявлять себя там, где попирается достоинство человека, где грозит человеку опасность и нарушается его право на жизнь и свободу».

Русско-американский союз защиты и помощи русским вне России, созданный, чтобы осуществлять «правовую и моральную защиту русских в рассеянии сущих», возник в ответ на Ялтинские соглашения, которые по ряду статей получили резкую отрицательную оценку со стороны белой эмиграции, в том числе и за то, что «подорвали авторитет демократий» (из обращения Союза 1953 года).

А дело все в том, что Ялтинские соглашения включали, в числе прочих статей, положение о насильственной репатриации в СССР всех «невозвращенцев», живших на советской территории до 1939 года. В этом контексте хочется вспомнить удачно забытый факт выдачи правительством США 118 русских военнопленных, находившихся к тому времени уже в Форте Диксон в шт. Нью-Джерси. То были солдаты Армии Власова, попавшие в США вместе с немецкими военнопленными после высадки американского десанта на севере Франции. Статус их был, действительно, необычен, но никто особенно и не вдавался в нюансы. Угроза выдачи в СССР привела к самоубийствам военнопленных, восстанию в форте, его решительному подавлению американским правительством – с применением газа, и конечной высылке в Германию, где все они были, естественно, переданы СМЕРШу. Судьба этой сотни была предрешена. Протесты русской общины и обращения князя к американским видным деятелям всколыхнули США. Кн. Сергей, будучи дружен с директором ньюйоркского отделения Church World Service Роландом Эллиотом, заручился поддержкой этой организации. В «Информационном бюллетене» РАС (№ 6, 1958) подробно описана вся история, кроме самого конца. Русская диаспора какое-то время считала, что ей удалось спасти пленников форта Диксон, – их действительно вернули уже из порта под нажимом общественности. Однако когда страсти улеглись, 31 августа 1945 года обреченные были вывезены и тихо переданы советским репатрационным властям. Об этом пишет, в частности, Н. Толстой, замечая, что последняя глава этой трагедии, как и операции в Лиенце и Обер-Драубурге 30 мая – 1 июня, оказалась скрытой от глаз людей. Однако решимость, проявленная пленными 29 июня, потрясла Госдепартамент и, несомненно, повлияла на миграционную политику в дальнейшем.

Добавим, что в результате этой истории в том же 1945 году и был стихийно создан Русско-американский союз. Вскоре князь Белосельский-Белозерский был выбран президентом организации: «21-го октября 1945 года на чрезвычайном общем собрании членов Русско-Американского Союза защиты и помощи русским вне России было избрано постоянное Правление, выражена благодарность Н. П. Рыбакову и председателем избран кн. С. С. Белосельский-Белозерский. С этого дня начинается непрерывная, вот уже в течение более семи лет, забота о русских людях, где бы они ни находились. За первые пять лет было израсходовано на нужды русских людей свыше ста тысяч долларов и отправлено посылок весом 110000 фунтов. Было истрачено, между иными расходами, 9116 долл. за оплату виз для ди-пи в Аргентину и 2150 долл. на помощь по переселению в Марокко. Русско-американский союз и его жертвенный председатель особенно развили свою деятельность после введения в действие закона о допуске ди-пи в Америку. Судьба русских людей разделилась. Многие тысячи были допущены в Америку, привезены за счет американского народа и получили большие возможности в богатой и трудолюбивой стране… Все в ваших руках, русские люди. Останьтесь теми, чем вы были на протяжение веков и кем вас знал весь мир, – отзывчивыми и добрыми». (Обращение Союза, 1953). Союз имел отделы в Сан-Франциско, Лейквуде, Спрингфилде, шт. Массачусетс, в Ютике, шт. Нью-Йорк.

К 1949 году число индивидуальных прошений эмигрантов о помощи на имя кн. Белоселького-Безозерского достигло двух тысяч. По свидетельству Н. Н. Чухнова, редактора еженедельника «Знамя России» (кн. «В смятенные года», 1967), – хотя учет велся «по-русски», то есть плохо, – можно утверждать, что было выдано около одной тысячи аффидевитов (ручательств для получения американской визы). Во всяком случае, точно известно, что только в 1958 году Союз выдал 112 аффидевитов для русских беженцев из Китая.

Первоначально Союз размещался к одной маленькой комнате при храме Христа Спасителя в Нью-Йорке. Как рассказывал Михаил Ромаш, последний директор Дома Свободной России, в интервью автору, в 1951 кн. Сергей покупает у архиепископа Никона (Рклицкого) его личную резиденцию, пятиэтажное здание в Манхэттене (349 Вест, 86 улица и Риверсайт-Драйв). Это здание и стало центром всей белой антикоммунистической эмиграции – Домом Свободной России.

Дом Свободной России стал реальным центром для русского сообщества в его рассеянии. На этажах Дома работала не только Американско-русская ассоциация помощи эмигрантам – American-Russian Aid Association (Русско-американский союз был переименован в Американско-русский союз помощи при регистрации в шт. Нью-Йорк, правоприемником которого уже стало Представительство русских эмигрантов в Америке. Среди многочисленных организаций, разместившихся за все годы работы в центре, были Всероссийское зарубежное представительство, Ассоциация русских императорских морских офицеров в Америке, Русский корпус, «Гарнизон № 267»; редакция газеты «Наши вести», организация Русских ветеранов армии, флота и авиации Америки; Ассоциация русско-американских инженеров в США, Пажеский корпус, Организация русских скаутов и др. Залы Дома Свободной России использовались для собраний, конференций, лекций, литературных вечеров, концертов и т. п. В Доме была библиотека, работали курсы английского языка, Дамский комитет (управлявшийся Л. И. Шупинской, Н. А. Таптыковой, М. И. Миклашевской и З. И. Высоковской). Оказывалась даже медицинская помощь неимущим, выдавались кредиты. Была достигнута, в частности, договоренность с магазином старого эмигранта Балаклицкого о кредите на выдачу продуктов новоприбывшим.

В 1950-м под председательством князя Сергея был создан непартийный Российский антикоммунистический центр, в состав которого вошли 62 организации (в 1951 г. – уже 80 организаций, как явствует из отчета Общероссийского народного схода «В защиту России и русского народа» от 28 сентября 1951). В 1950-м РАЦ опубликовал меморандум «Кто враг – коммунисты или русский народ?» – его подписали представители от 66 русских антикоммунистических организаций. В документе говорилось: «Кажется, четко обозначилась тенденция, во-первых, идентифицировать советское правительство с его жертвами, русскими людьми, и, с другой стороны, представлять криминальные и предательские распоряжения и действия коммунистических диктаторов как простое продолжение политики правительства Российской империи». Меморандум протестовал против «просоветской пропаганды», против а) «откладывания в головах американцев, что советское полицейское государство – не что иное как продолжение тирании империалистической России», б) «проведения равенства между русскими людьми и их архиврагами и угнетателями – палачами НКВД». Меморандум выносил свой приговор: «Западный мир теперь стоит перед выбором между русским народом, с одной стороны, и международным коммунизмом, с другой».

Начиная с 1950-х силы кн. Сергея были направлены на организацию политико-общественного Всероссийского комитета освобождения. 12-13 апреля 1952 г. в Нью-Йорке был проведен очередной, второй, Всероссийский зарубежный съезд, на котором был создан ВКО, на основе Антикоммунистического центра. 103 делегата от различных политических, общественных, церковных организаций избрали кн. Белосельского-Белозерского председателем ВКО, генеральными секретарями стали Г. Г. Миткевич и С. В. Юрьев, позднее – А. В. Руммель (входило около 80 организаций).

Еще в 1951 году – 28 сентября – Антикоммунистический центр в Нью-Йорке устроил митинг протеста против новой ориентации американского правительства на леволиберальную, а не на «национально мыслящую часть эмиграции», против завуалированного «расчленения» России. В Брюсселе 19 октября 1952 г. состоялся европейский съезд Российских национальных объединений (председателем избран В. В. Орехов, издатель журнала «Часовой», член РОВС), признавший позднее «полное совпадение идеологичес-ких задач и целей» с ВКО.

Комитет продолжал организовывать ежегодные антикоммунистические конференции. Делегаты голосовали за необходимость создания единой организации всей русской эмиграции – Всероссийского зарубежного представительства. На 4-м конгрессе, проходившем 22-23 мая 1954 года, было положено начало этому собиранию русских антикоммунистических сил. Через русские эмигрантские газеты ВКО обратился ко всем эмигрантам с призывом создать Всероссийское зарубежное представительство. Согласно принятой резолюции Комитетом были начаты переговоры с представителями всех значительных русских организаций.

Всеамериканский конгресс русских эмигрантов был открыт в Доме Свободной России 4 мая 1957 года, в котором приняло участие 47 организаций и неорганизованная эмиграция. На нем, наконец, было создано Представительство российских эмигрантов в Америке. Князь Белосельский-Белозерский был избран председателем, ее штаб-квартира разместилась в Доме Свободной России. Перед новой организацией были поставлены задачи: 1) помощь правительству США в его идеологической борьбе против коммунизма как мира зла; 2) соединение всех сил, направленных на борьбу с расчленением России; 3) борьба против русофобии среди американцев путем подачи правдивой информации о предреволюционной России и доведения до западного сознания факта, что русские люди – первые жертвы международного коммунизма и что Россия не может быть отождествлена с Советским Союзом и его коммунистическими диктаторами; 4) отстаивание национальных интересов русских эмигрантов в США; 5) поддержка членов Ассоциации и русских эмигрантов в случаях болезни и невзгод; 6) публикация периодического «Бюллетеня» на русском и английском для информирования русской диаспоры о жизни Зарубежной России.

Очевидно, что пункт № 2 – «борьба с расчленением России» – требует хотя бы короткого пояснения. Еще в 1953 г. только что созданный Российский политический комитет обратился к общественности со следующим воззванием: «Противодействие коммунистическому наступлению разрастается в открытую борьбу. К сожалению эта борьба иногда рассматривается частью мирового общественного мнения как борьба с Россией и русским народом, несмотря на то, что именно этот народ был первой жертвой коммунистической тирании…» «В целом же почти вся русская эмиграция – как правая (монархисты), так и левая (социалисты), как первая, так и вторая (правда, уже не ▒третья’) – продолжала сохранять в слове Россия изначальный многонациональный смысл. Разница между правыми и левыми часто сводилась лишь к форме этой многонациональности: множество культурных автономий, федерация или конфедерация народов, союз свободных государств. И это вступало в конфронтацию как с границами России-РСФСР, проведенными большевиками, так и с тем расчленением России, которое в годы ▒холодной войны’ Запад уже осуществлял явочным порядком на терминологическом уровне: в печати, гуманитарных науках, пропаганде…», – оценивает ситуацию тех лет М. Назаров (Миссия русской эмиграции. – М.: «Родник». 1994). Довольно ясная программа, выработанная на Всеамериканском конгрессе русских эмигрантов, четко определяла основную цель социально-политического движения национальной русской эмиграции того времени: организация антикоммунистического движения за освобождение России от советской диктатуры и борьба с русофобией на Западе.

В № 2, май, «Информационного бюллетеня» И. Поляков писал: «Представительство российских эмигрантов в Америке не политическая партия и не союз», – это шаг «на пути к организации Российского зарубежного представительства». Членство в Представительстве было открытым для всех, начиная с 18-летнего возраста, – кто считал Россию своей родиной, вне зависимости от национальности, статуса, пола, гражданства и пр. Исключение делалось только для сепаратистов, марксистов, коммунистов. Эта организация не была партией или закрытым для общественности объединением; членом ее мог стать любой, кто был готов бороться с мировым коммунизмом.

Структура организации была вполне обычна: Совет директоров, исполнительный и ревизионный комитеты – все они выбирались конгрессом. Низовые должности организации столь же традиционны, так что не стоит на этом заострять внимание. В Совете директоров могло быть до 25 членов – не более. Бюджет ассоциации составлялся из членских взносов (3 доллара от члена организации, 10 долларов – от организации), от меценатов, доходов от лекций, благотворительных вечеров и т. д. И, конечно же, основная, большая часть бюджета определялась пожертвованиями князя Сергея Белосельского. Официальная регистрация была проведена (с получением лицензии) 23 августа 1957 года. В RIRAA вошло около сотни эмигрантских организаций, среди них – Ассоциация жертв коммунистического террора, Блок националов народов России, ВКО, Галлиполийское объединение, казаки, Союз политзаключенных, Комитет объединенных власовцев, Общество офицеров Российского Императорского флота, объединения Сумского кадетского корпуса, Российского Народного движения и многие другие.

Следующим шагом, который предпринимает кн. Сергей в своей антикоммунистической деятельности, было создание Всероссийского зарубежного представительства – организации, способной объединить все русское рассеяние. По миру были созданы филиалы Представительства – в Австралии, Англии, Австрии, Аргентине, Бельгии, Бразилии, Западной Германии, Франции, Чили, Японии и др. 26 февраля 1958 года князь Белосельский (президент ПРЭА) и Сергей Юрьев (ген. секретарь) обратились от имени Представительства к президенту Д. Эйзенхауэру с протестом против его встречи с Хрущевым, оценивая ее как измену демократии, мотивируя свой протест тем, что встреча будет направлена против русского народа, «главной жертвы коммунистических бандитов».

14-15 ноября 1959 года собирается общий Конгресс русских эмигрантов. Конгресс проанализировал деятельность антикоммунистических организаций за весь период существования. Во время второго дня заседаний в Доме Свободной России, совместно с делегатами от ВКО (представителями от 156 организаций) рассматривался и вопрос о создании Всероссийского представительства. Постановили оргработу завершить к 1960 году.

Первый конгресс Всероссийского зарубежного представительства состоялся, как и планировалось, в ноябре 1960 года. Председательствовал князь Белосельский. 181 делегат от 15 политических и общественных организаций, 3-х военных, 3-х казачьих, и всех организаций-членов Представительства в Америке приняли участие в работе. Устав, программа, структура, задачи новой всемирной организации RRAA были идентичны прежним. Обе организации возглавлялись кн. Сергеем Белосельским-Белозерским. Созданная RRAA представляла не только интересы русской диаспоры в ее рассеянии, но и всей русской оппозиции за «железным занавесом».

Лидеры RRAA непосредственно были связаны с президентом США, Государственным департаментом, Пентагоном; с другими общественными и политическими организациями США, с американской прессой. В № 3 «Информационного бюллетеня» (июнь 1958) был напечатан «Призыв» организации, в котором советское правительство обвинялось в попытках разжигания Третьей мировой войны и объяснялись задачи антикоммунистического движения: 1) противопоставить коммунистической пропаганде антикоммунистическую пропаганду всех видов; 2) прокоммунистическим общественным организациям – антикоммунистические; 3) коммунистическим методам террористической деятельности – организованную самооборону; 4) коммунистическому «железному занавесу» – систему заградительных законов, пресекающих подрывную деятельность коммунистов, – «демократическим правам должны соответствовать демократические обязанности». До конца дней своих князь Сергей верил, что эмиграция не имеет права на эгоистический национализм и партийное доктринерство, она обязана объединиться во имя общей цели. Такое объединение требует временного самоограничения, отказа от обособленных «партийных» программ во имя общей задачи борьбы с коммунизмом. К концу 1960-го RRAA включала уже антикоммунистические европейские русские организации из Англии, Франции, Италии, Бельгии, Голландии, Дании, Зап. Германии, Австрии, Швейцарии, Испании, Ирландии; из стран Южной Америки, Канады, Австралии, Новой Зеландии; Туниса, Марокко, Ирака. Конференции RRAA проводились каждые два года, организация издавала журнал «Русское дело».


В 1962 году князь Сергей Белосельский принял участие в конференции Freedom House, американской организации, созданной в 1941 году для изучения проблем демократии, политических свобод и прав человека. Как делегат, он представил правительству США свои рекомендации, среди которых были и следующие: 1) невмешательство Соединенных Штатов в вопросы внутренней организации России после ее освобождения от коммунистической диктатуры; 2) облегчение процесса иммиграции в США для этнических русских; 3) использование общественной активности русских эмигрантов путем привлечения их на государственную службу.

Еще в 1959 году американское правительство принимает «Закон о порабощенных нациях», в котором признавалось порабощение коммунистами Китая, Тибета, Украины, Белоруссии и даже мифических «Казакии» и «Идель-Урала», – но отсутствовало упоминание о русских как порабощенном народе. «Закон» был принят единогласно Сенатом США, Палатой представителей и утвержден президентом Эйзенхауэром. Эмигранты называли его «антирусским законом». Принятие этого документа вызвало протестную реакцию со стороны русской общины. Как представитель одной из угнетенных наций, князь Сергей принимал участие в конференции американских этнических организаций, созванной организацией Free Europe Committee, американской антикоммунистической организацией, созданной в 1949 году для работы в Европе. Его выступление было посвящено России как первой жертве коммунизма, наиболее пострадавшей от коммунистической власти.

Итак, Представительство ежегодно проводило свои конференции в Доме Свободной России – к примеру, традиционный для русско-язычной диаспоры День непримиримости, 7 ноября по новому стилю, или 1100-ю годовщину основания Государства Российского и 350-летие династии Романовых. Согласитесь, что вне ощущения общегосударственной принадлежности – вполне утопической ввиду отсутствия самого государства – трудно объяснить это желание отметить столь официальные даты. А ведь Зарубежная Россия уже вступила к тому времени во вторую половину ХХ века и могла бы легко отметить свой собственный «государственный» праздник: в 1967 году ей стукнуло пятьдесят (например, как и созданной после 1-й Мировой войны, в 1917-м, – Югославии). Недостаток «государственной утопии» по имени «Зарубежная Россия» был почти библейский: отсутствие своей земли. Но ведь и библейский народ просуществовал тысячелетия, лишенный земли и скрепленный лишь единой религиозной памятью, – чем не удачное, победное завершение одной из утопий?..
RRAA продолжала реализовывать намеченную программу действий. И прежде всего, как было сказано, – борьба с антикоммунизмом и искаженным образом русской истории, в частности, – в американских учебниках. В Государственный отдел образования был послан специальный «Меморандум», объясняющий опасность искажения мировой истории и, в частности, истории России, для будущих поколений американцев. Назовем еще несколько меморандумов и петиций RRAA, разоблачающих советское правительство и КПСС, рассылаемых в госорганы США: Goverment Based of Enslavement of Its People; Our Concern about USA, Subversive Communist Activity и пр. Князь Сергей не раз выступал на эту тему в ведущих американских газетах – New York Herald Tribune, Washington Star и др.

До последнего дня своего существования RRAA занимала жесткую антикоммунистическую позицию, – иной раз и вопреки официальным играм американского правительства. Так, очевидцы хорошо помнят протестные кампании, организованные в 1959 и 1960 годах, направленные против визита Н. Хрущева в США: митинги, демонстрации, письма американскому президенту, госсекретарю, правительству Нью-Йорка и пр. Но вернемся в Дом Свободной России. И в конце 1960-х – начале 1970-х он еще принимал в своих стенах русских антикоммунистов. Так, 4-5 ноября 1967 года там проходил 6-й съезд СБОНР, который собрал делегатов из США, Канады, Австралии, Аргентины и Бельгии.

Произошло слияние организации с подобными ей – и на основе «Пражского манифеста» была принята «Декларация освободительного движения», в которой подтверждались программные цели: 1) свержение диктатуры, роспуск КПСС и КГБ, 2) создание свободной демократической федеративной России, 3) установление частной собственности, 4) ликвидация колхозов, 5) рабочее законодательство, независимые профсоюзы, 6) ликвидация цензуры, 7) свобода религий, 8) освобождение политзаключенных, 9) обеспечение пенсиями и пособиями, 10) прекращение политики агрессии и подстрекательства; прекращение гонки вооружений.

Со смертью самого князя Сергея естественно возник вопрос о новых лидерах, которые могли бы продолжить его дело в созданных им организациях. Безусловной, единственной кандидатуры не было, договариваться оказалось сложно. Начался обратный, диффузный, процесс перевода объединенной социально-политической практики эмиграции под начала отдельных организаций. Начался и процесс сворачивания собственно политической активности эмиграции, рассеяние энергии. Государства ведь, по Льву Гумилеву, тоже стареют и умирают. Постарела и наша Утопия.

Князь Сергей и княгиня Светлана прожили счастливую жизнь. Их чувства сохранились до последнего земного дня совместной жизни. В семье было две дочери – Марина и Татьяна. Но вот в 1969 году кн. Светлана заболевает и умирает. После ее смерти кн. Сергей не сумел оправиться. Ведь он уже разменял восьмой десяток… Он еще сохраняет роль лидера русской антикоммунистической диаспоры. Но окружающие видят, как его активность постепенно сходит на нет, подводит и здоровье. Князь Сергей Сергеевич Белосельский-Белозерский скончался в 1978 году после долгой болезни.

https://magazines.gorky.media/nj/2015/278/unesennye-vetrom.html

PS. Письма атамана С. В. Денисова князю С. С. Белосельскому-Белозерскому

Tags: Белые, ВМВ, герои, история Великобритании, история России, история США, русская эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Белые” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments