volnodum (volnodum) wrote,
volnodum
volnodum

Categories:

Русский национализм и Вторая мировая война

Публикую свой текст на "Петре и Мазепе", написанный ровно 5 лет назад и предисловие к нему, написанное 4 года назад для ФБ при его повторной публикации. За 6 лет моя позиция не изменилась - я и сейчас готов подписаться под каждой строчкой.

Всех тех, кто считает и ощущает себя правым европейцем, правым либералом, национал-демократом - русских, украинцев, белорусов, чехов, словаков, грузин, поляков, эстонцев, литовцев, латышей, евреев, сербов и мн. др. - поздравляю с Днем Победы свободного цивилизованного мира над тоталитаризмом, презрением к человеческой жизни, концлагерями и массовыми расстрелами. Настоящий национализм, классический аутентичный либерализм и настоящая правая идея - это в первую очередь идея свободы.

Это наш праздник. Нельзя отдавать его на откуп толерастам, левакам, ватникам и совкодрочерам.

=================================================

Сегодня, в широко отмечаемый во всем западном мире праздник: День Победы над нацизмом, я хотел бы напомнить свой во многом программный текст, опубликованный на ПиМе ровно год назад, в котором я выразил свою точку зрения относительно итогов Второй Мировой Войны и дал ответ на вопрос: как современный русский националист и правый либерал должен относится к 8-му и 9-му мая и к победе Антигитлеровской коалиции над Третьим Рейхом и его сателлитами.

Больше всего меня удивляют и поражают те русские националисты, которые ассоциируют себя с побежденной стороной, онанируют на "дедушку Гитлера" и "защитников Рейхстага", и поскуливают о "Европе, которую мы потеряли" (к тем, кто чтит память русских антибольшевиков данная ремарка не относится - я тоже уважаю активистов НТС, бойцов РННА и РОА (ВС КОНР.), также как русских солдат и офицеров англо-американских войск и русских участников европейского Сопротивления, что нисколько не мешает мне уважать память воинов РККА).

Подобный "комплекс пораженца" недостоин Белого Европейца.

В борьбе с нацизмом активно участвовали и погибали выдающиеся националисты Европы, настоящие правые герои: бойцы УПА и активисты подполья ОУН-Б; солдаты и офицеры УПА-УНРА (экс-Полесская Сечь) Тараса Бульбы-Боровца, Армии Крайовой и Национальных Вооруженных Сил Польши, Армии Свободы Литвы, эстонского "Союза Вооруженной Борьбы", Белорусской Национальной Партизанки, сербских Четников Драже Михайловича; активисты НТС и солдаты 1-й дивизии РОА, освобождавшие Прагу; партизаны правого крыла антинацистского Сопротивления в странах Европы; солдаты и офицеры англо-американских и канадских войск, среди которых было немало людей с очень правыми взглядами, включая десятки тысяч тысячи русских и украинцев, многие из которых были ветеранами Бклых армий, армии УНР и их потомки. Этот список можно продолжать долго.

И именно в этих военно-политических формированиях, мы, русские правые западники, антиордынцы и национал-демократы, должны искать точку исторической опоры и свои идейно-политические ориентиры. А не в нацистскиз холуях типо Каминского, подавлявших Варшавское Восстание.

В конце концов, не следует забывать и о том, что наши идейные предшественники из НТС и КОНР ни в коей мере не ассоциировали себя с проигрывающим войну Рейхом и делали все возможное, чтобы максимально от него дистанцироваться. Доказательствами этого тезиса служат: абсолютно демократический характер Пражского Манифеста, в котором не было ни намека на антисемитизм и пронацистские политические тенденции; выход частей ВС КОНР из подчинения немецкому военному командованию в середине апреля 1945 года и участие 1-й дивизии ВС КОНР (РОА) в освобождении Праги; попытки завязать контакты с англо-американцами, предпринимаемые власовцами еще с конца 1944 года и мн. др.

Собственно, в апреле 1945-го части ВС КОНР сознательно шли сдаваться англо-американским войскам, надеясь вместе с ними продолжить борьбу против большевизма. Выжившие после войны офицеры КОНР, как и члены НТС, активно сотрудничали с разведками западных государств, вложив свой маленький вклад в победу свободного мира в Холодной войне.

НТС же, изначально был антинацистской организацией, несмотря на участие некоторых ее членов в различных коллаборационистских формированиях (впрочем, часть активистов НТС в Бельгии и Франции были участниками антигитлеровского Сопротивления), многие десятки солидаристов стали жертвами нацистских репрессий и узниками концлагерей. НТС поддерживал нелегальные связи с Армией Крайова и независимыми партизанскими отрядами ("зелеными партизанами") на территории оккупированной немцами России и Белоруссии. Они, также как и бандеровцы, использовали лозунг: "Против Сталина и Гитлера!".

Не стоит забывать о фундаментальной разнице между подлинным, аутентичным национализмом и зигующей коричневой фофудьей.

Всех с юбилеем Победы!



retro

В преддверии такой знаменательной даты, как 70-летие Победы стран Антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне (это именно так правильно называется), я хотел бы максимально подробно и развернуто высказаться по целому ряду важных моментов, связанных с этим эпохальным для европейской цивилизации (да и всей истории человечества) событием. Я хотел бы затронуть сразу несколько тесно связанных друг с другом проблем исторического и историософского толка, которых обьединеняет их прямая связь с историей Второй мировой войны и той поистине трагической ролью, которая выпала в ней русскому народу.

Но самым главным вопросом, составляющим смысловой стержень моей статьи (точнее, трилогии), и на который я хотел бы попытаться дать ответ — это вопрос, как следует относиться русскому националисту (будь он национал-демократ или консервативный этнонационалист) и вообще любому свободному русскому (включая правых либералов и умеренных демократических левых, способных мыслить национальными категориями), не отягощенному имперскими комплексами и великодержавными фантомами — ко Второй мировой войне, Победе над нацизмом и роли в ней русского народа?

Какое отношение к 8-му и 9-му мая максимально логично для последовательного русского националиста, национал-либерала, антиордынца? Как воспринимать проблему русского коллаборационизма? Как относиться к русским, воевавшим в РККА и РОА, англоамериканских войсках, партизанских антисоветских и антифашистских формированиях?

На эти и другие вопросы я постараюсь изложить свой взгляд, который будет довольно нетривиален и отличен как от взгляда адептов «культа победы», так и от взгляда адептов непримиримой борьбы с этим культом. Рискую сильно не понравиться и тем, и другим, но, поскольку меня это мало пугает, приступим к делу.

Первый вопрос, который я хотел бы рассмотреть — это вопрос отношения представителей русского национального движения к самому факту Победы во Второй мировой войне стран Антигитлеровской коалиции и тому значению, которая она имеет для тех людей, которые причисляют себя к правому и национал-демократическому политическому сегменту как в России, так и в мире.

Победа во Второй мировой войне как победа национализма свободного человека над национализмом раба

Солдаты англо-американских войск во время боев в Нормандии

8 мая 2015 года весь цивилизованный мир, все страны Евроатлантической Иудеохристианской Цивилизации отпраздновали великую дату — 70-летие Победы стран Антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне. Эта дата во многом является символом освобождения Европы не только от нацизма, но и от тоталитаризма как такового, так как после Победы над нацистской Германией и ее сателлитами на территории западной Европы больше никогда не возникало тоталитарных эксцессов (даже восточноевропейские социалистические режимы были гораздо более мягкими, чем фашистские и нацистские режимы времен ВМВ).

Я убежден в том, что эта памятная дата должна чтиться и уважаться каждым человеком правых и национал-демократических убеждений, так как настоящие и подлинные националисты, в отличие от разнообразных гитлеровских холуев, отважно и мужественно боролись против фашизма и национал-социализма в годы Второй мировой войны, о чем часто забывают различные поборники политкорректности, «толерантности без берегов», культурные марксисты и краснозадые леваки всех мастей, некоторые из которых лицемерно называют себя «либералами».

Националистами были командиры и идеологи ОУН и УПА, Армии Крайовой, сербского Четнического Движения, российского Национально-Трудового Союза (НТС), Сионистского движения, значительной части французского «Резистанса» (в составе которого боролось немало наших соотечественников, в том числе, члены французского отделения НТС под руковоством Вигена Нерсесьяна), правого крыла итальянского антифашистского движения (целая группа партизанских бригад итальянского антифашистского сопротивления была названа в честь идеолога итальянского национализма Джузеппе Мадзини) и львиная доля участников европейского антигитлеровского сопротивления в других странах.

Сотни тысяч солдат и офицеров бандеровский и бульбовской УПА, антинацистского крыла ОУН-М, Армии Крайовой, Литовской Освободительной Армии, бойцов Сионистских бригад в составе союзных войск, сербских Четников, французских партизан (Маки) и активистов НТС — погибли в застенках Гестапо, полегли в боях с коричневой чумой, были расстреляны и повешены нацистскими карателями. В боях с немцами за освобождение Праги полегло триста бойцов 1-й дивизии РОА, 15 апреля 1945-го года вышедшей из подчинения немецкому военному командованию.

Нацистами были убиты за свои убеждения (в равной степени включавшие в себя антифашизм, антикоммунизм и национализм) и мужественную антигитлеровскую борьбу: проводник ОУН-М на территории оккупированной немцами Украины Олег Ольжич и идеолог ОУН-Б Иван Клим, первый командир АК Стефан Ровецкий и французский националист Жан Мулен, русские герои «Резистанса» Борис Вильде и Вера Оболенская, и сотни тысяч других правых патриотов и националистов.

Представьте себе, все они были националистами и правыми, а вовсе не поклонниками «России для всех», «многонациональной Италии», «Франции для арабов и негров» и «левого Израиля». Их взгляды были крайне далеки от того синтеза большевизма и извращенно трактуемого «либерализма», который нынешние «левые либералы», «защитники прав террориста», и прочие неотроцкисты и марксисты пытаются пропихнуть под видом «общечеловеческих ценностей».

Убежденным и стопроцентном националистом был генерал де Голль, националистом был Уинстон Черчиль, проводивший весьма жесткую правую политику, будучи премьер-министром Англии; националистом был маршал Карл Густав Эмиль Маннергейм, всячески защищавший финских евреев от немецких преследований и перешедший на сторону Антигитлеровской коалиции в 1944 году, нанеся немецким войскам поражение во время Лапландской войны.

Националистами были польские герои, организовавшие знаменитое Варшавское Восстание, во время которого польский народ продемонстрировал беспримерный героизм и мужество; немало националистов было и среди восставших против немцев словаков, поднявших Словацкое национальное восстание 29 августа 1944 года; националистами и людьми правых убеждений были так же многие из тех американцев и англичан, которые 6 июня 1944 года и в последующие дни высаживались на побережье Нормандии и освобождали Францию от нацистской оккупации.

Они боролись вовсе не за то, чтобы Марсель, Париж, Лондон, Рим и Стокгольм превратились в арабо-негритянские города, не за удушающую цензуру лицемерной политкорректности, не за слащавую пошлость сторонников равенства между дикарем и цивилизованным человеком, не за то, чтобы Великая Западная Цивилизация пасовала перед варварством с Востока во имя мантры «все люди равны».

Они боролись и сражались за Великую Европу и Атлантику, за Белый Мир (да-да, именно они, а вовсе не те, кто создавал таджикские и арабские части СС, и расстреливал подлинных националистов), за Свободу и Человеческое Достоинство. Все они вложили достойный и значительный вклад в Победу над нацизмом и разгром гитлеровской Германии.

Нельзя отдавать левым лавры победителей нацизма. В первую очередь ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ победителей, поскольку левые всячески пытаются представить Победу во Второй Мировой Войне как Победу интернационализма над национализмом, что есть абсолютная, грубая и бессовестная ложь, ибо огромный, колоссальный вклад в Победу над гитлеризмом вложили страны и государства (в первую очередь Англия, США и Канада), система ценностей которых была абсолютно правой и не имела ничего общего с культурным марксизмом, интернационализмом и левизной, а так же политические лидеры и национально-освободительные движения, которые придерживались демократического национализма.

Это наша Победа. Правая Победа. И я искренне поздравляю с ней всех своих единомышленников по правому, национал-демократическому и национал-либеральному лагерю. И в России, и в Украине, и в Беларуси, и в Польше, и во Франции, и в США, и в Израиле. Этот день стоит того, чтобы его помнить.

Что значит эта победа для русского народа и как к ней относиться национально мыслящим русским

Медсестра перевязывает раненого бойца РККА

С тем, какое отношение к 8-му мая максимально логично для современного русского националиста и правого либерала — мы разобрались. Теперь коснемся куда более сложного и противоречивого вопроса — отношению к 9-му мая (эти две даты и отношение к ним необходимо разделить и растождествить, несмотря на довольно тонкую и зыбкую границу между ними).

Безусловно, тоталитарному сталинскому режиму нет никаких оправданий, как и гитлеровскому. МГБ-НКВД-СМЕРШ — преступные организации. Оправдывать чудовищные преступления и злодеяния советской власти с помощью аппеляций к Победе в войне — подло, гнусно и мерзко.

Не менее мерзко выглядят попытки нынешних духовных потомков и идейных наследников Джугашвили и Ежова, и продолжателей «славных чекистских традиций» — использовать память о войне в грязных политических целях, в первую очередь в целях легитимации собственной власти и авторитарной системы управления, а так же неуклюжие потуги навязать постсоветским странам имперскую историческую парадигму, используя данную парадигму для удержания этих государств в своей «зоне влияния».

Я с глубоким омерзением наблюдаю за этими грозными потрясываниями надутых щек, наполненными пустопорожним пафосом, и пусканиями «государственных ветров» из всех естественных отверстий, за этими пошлыми истериками по госканалам. Я против превращения национальной памяти в национальное чванство, против попыток навязать нашим соседям имперско-советский взгляд на историю, против попыток спекуляций на костях павших, происходящих на фоне сознательного разрушения и осквернения могил солдат РККА городскими властями российских городов ради возведения новых «Величественных» монументов Жукову и ветеранов войны, кончающих жизнь самоубийством.

Больно смотреть на то, в каком жутком состоянии находятся могилы солдат РККА, на то, в каких тяжелейших жилищных условиях живут оставшиеся в живых ветераны войны, на то, какую нищенскую пенсию они получают от «Великого» государства, которое ловко прикрывается ими в нужный момент, но не пошевелит своей жирной задницей для того, чтобы обеспечить им нормальные условия жизни, предпочитая тратить миллиарды долларов на содержание чиновничьего аппарата, дворцы и яхты первых лиц вороватой элитной верхушки, гопницкие полукриминальные структуры для борьбы с оппозицией и разжиревших попов-паразитов из ООО РПЦ, вместо того, чтобы дать этим несчастным и исстрадавшимся старикам возможность прожить последние годы своей драматичной жизни в комфортных и достойных условиях.

Но, несмотря на все эти грустные и печальные нюансы современных российских реалий, я все равно считаю 9 мая — достойной датой в русской истории.

Антирусская сущность и чудовищные преступления советского коммунистического режима никак не отменяют одной из самых выдающихся Побед в истории русского народа, которую совершили наши дедушки и бабушки. То, что эта Победа была потом приватизирована номенклатурно-гэбэшной нечистью, совершенно не умаляет самого факта Победы.

Более того. Русские совершили эту Победу вместе со своими западными союзниками: англичанами, американцами, французами, поляками, канадцами, движениями сопротивления по всей Европе (невозможно забывать и об огромном вкладе украинского и беларусского народов, сражавшихся плечом к плечу с русскими), что в значительной мере породнило их с западным миром и лишний раз подчеркивает тот факт, что русские — это европейский народ, а Россия — европейская страна.

Мы, русские, вправе гордиться и теми русскими эмигрантами, которые воевали в рядах англо-американских войск и в рядах антифашистского сопротивления в странах Европы. Вправе мы гордиться и тем, что западный мир был в этой войне союзником русских (неважно, что на большинстве из них была советская форма). И если политические лидеры западного мира были союзниками Сталина и государства СССР, которое было обьективно антирусским и антинациональным, то народы европейских стран, Канады и США воспринимали как союзников именно русский народ, а не преступную клику Джугашвили. Это отношение сохранилось и сейчас, достаточно прочесть интервью ветеранов англо-американских войск, в которых они с нескрываемым уважением (порой даже восхищением) говорят о своих русских союзниках, при чем именно как о русских, а не советских.

Поразительно, что многие русские националисты из числа борцов с «культом победы» совершенно наплевательски относятся к этому уважению (нонсенс ситуации в том, что значительная часть из них при этом считает себя европейцами и часто аппелирует к Западу), которое является колоссальным культурным, моральным и политическим капиталом русского народа и будущего Русского Национального Государства, который можно было бы с толком использовать в будущем. В значительном по численности сегменте правого лагеря принято презрительно называть всех русских солдат РККА «советскими», в том смысле, что «это были не русские, а советские люди» (и это в самом лучшем случае, не хочу в такую дату цитировать более мерзкие «клички», выдаваемые «псевдонационалистами» миллионам своих предков). Советую подобным русским националистам поучиться у евреев и украинцев, которые с большим уважением относятся к еврейским и украинским солдатам РККА, внесшим значительный и весомый вклад в разгром нацистской Германии, вовсе не считая их «насадителями тоталитаризма» и «совками», что никак не мешает этим народам строить государства на идейно-политическом фундаменте национал-демократии (в случае Израиля — данный процесс уже завершен) и сохранять крайне критичное отношение к советскому коммунистическому режиму. В Израиле, кстати, глубоко чтут всех солдат РККА, которые спасли еврейский народ от физического уничтожения.

Одним из самых ярких моментов во Второй Мировой Войне, подчеркивающим дух союзничества между русскими и их западными союзниками, можно считать знаменитую встречу на Эльбе. Данный исторический эпизод весьма важен и символичен с точки зрения исторических, историософских и культурно-политических смыслов.

Даже советская форма русских (а так же украинских и белорусских) солдат не портит общего впечатления от того светлого момента их единения со своими союзниками по Антигитлеровской коалиции, которое запечатлено на этих фотографиях.

Надо обладать куриной слепотой для того, чтобы не видеть, что в этот момент солдаты РККА были не «советскими», а Русскими.

Именно эта совместная Победа над абсолютным злом, в очередной раз породнившая русских с западным миром, еще раз подчеркивает и наглядно подтверждает тот факт, что русские — это европейский народ, а Россия — часть Европы. Что бы по этому поводу не говорили евразийцы, ордынцы и сторонники «особого пути».

Именно поэтому я совершенно не понимаю тех русских националистов, которые рассматривают эту дату чуть ли не как день национального позора и каждый раз в ее преддверии с упорством, достойным лучшего применения, занимаются усиленным самоедством, самобичеванием и самокозлением по этому поводу (любимый национальный вид спорта значительной части нашей интеллигенции оказался востребован и многими представителями правого лагеря).

Недавно мой хороший приятель Егор Ершов в споре со мной на тему советско-германской войны задал мне вопрос: «Роман. Для русских главным итогом ВМВ стало отмывание большевистского захвата России. Неужели это тебя устраивает?»

Приведу здесь свой немного оредактированный ответ на него, поскольку понимаю, что многие мои знакомые и читатели зададут мне подобные вопросы после прочтения этого текста. Я полагаю, что было бы большой несправедливостью и чудовищным упрощением сводить итоги войны для русских только к «отмыванию большевистского захвата России», и что нацистское рабство было бы для русских ничем не лучше советского. Конечно, если бы в апреле-мае 1945-го сотни тысяч красноармейцев перешли на сторону РОА и пошли бы вместе на Сталина, а нацистов добили англо-американцы — это было бы куда лучшим вариантом для русского народа. Но, увы, идеальных сценариев не бывает.

Мы вполне в состоянии судить о том, какая участь ждала бы русский народ (и другие народы СССР) в случае победы нацистов, основываясь на


  1. нацистской расовой теории и задокументированных планах нацистов в отношении славян и русских в частности;


  2. варварском терроре и массовых убийствах мирного населения на оккупированной нацистами территории;


  3. чудовищного обращения немцев с русскими в лагерях военнопленных.


Мне, знаете ли, этого вполне достаточно.

Конечно, если бы нацисты победили СССР на определенном этапе, то это совершенно не означает, что они смогли бы удержать эту территорию в своих руках, и что после этого не понесли бы поражения от стран Запада. Более того, в самой оккупированной России в этом случае вполне могло развернуться мощное партизанское движение, которое было бы организовано уже не коммунистами, а настоящими русскими патриотами и антисоветски настроенными людьми, причем, его могли бы пополнить и многие бывшие коллаборационисты из числа тех, кто действовал из патриотических побуждений и руководствовался стремлением освободить Россию от большевизма, а не желанием выслужиться перед оккупантами и «поудобнее устроиться» (а среди русских коллаборационистов были люди как с той, так и с другой мотивацией). Это могла бы быть уже русская национальная, а не советская партизанка.

Но это сейчас нам, современным правым интеллектуалам и публицистам, имеющим возможность изучить огромный массив информации о той войне, удобно рассуждать о том, «как могло бы быть» и «как бы было лучше». А представители того поколения выросли в совершенно иных социальных, политических и бытовых условиях, и было бы совершенно несправедливо осуждать их за тот выбор, который они в итоге сделали.

Именно поэтому я считаю, что гордиться нашими дедушками и бабушками, победившими тоталитарный нацистский режим, уничтоживший миллионы людей — это АБСОЛЮТНО ЕСТЕСТВЕННО И НОРМАЛЬНО для национально мыслящего русского человека, будь он правый либерал или консервативный этнонационалист.

Другое дело, что это уважение не распространяется на чекистов, НКВДшников, СМЕРШевцев и прочую красную сволочь. И не должно превращаться в предмет религиозного культа, обьект фетиша и повод для постоянных политических спекуляций. Для меня этот день — дань памяти и уважения погибшим за Родину соотечественникам, но не предмет культа и фетиша. И именно в этом качестве я считаю правильным его воспринимать в будущей национальной России.

Для нас в этом плане весьма показательными должны являться примеры Израиля и Украины, в которых отношение к Победе во Второй мировой войне рассматривается через призму конкретных человеческих судеб и трагедий, без каких-либо сентенций на тему «сильного государства, благодаря которому Великий Многонациональный Народ ля-ля-ля».

Нам, русским антиордынцам и национал-демократам, необходимо нащупать золотую середину между «культом» Победы, который эксплуатирует кремлевская пропаганда, и тотальным ее отрицанием, свойственным радикальной части русских националистов. Одинаково отринуть как «победобесие», окончательно превратившееся в массовый психоз, не имеющий ничего общего с памятью павших, так и «победоборчество», способствующее отторжению общества от правой оппозиции и создающее ей устойчивый имидж воинствующих маргиналов.

Ссылка на опыт некоторых стран Восточной Европы, стран Балтии и то отношение к 9-му мая, которое принято в этих странах, для нас совешенно неуместна и нерелевантна, поскольку большинство отцов, дедушек и прадедушек соврменных русских воевало в РККА и советских партизанских отрядах, чего нельзя сказать о прибалтах, венграх или румынах. Уважение к памяти предков — это тот фундамент, на котором зиждется построение любой здоровой нации. И с тем фактом, что большинство наших предков в годы Второй Мировой Войны сделало тот выбор, который оно сделало — вне зависимости от последствий этого выбора и нашего к нему отношения — это тот факт, с которым придется считаться и который совершенно невозможно игнорировать.

Нам необходимо НАЦИОНАЛИЗИРОВАТЬ эту Победу. Сместить основные смысловые акценты ее восприятия с государства на Человека.

«Русский народ вместе с другими народами СССР и своими европейскими союзниками победил величайшее мировое зло вопреки преступному, антирусскому государству и его бездарному руководству» — вместо «Многонационального советского народа, победившего «фашизм» благодаря сильному имперскому государству и его руководству».

Только так мы можем построить сильную, здоровую нацию.

С Днем Победы.

Роман Вольнодумов

P.S.: Во второй и третьей частях моей статьи мы будем говорить о европейском коллаборационизме, русском коллаборационизме, русских бойцах англо-американских войск и Третьей силе. С точки зрения русского национализма и правого либерализма, разумеется.

Совместное шествие русских и американских солдат-победителей


http://petrimazepa.com/history/retro.html

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments