volnodum (volnodum) wrote,
volnodum
volnodum

Categories:

Радио "Прага": Право на память. Бойцы РОА в Пражском восстании 1945 года

Планы увековечить в чешской столице память бойцов Русской освободительной армии, поддержавших в мае 1945 года Пражское восстание, вызвали бурю негодования со стороны официальной России, однако и в Чехии эту идею с одобрением встретили далеко не все. Сторонники памятного знака напоминают, что роль власовцев в

событиях тех дней долгие годы замалчивалась, а мемориальная доска в районе Ржепорые заполняет те белые пятна, которые и спустя 75 лет остаются в истории Второй мировой войны. О бойцах РОА и их роли в спасении восставшей Праги рассказывают депутат парламента Чешской Республики, автор двух книг о Русской освободительной армии Павел Жачек и журналист и фотограф Владимир Поморцев, более десяти лет посвятивший исследованию военных захоронений на территории Чехии.

Поваленный крест на братской могиле солдат Русской освободительной армии на Ольшанском кладбище Праги. Фото: Vladimir Pomortzeff
Поваленный крест на братской могиле солдат Русской освободительной армии на Ольшанском кладбище Праги. Фото: Vladimir Pomortzeff

Депутат парламента, историк Павел Жачек, фото: Luboš Vedral, ČRo
Депутат парламента, историк Павел Жачек, фото: Luboš Vedral, ČRo


Парламентарий и историк Павел Жачек считает, что мемориальная доска, посвященная конкретным событиям конца войны, заслуживает право на существование: «В случае Ржепорые речь идет не о каком-то монументе, относящемся к истории всей Чехословакии, – мы говорим о небольшом памятном знаке, которым пражский район дает оценку собственному историческому опыту, связанному с этими русскими солдатами и солдатами других национальностей из бывшего Советского Союза, тому, что произошло когда-то на территории конкретного района. Здесь не идет речь об оценке в целом ситуации на Восточном фронте, исторических событий в Беларуси или в тылу немецкой армии».

Часть Чехословакии, которая в 1939 году первой попала под власть гитлеровской Германии, превратившей ее в квази-государство – протекторат Богемия и Моравия, одновременно оказалась и той территорией, где шли последние на Европейском континенте сражения Второй мировой войны.


Баррикада на улице Праги в мае 1945 г., фото: VHÚ Praha


«Прага и участники сопротивления перед началом восстания оказались в очень сложной ситуации. Эта территория находилась в тылу группы армий «Центр» – последних и самых значительных немецких сил под командованием генерал-фельдмаршала Фердинанда Шёрнера, который требовал от тыловых соединений поддержания порядка, поскольку это было необходимо для снабжения Восточного фронта и контролирования коридоров отступления на запад. При этом Прага готовилась восстать, не имея при этом никакого оружия. Здесь находились бывшие солдаты, способные сражаться, была молодежь, готовая выступить против немцев. Участники сопротивления вели переговоры с армией протектората (у квази-государства были собственные силы, вооруженные стрелковым оружием, – прим. ред.). Немцы знали или догадывались о готовящемся восстании и даже разработали план на такой случай, в котором предполагалось подключение соединений СС и вермахта», – объясняет чешский историк.

Павел Жачек напоминает, что участники чешского сопротивления остро нуждались в оружии, пытаясь его получить от чехословацкого правительства в изгнании, от британцев, американцев, Советского Союза. Историк рассказывает, что в отчаянии чехи даже пытались просить оружие у отступавших венгерских частей и словаков, воевавших на стороне Гитлера. И хотя Запад обещал помочь, а правительство в изгнании из Лондона призывало пражан к восстанию, помощь так и не пришла, в чем потом каялся президент Чехословакии Эдвард Бенеш.


Баррикада на улице Праги в мае 1945 г., фото: Archivní a rozhlasové fondy Českého rozhlasu


«В конце войны здесь сложилась абсолютно трагическая ситуация, когда люди хотели воевать голыми руками. Когда в 1939 году Польша была побеждена нацистскими и советскими войсками, у польских солдат была возможность спрятать, закопать свое оружие в земле. Нас же разоружили в 1938–1939 годах без сопротивления, и наши военные, за редким исключением, не имели ничего, а то, что было спрятано и закопано, к 1945 году уже находилось в нерабочем состоянии», – рассказывает Павел Жачек.

Чешский историк указывает на то, что все, кто готовил восстание, включая коммунистов, видели отчаянное положение, в котором оказалась Прага. «Это восстание могло было с самого начало быть утоплено в крови», – подчеркивает он.

Реконструкция одного из уличных боев Пражского восстания в мае 1945 года с участием солдат Русской освободительной армии во время празднования 70-летия окончания Второй мировой войны в пражском районе Жижков в мае 2015 года. Фото: Vladimir PomortzeffРеконструкция одного из уличных боев Пражского восстания в мае 1945 года с участием солдат Русской освободительной армии во время празднования 70-летия окончания Второй мировой войны в пражском районе Жижков в мае 2015 года. Фото: Vladimir Pomortzeff

Рассказ продолжает журналист и фотограф Владимир Поморцев, восстановивший действия бойцов РОА в те майские дни.

– Когда организаторы восстания вступили с ними в контакт?

Владимир Поморцев, фото: Христианин.Ру / YouTube
Владимир Поморцев, фото: Христианин.Ру / YouTube


– Переговоры с власовцами, судя по всему, чехи вели еще с конца апреля 1945 года, когда восстание только готовилось. Большинство историков склоняется к мнению, что когда восстание началось, с дивизией Буняченко уже была достигнута договоренность, что она перейдет на сторону восставших. Иначе это было бы просто безумием — начинать восстание с настолько плохо подготовленными людьми, с таким незначительным количеством оружия и т. д.

– Кем же были эти солдаты, говорившие по-русски и воевавшие против Красной армии? Откуда они появились в окрестностях Праги?

– Непосредственно в Пражском восстании принимала участие 1-я пехотная дивизия вооруженных сил Комитета освобождения народов России под командованием генерала Буняченко. Иногда их для простоты называют «власовцами», иногда – частью Русской освободительной армии, но юридическое название этого воинского соединения было именно «Вооруженные силы Комитета освобождения народов России», которые были созданы после провозглашения Пражского манифеста в ноябре 1944 года в Пражском Граде. Эта дивизия была сформирована в Южной Германии, потом переброшена на Восточный фронт, где в середине апреля 1945 года принимала участие всего в одном бою с Красной Армией. Потом дивизия отправилась на юг и, таким образом, к 5 мая 1945 года оказалась в окрестностях Праги, – объясняет Владимир Поморцев.

Бойцы РАО, фото: Bundesarchiv, Müller, Karl / CC-BY-SA 3.0
Бойцы РАО, фото: Bundesarchiv, Müller, Karl / CC-BY-SA 3.0


– Власовцев часто называют не только «предателями, перешедшими на сторону врага», но и «карателями, принимавшими участие в подавлении Варшавского восстания». Люди, оказавшиеся в те дни в Праге, были из их числа?

– В том числе. Это правда – там были солдаты, которые принимали участие в подавлении Варшавского восстания. Однако эта история относится к периоду до формирования армии генерала Власова. Одновременно это были люди, которые, например, воевали под Москвой против Гитлера.

– Как развивались в те майские дни в Праге события, занявшие буквально трое суток?

– Рано утром 5 мая 1945 года представители восставших прибыли в штаб дивизии Буняченко, и там было подписано так называемое Соглашение о совместной борьбе против фашизма и большевизма. Оригинал не сохранился, поэтому мы не знаем, чьи подписи под ним стояли. И начиная с утра 5 мая дивизия Буняченко формально переходит на сторону восставших и начинает двигаться к Праге, чтобы принять участие в боевых действиях.

– Насколько значительными были силы, перешедшие на сторону восставших, и что им удалось предпринять?

– Вся дивизия Буняченко насчитывала более 20 000 человек. Если учесть, что численность немецких сил в Праге составляла 10–15 тысяч, сам факт прихода дивизии уже менял соотношение сил в пользу восставших. Уже вечером 6 мая власовцы атаковали аэропорт Рузыне, обстреливали вечером и весь следующий день взлетно-посадочную полосу, то есть базировавшаяся там авиация не могла взлетать для подавления восстания. К вечеру 7-го мая 3-му полку удалось полностью взять под контроль аэропорт Рузыне. Именно в этом районе прошли одни из самых кровопролитных боев Пражского восстания. 2-й полк под командованием подполковника Артемьева занял позиции на левом берегу Влтавы, на юге Праги, в месте впадения реки Бероунки. Они не допустили в город непражские части СС, наступавшие с юга.

– Как завершилось военное участие власовцев?

– Их участие в Пражском восстании закончилось уже вечером 7 мая, поскольку стало очевидно, что американцы не будут наступать на Прагу, хотя в РОА на это рассчитывали. Также стало понятно, что восставшие не готовы предоставить власовцам никаких гарантий безопасности после прихода Красной армии. Поэтому Буняченко отдал приказ стягивать силы на левый берег Влтавы, и вечером 7 мая власовцы покинули Прагу. В городе остались тяжелораненые, добровольцы и артиллерийский дивизион, который поддерживал восставших вплоть до утра 9 мая. После ухода Буняченко бои возобновились с новой силой – именно утром 8 мая сгорела Староместская ратуша. Однако уже было понятно, что Красная армия вот-вот войдет в город, поэтому во второй половине дня немецкий гарнизон начинает переговоры с восставшими, в результате чего был подписан протокол о его капитуляции, а немецкие части начали отход на запад, ближе к силам США. К 18 часам 8 мая бои в Праге практически прекратились. В 23 часа 01 минуту вступил в действие Акт о безоговорочной капитуляции Германии, и только в 4 часа утра 9 мая 1945 года в Прагу вошли первые части Красной армии.

Запись о его смерти рядового 1-й пехотной дивизии Русской освободительной армии Николая Лукашева, умершего 28 мая 1945 года от последствий ранения и заражения крови в возрасте около 22 лет в пражской больнице католического ордена монахинь-елизаветинок на Слупи. Фото: Vladimir Pomortzeff
Запись о его смерти рядового 1-й пехотной дивизии Русской освободительной армии Николая Лукашева, умершего 28 мая 1945 года от последствий ранения и заражения крови в возрасте около 22 лет в пражской больнице католического ордена монахинь-елизаветинок на Слупи. Фото: Vladimir Pomortzeff


– Главный вопрос, по поводу которого продолжается яростная полемика, прежде всего, в российской прессе, – кто же на самом деле спас Прагу?

– Роль восставших, безусловно, была огромна, и они понесли колоссальные потери – несколько тысяч человек погибло в уличных боях в эти последние несколько дней Второй мировой войны на Европейском континенте. Роль власовцев тоже была определяющей и важной, и если бы не их участие, Прага вышла бы из Второй мировой войны с гораздо большими потерями – с большими разрушениями и с большим количеством жертв. С другой стороны, нужно понимать, что освобождение Праги стало закономерным результатом действий союзников на фронтах Второй мировой войны, то есть если бы не действия американской, британской и, безусловно, Красной армии, то никакого бы освобождения Праги в мае 1945-го не случилось.

– Вы более десяти лет занимаетесь могилами красноармейцев в Чехии. Поиск и установление точных фамилий похоронных здесь русских солдат и вывел вас на власовцев. Вы можете назвать, сколько бойцов РОА лежит в чешской земле?

Могила рядового 1-й пехотной дивизии Русской освободительной армии Николая Лукашева, похороненного среди красноармейцев на территории советского мемориала на Ольшанском кладбище Праги. Фото: Vladimir Pomortzeff
Могила рядового 1-й пехотной дивизии Русской освободительной армии Николая Лукашева, похороненного среди красноармейцев на территории советского мемориала на Ольшанском кладбище Праги. Фото: Vladimir Pomortzeff


– Эту цифру мы не узнаем, наверное, никогда, потому что все послевоенные десятилетия могилы власовцев были заброшены, их участие в Пражском восстании властями коммунистической Чехословакии замалчивалось. Так что точное количество погибших мы, к сожалению, не установим, и многие могилы никогда не будут надлежащим образом обозначены. Можно говорить только о каких-то оценках, и более-менее объективная цифра – в боях Пражского восстания погибло 250–300 человек, и несколько сотен человек было расстреляно после прихода сюда Красной армии.

– Вы поддерживаете такой шаг районной администрации Ржепорые как установка мемориальной доски?

– Я отношусь к этому более-менее нормально. Единственно, мне кажется, что доску следовало установить прямо на здании штаба, где было принято решение оказать поддержку Пражскому восстанию. Я считаю логичным, чтобы такие таблички появились на зданиях всех штабов, где находился генерал Буняченко, поскольку речь идет не о памятнике, а об обозначении места, где было принято важное для истории Праги решение. Одновременно мне кажется уместным, чтобы на одном из пражских кладбищ появился общий памятник всем погибшим власовцам, в том числе тем, чьи могилы никогда не будут найдены, и которые лежат в чешской земле. Думаю, хорошим местом может быть братская могила на Ольшанском кладбище или захоронение в местечке Гостивице под Прагой, в районе аэропорта Рузыне.

– Что вас подтолкнуло к поиску могил власовцев?

– Изначально я занимался изучением некрополя красноармейцев на Ольшанском кладбище и выяснил, что среди похороненных там солдат есть и власовцы, которых там погребли по ошибке. Там также находится самое крупное захоронение жертв послевоенных расстрелов власовцев – это 187 человек. По одной из версий, немецкие военнопленные выкопали прямо на кладбище огромный ров, на краю которого расстреливали бойцов РОА. По другим сведениям, расстрел произошел у стены, отделяющей христианскую и еврейскую части кладбища. По третьей версии, они были захоронены там, где сейчас находится британский военный мемориал. Здесь осталось много вопросов, на которые я пока не могу ответить, но, скорее всего, их действительно расстреляли прямо на кладбище.

– Какие ранее неизвестные захоронения бойцов РОА вам удалось найти?

– Буквально несколько месяцев назад я обнаружил братскую могилу власовцев, погибших в боях в пражском районе Панкрац, где шли самые кровопролитные бои Пражского восстания. Первоначально они были похоронены как «16 неизвестных» прямо на площади перед тюрьмой. Долгое время эта могила считалась утерянной, поскольку летом 1945 года ее ликвидировали. Путем сложных расчетов мне удалось выяснить, что захоронение перенесли сначала на Нусельское кладбище (кладбище «Зелена лишка»). В 1960-е годы часть территории застроили, а все воинские захоронения перенесли на Ольшанское кладбище. Мне удалось обнаружить эту могилу, которая расположена между захоронениями красноармейцев и участников Пражского восстания.

– Наш разговор был бы неполным, если бы мы не спросили вас, как вы оцениваете недавний демонтаж памятника маршалу Ивану Коневу. Это, как мы помним, произошло в апреле этого года по решению администрации района Прага-6. Памятник не был послевоенным монументом — он был установлен только в 1980 году, но не был снят после «бархатной» революции и простоял ровно сорок лет.

Демонтаж памятника маршалу Коневу в шестом районе Праги, фото: Михаела Данелова, ČRo
Демонтаж памятника маршалу Коневу в шестом районе Праги, фото: Михаела Данелова, ČRo


– Я не хотел бы оспаривать легитимность этого решения, но считаю, что сторонники сохранения памятника маршалу Коневу имели возможность защитить эту статую вплоть до обращения в суд, поскольку с юридической точки зрения демонтаж был проведен не самым оптимальным образом – там были спорные моменты. Что касается моральной стороны вопроса, то проведение демонтажа во время нынешней эпидемии, когда противники сноса сидели дома и шили маски, помогали пенсионерам, носили им еду, было некрасивым шагом, и я могу только осуждать поведение старосты Коларжа.

– Заслуживает маршал Конев, его роль в освобождении Праги того, чтобы памятник этому военачальнику находился на одной из площадей города?

– Я полагаю, что сама по себе эта статуя плохо сделана: это довольно посредственная работа посредственного скульптора, и терпеть ее в центре города – не самая оптимальная идея. Что касается заслуг маршала Конева, то я считаю, что та доска, которая висела на Староместской ратуше, являлась гораздо более важным свидетельством, напоминающем о событиях 1945 года, поскольку была установлена в 1946 году, то есть по горячем следам, буквально через год после войны, и показывала реальное отношение пражан того времени и к маршалу Коневу, и к Красной армии. И то, что за эту доску никто не пытался бороться, вызывает у меня куда большую досаду, чем то, что снесли памятник маршалу Коневу.

Остается добавить, что первый крест над братской могилой власовцев на Ольшанском кладбище был установлен потомком русских эмигрантов первой волны Алексеем Келиным и его сыновьями в 1991 году. Этот простой православный крест с терновым венком из колючей проволоки упал или был умышленно повален в 2007 году, а потом пропал. Через некоторое время рядом был установлен памятник в виде глыбы камня, а на могиле появился новый крест, на котором уже нет девиза: «Мы погибли за нашу и вашу свободу».

https://www.radio.cz/ru/rubrika/progulki/pravo-na-pamyat-bojcy-roa-v-prazhskom-vosstanii-1945-goda?fbclid=IwAR14w7Cl3qbLzsLOIV3S6wpg1J_shNbMxX-Eli1bbcuDL1yB4beAynhjdKw

Tags: РОА, история России, история Чехии
Subscribe

Posts from This Journal “РОА” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments