Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Новая Газета: Как российские офицеры продолжают бороться за право быть свободными

Трое из четырех героев публикации «Новой газеты» о проблемах с увольнением военнослужащих по контракту переведены в запас: Егор Гламбоцкий исключен из списков своей части 10 февраля. Однако проблема сохраняется в целом. После выхода материала в конце октября 2019 года в редакцию начали поступать письма с аналогичными историями, и до сих пор люди продолжают обращаться за помощью.

О том, что Егор Гламбоцкий добился увольнения из рядов Вооруженных Сил РФ, он сам сообщил «Новой газете». «Ощущения у меня — огонь, потому что понимаю, что это новый этап в жизни, если не новая жизнь целиком. Основная борьба шла примерно полгода, самым тяжелым был последний месяц. Уже везде написали, документы ушли, но никто не мог сказать, на какой стадии мы находимся», — рассказывает он и добавляет, что со своим непосредственным руководством расстался хорошо, «с юмором».

Напомним, в конце октября «Новая» обнаружила, что часть действующих военнослужащих контрактной службы не могут досрочно уволиться — старшие офицеры или командование воинских частей угрожают членам семей лейтенантов, пугают уголовным преследованием или даже в принципе не выпускают из гарнизона. Тема получила резонанс, после чего спустя месяц был уволен в запас лейтенант Станислав Мазепин, о чем он сам сообщил «Новой газете». Затем, как следует из выписки приказа министра обороны России Сергея Шойгу от 26 декабря (есть в распоряжении редакции), был уволен и лейтенант Виктор Дей. «Сдал дела, должность и форму, исключен из списков части 11 января. Еще никогда не чувствовал такой свободы», — сказал он тогда «Новой».

Collapse )

Радио "Свобода": "Мы выгрызем у них своих детей"

Илья Шакурский – самый молодой из семерых обвиняемых по делу "Сети". Ему всего 23 года. Он учился в Пензенском государственном университете на педагога. В свободное время организовывал ярмарки по бесплатному обмену вещами, играл в страйкбол, устраивал экологические акции и был известным в городе антифашистом.

Илью Шакурского арестовали 18 октября 2017 года около дома. Во время обыска обнаружили в квартире пистолет "Макарова" и баллон, напоминающий самодельное взрывное устройство. Эти предметы, как убеждены Шакурский и его близкие, ему подбросили. Срок, назначенный ему Приволжским окружным военным судом, оказался вторым по суровости – 16 лет колонии строгого режима – по обвинениям в создании террористического сообщества и незаконном хранении оружия и взрывчатки.

Радио Свобода встретилось с мамой Ильи Шакурского Еленой и расспросило ее об интересах сына, его аресте и давлении, которое на семью оказывали оперативники ФСБ:

– Илюша закончил школу в Мокшане. Это рабочий поселок приблизительно в сорока километрах от Пензы, – рассказывает Елена Шакурская. – Потом переехал в Пензу, поступил в институт, на физико-математический факультет. Он учился на педагога. Его одногруппники рассказывали, что у них был открытый урок и нужно было продемонстрировать, как они будут преподавать урок ученикам. Сначала, как они говорят, было скучно-скучно на этой лекции. А потом встает Илья и начинает рассказывать: он нашел какие-то пособия, и настолько все интересно изложил, что время пролетело так, что даже и не заметили.

Collapse )
Флаг США

Федя и Вика: успешный брак русского и афроамериканки



Федя и Вика – нет , это не классическая русская пара, о которой можно подумать, ведь Виктория - американка из Лос-Анджелеса, которая однажды встретила сибиряка Федора. С тех пор они вместе, живут на две страны, и сегодня впервые прилетели в Санкт-Петербург.

СвернутьВиктория: Мы встретились в университете в США и начали встречаться когда были еще фактически детьми, 18 лет. Это был в наш первый день занятий, но Федя вообще не помнит этого момента нашей первой встречи. Зато несколько месяцев спустя благодаря общим друзьям мы встретились снова. Он получал спортивную стипендию, а я училась на театральном факультете. Мы встретились и сначала были друзьями, но в какой-то момент он вышел из френд-зоны и пригласил меня на свидание. Я изначально думала, что он немец, и вообще не собиралась заводить отношения. Но потом я узнала, что он русский, вдобавок он оказался таким интересным молодым человеком.

Федору очень хочется переехать жить в США. Сейчас он закончил магистратуру в Штатах, в планах – переезд с Викторией в Калифорнию, где он хочет жить и работать. Виктория, напротив, непрочь обосноваться с кавалером в России. Но мешает ей только одно.
Просто здесь люди не привыкли видеть меня. Даже когда я просто в магазин выхожу, все такие «Ой, здравствуйте, а можно с вами сфотографироваться?». Люди постоянно просили сфотографироваться со мной в Новосибирске и, знаете, это раздражает. Может быть, когда это станет нормальным – видеть черных людей на улице – тогда да. Потому что сейчас я никуда не могу пойти без того, чтобы меня не засыпали вопросами. Если бы этого не было, да, я бы жила здесь. Здесь очень красиво, просто удивительно. Особенно в Санкт-Петербурге: Москва – не очень, она слишком загружена.

Collapse )

Радио "Свобода": "Повторяется 1937 год": письма в поддержку политзаключенных



В России началась кампания в поддержку фигурантов дела "Сети", получивших сроки от 6 до 18 лет лишения свободы, и других политзаключенных. Несколько сотен писателей, поэтов, журналистов, переводчиков, литературоведов, публицистов, издателей и других деятелей культуры и общественных деятелей обратились к ним с письмом солидарности. Его публикует издание Colta.ru. Свое открытое письмо составили и российские ученые.

Всего в списке политзаключенных, который ведет правозащитный центр "Мемориал", 64 человека. В среду в поддержку фигурантов дела "Сети" высказались и деятели российской науки. Письмо ученых опубликовано на сервере scientific.ru и на странице главного редактора журнала "Троицкий вариант", ученого-астрофизика Бориса Штерна в фейсбуке:

Борис Штерн рассказал Радио Свобода, почему российские ученые выступают против приговора по делу "Сети" и преследовании всех российских политзаключенных:

Важно показать людям, что мы не боимся

– Мы полагаем, что это возврат к 1937 году, потому что используются те же самые методы. Но страшно не то, что начинаются такие показательные процессы, а молчание вокруг них. Это молчание нужно нарушить. Это очень важно – показать людям, что мы не боимся и высказываемся напрямую. Вот это мой мотив – почему я подписал это письмо и участвую в его распространении. Я просто знаю, что нас пугают, а мы не должны бояться. Наоборот, мы должны во весь голос сказать, что мы не боимся, мы против и будем сопротивляться, – считает астрофизик Борис Штерн.

Collapse )

Радио "Свобода": "Что, я должен быть фашистом?" Последнее слово осталось за осужденными



После крайне сурового приговора по делу "Сети", вынесенного 10 февраля Приволжским окружным военным судом в Пензе, в социальных сетях стали вспоминать "последние слова", сказанные фигурантами этого дела, а ныне осужденными на сроки от 6 до 18 лет, в суде.

Эти слова, как и доводы адвокатов и свидетелей защиты, не были приняты к сведению судебной инстанцией, поскольку приговор в точности повторил то, что требовало обвинение. С 18 января, с момента произнесения "последнего слова" оказавшимися на скамье подсудимых, до 10 февраля, когда был вынесен приговор, в настроении суда ничего не изменилось.

Радио Свобода публикует отрывки из выступлений с последним словом в суде в Пензе семерых человек, теперь уже осужденных за создание террористического сообщества.

"Просто у нас не было своего Нюрнбергского процесса"




Дмитрий Пчелинцев – 18 лет строгого режима и полтора года ограничения свободы.

27 лет, работал инструктором по спортивной стрельбе на пензенском стрельбище. Адвокат Пчелинцева зафиксировал рассказ подзащитного о том, что его били и пытали током, чтобы получить признательные показания.

"Уважаемый суд, участники процесса. В принципе, всё, что я мог бы сказать, было уже неоднократно сказано, как мной, так и другими в процессе, на судебном следствии, в прениях сторон. Стоит сказать только о том, что все-таки, наверное, мы виновны. Но только виновны, конечно же, не в терроризме. Не только мы, а мы все, присутствующие здесь в зале суда, и те даже, кого здесь нет. Потому что мы делали что-то неправильно, раз допустили, что у нас в стране такое возможно. И мы, видимо, очень долго двигаемся куда-то не туда, раз пришли… вот сюда […].

Я никогда особо не интересовался ни политикой, ни правосудием. […] Но, однако, посидев два с лишним года в одиночной камере, я анализировал, как я вообще здесь оказался и что меня сюда привело. И я мог сделать только один вывод, который, я думаю, очевиден всем: мы действительно делали что-то не так всей страной. И чего-то не делали, хотя должны были, даже обязаны.

И, как сказал правильно Илья Александрович, наша страна, точнее не совсем наша, а та, которая была на ее месте до нас, победила фашизм, и люди, победившие фашизм, также до сих пор живы, живы их потомки. Мы – их потомки. И, знаете, в Германии, насколько мне известно, с правосудием таких трудностей нет, хотя в свое время у них был там Третий рейх и людей сжигали в печах. Просто у нас не было своего Нюрнбергского процесса. И все следователи, которые выносили смертные приговоры и приводили их в исполнение, потом выходили на пенсию, спокойно старились и умирали в кругу семьи в теплой постели, и всё у них было в порядке. И у их последователей было всё в порядке. А сейчас, когда меня задерживают и бьют током, после этого сотрудники ФСБ едут и отмечают столетие своей организации. То есть они прямо указывают на то, что они чувствуют себя приемниками НКВД. И всем прекрасно известно – не было никакого понятия: ни правосудия, ни справедливости. Был просто бандитизм.

[…] Но однажды все равно придется признать эти ошибки, однажды все равно придется провести Нюрнбергский процесс, потому что травмы, я полагаю, только так и залечиваются".

Collapse )

Радио "Свобода": "Сотрудников КГБ в России много, но женщин гораздо больше"



Передвижная документальная выставка "Ленинградский феминизм 1979" проходит в петербургском пространстве ДК Розы. Организатор выставки – русско-немецкая культурно-историческая инициатива ЖАБА (Женское Авторство Быт Активизм). Это совместный проект Института исследований истории и культуры Восточной Европы имени Лейбница в Лейпциге и петербургского Фонда Иофе, при финансовой поддержке МИД Германии. Выставка посвящена сорокалетнему юбилею первого в СССР независимого женского альманаха "Женщина и Россия", появившегося в Ленинграде в 1979 году и положившего начало женскому самиздату в Советском Союзе. Выставка знакомит не только с историей советского женского самиздата, но и с судьбами его создательниц и историей феминизма в постсоветской России.
В церемонии открытия выставки принимал участие бывший политзаключенный, историк неподцензурной ленинградской литературы Вячеслав Долинин, который замечает, что советский феминизм был абсолютной новостью не только для СССР, но и для Запада. Альманах "Женщина и Россия" попал к Долинину в октябре 1979 года.

Хорошо помню статью про абортарий на Лермонтовском проспекте, который в народе называли "мясорубкой"


– Я много читал самиздат, но социальные темы там затрагивались очень мало, а тема гендерного неравенства – вообще никак, так что это было совершенно новое явление, и наши феминистки прогремели на весь мир. Об альманахе говорили по всем "голосам", его быстро перевели на многие языки мира. Редакторами там были Татьяна Мамонова, Наталия Малаховская, Татьяна Горичева, Юлия Вознесенская, целый коллектив авторов. На русском языке альманах был издан уже в 1980 году, несколько экземпляров удалось привезти в Советский Союз, КГБ за ними охотился, кое-что они нашли, но один экземпляр сохранился в моем архиве. Они вообще мой архив не нашли. В альманахе писали о положении женщины в СССР, о положении женщины-матери. Ведь если взять глянцевый журнал "Советский Союз", выходивший на финской бумаге, все у нас было прекрасно – и женское равенство, и социальные проблемы детства решались успешно, но все это было далеко от действительности. И то, что нашлись люди, которые взялись за эту тему, было очень важно и ценно. Все с этой ситуацией свыклись, считали ее нормальной, но вот пришли феминистки и сказали, что это не так. Очень важным был их тезис о том, что борьба за права женщины – это составная часть правозащитной деятельности. И права женщины у нас действительно ущемлялись, так что они были совершенно правы. В сборнике – вышел, кстати, только один номер в пяти машинописных экземплярах – были описаны разные ситуации, иногда довольно жуткие, например, касающиеся родильных домов. Некоторые статьи меня просто поразили, например, хорошо помню статью про абортарий на Лермонтовском проспекте, который в народе называли "мясорубкой", жуткое описание, у меня волосы дыбом встали, когда я прочел. Второй номер уже не вышел, начались гонения, преследования, потом уже феминистки стали издавать журнал "Мария", возник феминистский круг под таким же названием, там проводились семинары, открытые дискуссии. Вышло пять номеров журнала, а перед выходом шестого подготавливавшая его Наташа Лазарева была арестована и 4 года отсидела в Мордовском женском политическом лагере – по 70-й статье "Антисоветская агитация и пропаганда". Три номера "Марии" были изданы во Франкфурте-на-Майне, они уже несколько отличаются от тех номеров, которые выходили в самиздате.

Collapse )

Флаг Чехии

Радио "Прага": Чехословацкий корпус. Рельсы в обмен на Колчака

Сто лет назад, в ночь на 7 февраля 1920 года, в Иркутске был расстрелян лидер Белого движения адмирал Александр Колчак, его тело было сброшено в Ангару. В руки революционных властей он попал из эшелона, находившегося под охраной Чехословацкого корпуса. Смерть бывшего Верховного правителя поставила точку в организованной борьбе с большевиками в Сибири, а легионеры смогли продолжить путь во Владивосток, чтобы покинуть пределы России.

Фигура Александра Колчака и сегодня воспринимается на его родине крайне неоднозначно – одни считают адмирала образцом русского патриота, другие – кровавым палачом. Оба лагеря сходятся в одном – его выдачу чехословацкими легионерами иркутскому Политцентру называют предательством, припоминают эпитет «чехособаки» и блокированный Транссиб.

Почему Чехословацкий корпус, воевавший с большевиками на стороне белых, пошел на такой шаг, пусть и по распоряжению французского командующего генерала Мориса Жанена? Революционный Иркутск грозил разобрать рельсы, не пропустить эшелоны корпуса, но вооруженные легионеры были способны дать отпор. Чешский историк, сотрудник Карлова университета Иван Шедивы напоминает, что с российской и с чешской стороны одни и те же события Гражданской войны выглядят по-разному. И хотя выдача Колчака на верную смерть остается актом жестокости, легионеры руководствовались собственной логикой.

Collapse )

Я вернулся

И сказал: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва.
— (Мк. 4:26-29

===========================

Вот и настал тот прекрасный и долгожданный день, когда я вернулся в строй и искренне рад вновь вас приветствовать, дорогие друзья!

Прошу прощения у всех, кто за меня беспокоился и кому я не мог ответить на сообщения в личку - с 18 Декабря до сегодняшнего дня я отсутствовал в ФБ.

Судьбе было угодно подвергнуть меня трудному испытанию - 24 декабря я попал в больницу, где находился ровно месяц, выписавшись 24 января. Со здоровьем у меня были очень серьезные проблемы. Но прошу слишком сильно за меня не волноваться, я сейчас твердо встал на путь выздоровления и пошел на поправку. С каждой неделей чувствую себя лучше. Прошу не спрашивать меня о причинах и подробностях случившегося - я предпочту об этом умолчать.

Важно понимать (атеисты и материалисты смело могут пропустить данный абзац), что любые проблемы с физическим здоровьем являются прямым следствием кармических, психологических и духовных проблем. Поэтому в этот непростой (мягко говоря) для меня период я много думал о вечном, о высшем, о главном. О своих кармических ошибках, о взаимоотношениях человека с высшим началом, с Богом, о смысле бытия и всего сущего, о своем месте в этом мире. Много медитировал и молился. Читал - помимо исторической литературы, ставшей для меня настоящей отдушиной - литературу духовную: христианскую, эзотерическую, и связанную с восточными политеистическими религиями. Многое переосмыслил и многое понял.

Да-да, не удивляйтесь, мой антиклерикализм совершенно не мешает мне быть искренне верующим человеком - это вполне органично сочетаемые вещи, между которыми нет антагонизма и противоречия, в том случае если не путать подлинную веру с религиозным фундаментализмом и фанатизмом, а антиклерикализм с атеизмом и агрессивным богоборчеством. Просто я редко об этом пишу и не кичусь этим. Думаю, теперь понятно, почему я предпочел исключить из своей жизни соцсети на данный период?

Россиянская медицинская система - полное говно, а в провинции говно говна. Все держится на определенном проценте честных и профессиональных врачей, с некоторыми из которых мне повезло иметь дело, но они не составляют большинства. Я имел возможность познакомиться и с другими, поскольку меня перевели из одной больницы в другую, да и консультировали и обследовали меня разные медики. Есть врачи и медсестры, совершенно по-хамски ведущие себя с пациентами, непрофессионализм и некомпетентность которых заставляет краснеть их коллег. Кое-кого из них просто опасно близко подпускать к медицинской сфере и надо ссаными тряпками гнать из профессии. И это при том, что наш регион далеко не самый бедный и отсталый в стране, скорее наоборот.

Так что, я имел хорошую возможность на собственной шкуре почувствовать еще одну сторону мордоровской реальности и увидеть изнанку этого охуевшего государства, относящееся к своим гражданам как к бесправнному скоту. Теперь я стал лучше понимать подлинные последствия систематических урезаний госрасходов на медицину в пользу расходов на ФСБ, войны, пушки, ракеты, пропаганду и удовлетворение не в меру расчесавшихся имперских комплексов и аппетитов. Но не будем больше о грустном.

Эта тяжелая страница в моей жизни перевернута. Теперь я точно знаю, что буду жить по-другому.

PS. Cкоро отпишусь по наиболее важным и знаковым событиям, случившимся за время моего отсутствия, так что следите за обновлениями. Реально соскучился по всем вам. Надеюсь, вы по мне тоже

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2240776859551527&id=100008577044088

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА МОЙ ФБ, ДОБАВЛЯЙТЕСЬ В ДРУЗЬЯ -
Роман Вольнодумов

Новая Газета: «Вся Россия без суда. Вся она сидит в тюрьме». Автобиография Сергея Фомина

Среди историй фигурантов «московского дела» случай Сергея Фомина — один из самых необычных. Будучи волонтером штаба Любови Соболь во время предвыборной кампании, 36-летний предприниматель Фомин лично собирал подписи за ее выдвижение. Когда их не приняли, возмутился и вышел вместе с тысячами москвичей на улицу. 27 июля вместе с другими демонстрантами он был на Тверской, у здания мэрии, но до вечера протестовать не остался. Встретил свою двоюродную сестру Ольгу и друга Дмитрия, которые гуляли по центру с годовалым ребенком. Все вместе уехали домой есть арбуз.

Из-за пропагандистского ролика, где Фомин якобы берет младенца на руки, чтобы пройти сквозь оцепление силовиков, его обвинили в участии в «массовых беспорядках» и объявили в федеральный розыск. После того, как прокуратура потребовала лишить пару родительских прав, Сергей добровольно сдался властям.

«Дело 212» развалилось еще в конце сентября: предпоследнего обвиняемого только по этой статье Алексея Миняйло отпустили три месяца назад. О том, как он стал единственным участником «массовых беспорядков», о работе пропаганды и общественном мнении недавно освободившийся Сергей Фомин рассказал в интервью «Новой газете».

Collapse )

Новая Газета: Рассказ Анны Пясецкой, матери солдата, о поисках сына на войне

Они были настоящими героями первой чеченской войны. Именно они первыми бросались спасать своих детей. Солдатские матери. Одним это не удавалось, у других поиск сыновей занимал месяцы, даже годы. Некоторые разыскивают своих детей до сих пор. 20-летний Николай Пясецкий погиб во время новогоднего штурма Грозного. Его матери, Анне Ивановне Пясецкой, почти сразу же сообщили о смерти сына, но с отправкой тела на родину в Москву военные затягивали. В поисках сына она исходила десятки горных сел — бывало, под обстрелами и бомбежками. Тело Николая нашли осенью 1995 года — его по ошибке отправили на Алтай другой матери. «Новая» публикует воспоминания Анны Ивановны, которые она записала для своей будущей книги о Чечне.

«Ваш сын не найден»

Коля рос в лесничестве. С детства любил технику. Бывает, смотришь — его нигде нет. Ищешь ближайший трактор, подходишь — а он в нем. Может быть, поэтому он потом пошел учиться на водителя-механика. В школе Коля был неформальным лидером, пользовался авторитетом. Болел за «Спартак», выписывал литературу о музыке, играл на бас-гитаре.

В армии он и другие его сослуживцы боялись дедовщины, в письмах писал мне: «Кто послабее, мы помогаем». Он еще не окончил обучение в Российском центре воздушно-десантных войск (ВДВ) в Омске, как их выпуск погнали в Рязань. Мой последний разговор с сыном (конечно, телефонный) состоялся 28 ноября 1994 года. Коля упомянул, что ходят слухи, будто их отправят «на учения». Бесконечная война в Чечне началась для меня 4 декабря, когда Коля должен был прийти на переговорный пункт, но… не пришел. Много позже я узнала, что на следующий день после нашего разговора, 29 ноября, моего сына в составе 8-й роты 3-его батальона Рязанского полка посадили на самолет и отправили в Чечню.

У меня была надежда, что в Чечню сын не попадет. Мысль о том, что десантники понадобятся для восстановления «конституционного порядка» в республике, мне тогда в голову не приходила. Только 22 декабря из неофициальных источников стало известно, что Коля направлен в командировку «в южном направлении». Я срочно отправила письменный запрос о нахождении сына в часть, но ответа не было. Начиная с 26 декабря каждый день я звонила в штаб ВДВ.

Мне говорили: «Среди убитых и раненых вашего сына нет». А уже 5 января дежурный штаба ВДВ сообщил, что мой сын погиб во время штурма Грозного.

Пять дней я ходила по квартире словно тень, не могла есть и пить, молилась и оплакивала всех наших погибших мальчиков. Страна в эти дни праздновала Новый год, отмечала Рождество Христово. По телевизору показывали торжественную закладку храма Христа Спасителя. По стране лились реки шампанского, а в Чечне — реки крови. Тела наших детей валялись на мерзлой земле.

Collapse )