volnodum (volnodum) wrote,
volnodum
volnodum

Categories:

Валерий Соловей "О Русской Партии"

Оригинал взят у darislaw в Валерий Соловей - О Русской Партии
Ожидаемые политические послабления подбросили националистам новую тему для разговоров – создание Русской партии. Кажется, что юридические препоны на пути ее регистрации пали или вот-вот падут. Не уверен (по крайней мере, в настоящее время), однако, что ситуация столь многообещающа. Ведь помимо закона существуют так называемые «правоприменительные практики», которые в России легко обращаются против неугодных. Регистрирующая инстанция в состоянии прицепиться к не там поставленной запятой, к малейшей неточности в документах, дабы завернуть их обратно. И так раз за разом до бесконечности, о чем осведомленным людях известно отнюдь не понаслышке.

Пока с уверенностью можно говорить о беспрепятственной регистрации лишь одной из нескольких могущих возникнуть «русских партий» - КРО-«Родине». Надеюсь, не надо объяснять почему?

 

Но давайте допустим, что юридическая стадия все же преодолима или просто вынесем ее за скобки. И тогда сразу же выяснится, что эта сторона в создании Русской партии важная, но не ключевая. А ключевыми оказываются два содержательных, в полном смысле слова политических, вопроса: 1) К кому и с каким посланием Русская партия обратится? 2) Кто выступит с этим посланием?

Националисты, участвовавшие в массовых акциях декабря 2011 г. – не важно, в Москве, Петербурге или любом другом городе – прекрасно знают, что традиционная повестка русского национализма не встречает отклика восставших горожан (кстати, в подавляющем своем большинстве этнических русских). И не встречает совсем не потому, что русским националистам не дают слова. Вообразите мысленно ситуацию, когда из 30-40 выступавших на Болотной площади или Проспекте Сахарова половина - русские националисты, пытающиеся донести до десятков тысяч горожан специфические националистические требования: отмена 280-й и 282-й статей, амнистия несправедливо осужденных русских националистов, расформирование центров противодействия экстремизму и проч. Да собравшаяся на митинге публика их просто не поняла бы!

Точно так же непонятно массе народа и требование придания русским статуса государствообразующего народа, которое служит стержнем националистических программ. Эта идея не вполне вразумительна даже людям, симпатизирующим националистам. Им надо долго и упорно разъяснять, какая связь существует (если она вообще существует) между записью в Конституции о государствообразующем статусе русского народа и требованием внеочередных свободных и честных выборов, которое вывело на площади и улицы русских городов сотни тысяч людей.

Преобладающее сейчас общественное настроение таково, что оно не готово расслышать даже требования ограничения миграции и прекращения кормления Кавказа, хотя в целом люди принимают эти идеи «на ура». В любом случае, только на этих требованиях невозможно построить привлекательную и успешную политическую программу. Вероятно, ее вообще невозможно выстроить вокруг традиционной националистической повестки. Общество хочет не того, что ему предлагают националисты. И это очень важно понять.

Существуют два способа политической коммуникации: говорить народу то, что считают важным и правильным политики и говорить с народом о том, что важным и правильным считает он сам. Русские националисты с незапамятных времен предпочитали первый способ, а потому люди их не слушали и слушать не хотели. Итогом стали грандиозные политические поражения русского национализма в 1917 г., в 1991 г. и, если националисты не изменятся, такое же фиаско постигнет их и сейчас.

Националисты притязают выступать от имени русского народа. Однако ГЛАВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РУССКОГО ВОПРОСА вовсе не этническое, как они полагают, а ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ и СОЦИАЛЬНОЕ. Русские люди требуют, в первую очередь, свободы и справедливости. Этническая проблематика второстепенна по отношению к этим магистральным требованиям, она их дополняет и не более того. При этом сама этническая проблематика обычно рассматривается русскими сквозь призму оскорбленного чувства справедливости.

Такова неопровержимая реальность – нравится она кому-то или нет. Эту реальность можно игнорировать, наслаждаясь жизнью в политическом гетто, из которого националисты, по совести говоря, все еще не вышли. Те, кого беспокоят «жидомасонские» происки и заговор ZOGa, пусть поищут благодарную аудиторию среди пациентов психлечебниц и шизофреников.

Но те, кто хотят политического успеха, обязаны откликаться на актуальную общественную потребность, а не на собственное представление о ней. Свобода и справедливость – вот что должно стоять сейчас в центре националистической повестки. И это отнюдь не мимикрия под популярные лозунги. Свобода, демократия, справедливость составляют содержание того самого национального государства – национального в европейском понимании, которое мечтают построить в России вменяемые националисты.

Вместе с тем, именно свободные, конкурентные и честные выборы – самый экономичный и безболезненный путь прихода к власти. Но если националисты хотят на этих выборах победить, тогда им надо перестать быть только националистами, а стать еще (и даже в первую очередь!) демократами и защитниками социального государства. Почему?

Да по той простой причине, что собственно националистический электорат, «жесткие националисты», готовые голосовать за националистических кандидатов всегда и при любых условиях, составляют всего около 15 % населения. В то время как поддержка «мягкого национализма» достигает 60-70 %. Этого более чем достаточно, чтобы победить на любых парламентских и президентских выборах. Но надо уметь подойти к этим двум третям населения. Для них неприемлема открытая националистическая риторика (и даже само слово «национализма»), а этнические требования должны подаваться лишь в демократической и социальной упаковке.

Вот лишь один из примеров. Зачем подвергать себя риску обвинений в ксенофобии, выступая за депортацию мигрантов, когда можно, ссылаясь на мировой опыт, требовать введения визового режима в отношении наркопроизводящих и наркотранзитных государств и особого правового режима в отношении находящихся на территории России выходцев из этих стран. Суть та же, зато все демократичненько, в соответствии с мировыми стандартами и не отпугивает людей.

Будем кроткими, как голуби и мудрыми, как змеи. Чтобы победить, националистам надо обратиться к другой аудитории и с другим посланием.

Не потеряют ли они при этом свою идентичность? Нисколько! Во-первых, этническая проблематика (пусть в скрытом виде) все равно останется в этом политическом блюде, придав ему нужную остроту. Во-вторых, русские националисты – единственная политическая сила, которая никогда не была властью в России, поэтому они могут чувствовать себя совершенно свободными в своих обещаниях обществу. И это не популизм. Будучи группой внесистемной, то есть не связанной ни с кем никакими обязательствами - и это, в-третьих, - русские националисты также единственная сила, которая в состоянии выполнить все свои обещания, все до последнего. История знает подобное.

Однако убедительность любого политического послания критически зависит от доверия к людям, которые с ним выступают. С этим в русском национализме настоящая беда. Единственный политик, известный за пределами собственно национализма, это Дмитрий Рогозин. Однако его персональное послание, равно как послание КРО-«Родины», будет, скорее всего, находиться в заведомо ограниченных рамках и адресоваться традиционному националистическому электорату.

Впрочем, все другие политические лица русского национализма либо не известны ненационалистической аудитории, либо категорически для нее не приемлемы. Более того, среди русских националистов вряд ли можно найти хоть одну фигуру, которая была бы приемлема большинству самих националистов. Причем отнюдь не по причине идейных разногласий, а, в первую очередь, из-за моральной и политической сомнительности националистических лидеров. Единственный человек, в которого никто не может бросить камень, Игорь Артемов, лидер запрещенного (уверен, временно) Русского общенационального союза (“РОНС”). Любое несогласие с его взглядами не в состоянии перечеркнуть всеобщее уважение к личной порядочности, честности и цельности Артемова.

Так или иначе, на переднем крае русского национализма находятся преимущественно карикатурные типы или люди с крайне сомнительной репутацией и прошлым. К ним с недоверием относятся сами националисты, а общество взирает на них с откровенным ужасом. Даже националистические интеллектуалы, среди которых попадаются нерядовые умы, выглядят, за одним-двумя исключениями, чудаковатыми маргиналами или юродивыми. Русский национализм ужасающе нереспектабелен и непрезентабелен. И это совсем не мелочь: казаться в политике ничуть не менее важно, чем быть.

Резюмирую. Кардинальное изменение содержания русского националистического послания обществу должно сопровождаться столь же качественным обновлением фронтменов национализма. Одно без другого просто не сработает.

И последнее. Предвидя ехидные подковырки типа «почему бы этому умнику не показать, как все им сказанное осуществить на деле», ответственно заявляю, что именно этим я намерен заняться и, собственно, уже занимаюсь.

После консультаций с друзьям и единомышленниками я принял решение возглавить рабочую группу по формированию новой политической партии. Для меня это естественное и неизбежное решение. Я никогда не был просто ученым, наблюдателем или «идеологом», как меня порою незаслуженно высоко аттестуют. На протяжении последних двадцати лет я участвовал в политике в качестве практикующего консультанта. Сейчас я вхожу в нее открыто и публично.

В России наступает эпоха очень больших перемен: пришло время новых организаций, новых идей, новых людей, и вообще новой политики. Поэтому наша партия будет называться «Новая сила» , самим названием подчеркивая качественную новизну – политическую, идеологическую и человеческую – в отношении не только национализма, но и всей предшествующей российской политики.

По своей идеологии это будет партия национального большинства , партия, обращающаяся к русским и всем в России, кто жаждет свободы, справедливости, демократии.

Место нашей партии в центре политического спектра. Избегая крайностей любого рода, мы намерены в то же время заимствовать все лучшее из идейного багажа левых и правых. Такого синтеза уже давно ожидает наше общество. Но наш центризм не межеумочный, а динамичный и, если надо, радикальный. Мы намерены последовательно и настойчиво проводить повестку, соответствующую интересам национального большинства. И мы никогда и ни за что не отступим от наших целей.


СВОБОДА, НАЦИЯ, СПРАВЕДЛИВОСТЬ! – вот наш девиз.

В течение 10-12 ближайших дней рабочая группа сформирует план действий по созданию партии, с которым мы вас ознакомим. А пока, дорогие читатели, мы рассчитываем услышать, что вы думаете о создании новой партии и как относитесь к идее «Новой силы».


==============================================================================================

Отличная новость, которой я искренне рад. Я давно предполагал, что Соловей хочет сменить свой социальный статус и привычное амплуа, что ему стало тесно в шкуре эксперта/интеллектуала/философа/аналитика, и он хотел бы cтать активным, публичным политиком.
Благо, все необходимые данные у него для этого есть: мощный, незаурядный интеллект и блестящий логический ум, полемический талант, прекрасное владение ораторским мастерством, отличное западное образование, уважение в экспертной и профессорской среде, несколько интереснейших книг и научных работ, написанных им.

Я давно предчувствовал, что он в ближайшее время публично обьявит о том, что идет в большую политику, но не догадывался о том, что он захочет стать ЛИДЕРОМ И ИДЕЙНЫМ ВДОХНОВИТЕЛЕМ новой политической партии.
Думал, что предпочтет присоединиться к партии, которую будут создавать другие люди, в качестве "свадебного генерала" и "признанного авторитета". Его решение не просто заняться политикой, а ВОЗГЛАВИТЬ политическую партию - весьма смелое и рискованное, поскольку грозит ему очевидными проблемами с властью. Особенно, учитывая тот факт, что он относится к числу людей, которым есть что терять. Это вызывает несомненное уважение.

Так же, я готов подписаться почти под каждой строчкой (кроме реверенсов Артемову) этой его статьи.

Он весьма адекватно и трезво оценивает сложившуюся политическую ситуацию, и особенно, причины прошлых неудач русских националистов и их тотальной маргинализации.
Слова, сказанные им в этой статье, неплохо было бы прочесть и принять к сведению всем тем, кто считает и называет себя сегодня русскими националистами.
Особенно различным поклонникам "жидомасонских заговоров" и "Русского НС", которым он вполне справедливо посоветовал поискать себе электорат среди пациентов психиатрических клиник.

Не могу так же не заострить внимание на следующем тезисе Соловья, который, пожалуй, является ключевым местом во всем его тексте: "Существуют два способа политической коммуникации: говорить народу то, что считает правильным и важным политики и говорить с народом о том, что важным и правильным считает он сам.
Русские националисты с незапамятных времен предпочитали первый способ, а потому люди их не слушали и слушать не хотели. Итогом стали грандиозные политические поражения русского национализма в 1917 г., и в 1991 г. и, если националисты не изменятся, такое же фиаско постигнет их и сейчас."

Первая мысль, которая пришла мне в голову после прочтения данного абзаца, заключалась в том, что если заменить в нем слово "националист" на слово "либерал", а 1991 на 2000 - смысл сказанного не изменится ни на грамм.

Искренне желаю Валерию Соловью удачи в начатом деле. Она ему очень понадобиться.

Tags: Соловей, национал - демократия, национализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments