Category: дача

РННА

"Север. Реалии": Почему питерские дачники против Росгвардии

Рядом с деревней Лемболово Ленинградской области, где в воинской части N6716 тренируются бойцы Росгвардии, началась массивная застройка территории с вырубкой столетних деревьев и прокладкой колючей проволоки рядом с дачами. На расширение части, которая существует здесь с середины прошлого века, из федерального бюджета выделено больше 1 млрд рублей, осваивает деньги и территории компания, связанная с сыном главы Росгвардии Виктора Золотова Романом. Эксперты считают эту схему как минимум конфликтом интересов.

В деревне Лемболово дачники поселились еще в 1950-х, тогда от военной части 6716 их отделял километр глухого леса. Они ходили туда гулять и собирать чернику.

В 2014 году военная часть внутренних войск начала расширяться, под новые склады вырубили большой участок, но лес всё еще отделял их от дачников. А в сентябре 2019 тяжелая техника неожиданно начала работать прямо под заборами: рабочие прокладывали просеку, рубили деревья, корчевали пни и снимали дёрн для второй очереди строительства.

У нас, вместо леса, впритык к забору будет ограждение, затянутое колючей лентой "егоза"

– Мы связались с командиром части, которая теперь переведена в Росгвардию, – рассказывает Алексей Никаноров, активист дачного поселка "ВИЗР 2". – С нами пошли на контакт. Оказалось, что заказчик – ФГКУ "6 центр заказчика-застройщика войск национальной гвардии РФ (в/ч 6899, г. Санкт-Петербург, подрядчик – “СтройМонолитСервис”). Земля, на которой ведется строительство, действительно принадлежит военным, причем большая её часть была в их введении ещё до образования садоводства. Но 70 лет на неё и на растущий здесь лес никто не посягал. А теперь вот им надо расширяться, и у нас, вместо леса, впритык к забору будет ограждение, затянутое колючей лентой "егоза".



Склады Росгвардии появились тут в 2014-м году
Склады Росгвардии появились тут в 2014-м году

По словам Никанорова, застройщик в целом готов был идти на компромиссы: в нескольких местах согласились отодвинуть колышки на пару метров, чтобы до поры до времени не уничтожать объездную дорогу вокруг садоводства. К тому же пообещали покрасить "егозу" в цвет, который выберут садоводы.

В конце сентября в жидкую грязь, образовавшуюся на месте проложенной строителями просеки, провалился ребенок: дети привыкли играть на этом месте, рядом с ручьем, и не ожидали опасности. Чтобы вызволить сына из трясины, отцу пришлось прокладывать мостки из досок и работать лопатой.

Расстроенные столь внезапным тесным соседством с силовиками, жители поселка стали изучать публичную кадастровую карту.



Алексей Никаноров на месте, где мальчик провалился в грязь
Алексей Никаноров на месте, где мальчик провалился в грязь

– Нам показалось, что там, где просека росгвардейцев проходит рядом с рекой Вьюн, они вылезли за границу своего участка, – поясняет Никаноров. – А как раз в этом месте излучина реки, здесь самое удобное место для купания, для отдыха у воды, и тут лишние двадцать метров имеют колоссальное значение. Мы вызвали кадастрового инженера, который подтвердил отклонение на 20 метров. К сожалению, он сказал, что официально это оформить не имеет права, так как к нему не обращался владелец участка, чьи права нарушены – это Морозовское военное лесничество. Лесники нам сказали, что у них к Росгвардии никаких претензий нет. Застройщик же на словах согласился изменить траекторию забора, и даже вешки переставили. Правда, как в итоге будет – мы не знаем.

Однако и в том случае, если ошибка будет исправлена, это все равно не особенно облегчит жизнь дачникам – на протяжении десятков домов забор росгвардейской части все равно будет идти впритык к границе поселка.

Ещё одна очевидная ошибка застройщика, считают дачники, связана с безымянным ручьем, который несет свои, ныне мутные, воды в реку Вьюн.

– На кадастровой карте видно, что Росгвардии участок принадлежит не целиком: он разрезан на два, которые не прилегают друг к другу вплотную, потому что между ними как раз располагается ручей – водный объект с водоохранной зоной пять метров, – поясняет Алексей Никаноров.



То, что осталось от ручья
То, что осталось от ручья

Однако строители ручей закопали полностью, возмущаются дачники. Теперь он вытекает из глухой канавы, окружающей стройплощадку для новых корпусов. Уничтожается и местообитания краснокнижных видов растений: в частности, в лесу, который собираются отгородить росгвардейцы, жители видели необычное растение Петров крест.

Однако сейчас жителей больше всего волнует, что они останутся без объездной дороги, поскольку для части участков это единственный нормальный выезд из поселка: официальные улицы садоводства идут в гору под слишком высоким углом, и даже внедорожники могут взобраться на такую крутизну только в сухую погоду.

Объездная дорога дачников немного углубляется в лес, обходя холм пологой дугой. Жители просят не отнимать у них этот последний кусочек леса, ограниченный их дорогой, и передвинуть росгвардейский забор. Это уменьшит площадь части на несколько гектаров, но вряд ли будет иметь большое значение для силовиков, потому что застроить весь принадлежащий им лес они все равно едва ли смогут – территория им досталась гигантская.

В результате активных земляных работ поедут склоны холма, на котором располагаются садоводства, опасаются дачники. Трещины в земле – провозвестники будущих оползней – уже появились.

– Старожилы говорят, что и без всяких работ дома потихонечку сползали, медленно, но те, кто здесь десятилетиями живёт, это замечали, – говорит Никаноров.

– Происходит что-то нехорошее: был лес, а теперь его не будет, вместо него будет колючая проволока, – сокрушается жительница посёлка Елена Владимировна. – Мы долго жили в хороших отношениях с военными, давали им яблоки, они нам иногда тоже помогали, конфликтов почти не было. И вдруг такое на голову, как гром среди ясного неба! Представляете: месяц назад у меня за забором был лес, весной тут подснежники росли, зверобой… Другого леса у нас нет. Тут везде вокруг садоводства. И все ходили как раз сюда, к нам в лес: гулять, зимой на лыжах кататься. Тут же был самый удобный путь на речку. Где теперь люди будут ходить?



Вместо леса теперь стройка
Вместо леса теперь стройка

– Мы сюда въехали в 1960-м году, – рассказывает старожил Лемболово Нина Коченкова. – Та просека, которую сейчас вырубили – здесь же были последние деревья, которые нас отгораживали от дороги, которая ведёт в военную часть. По ней постоянно ходит тяжёлая техника, теперь пыль, грязь, шум – всё у нас. Мимо самосвалы носятся, мы и не чувствуем, что мы за городом. Но я уже волнуюсь не столько ради забора, который у нас под окнами пройдёт, а чтобы лес оставили. Пусть и за забором. Лес жалко! Лес чистый, сосновый, сколько черники было… И животных много. Вот лиса у меня под калиткой отгрызла палку, чтобы пролезать на участок. А в лесу у неё там целые ходы были накопаны, и лисятки. Последний раз я её в прошлом году видела – в этом уж нет, видимо, испугались, убежали. Года четыре назад в последний раз видела олениху с оленёнком: они уперлись в колючую проволоку, которую тогда как раз проложили. У них там, видимо, были тропы, по которым они ходили, а тут – колючка, и не пройти. А как уж теперь будет, когда забор в забор нам построят – тут уже будет нам не пройти. Другого леса поблизости нет. До реки напрямик было полтора километра, а когда проход перекроют… даже не знаю, сколько идти надо будет.

Участок Тамары Алёшиной оказался самым ближним к дороге, по которой ездит строительная техника.

И шум, и грязь, и пыль, и выхлопные газы – всё у нас на участке

– Мы с 2005 года постоянно живём в Лемболово, – говорит Тамара Владимировна. – Мы с мужем уехали в сентябре в отпуск, а когда приехали – увидели этот разор. Мы много лет выращивали рощицу, берёзы и ёлки, чтобы они отгораживал нас от дороги на военную часть. А теперь приехали – их все уничтожили, тут как раз их просека прошла. Мы уж не надеемся, что забор с колючей проволокой перенесут. Но хотим, чтобы вдоль строительной дороги хотя бы экраны поставили, потому что и шум, и грязь, и пыль, и выхлопные газы – всё у нас на участке.

Жители Лемболово собирают подписи под петицией, которую поддержали уже более двух тысяч человек, с требованием рассмотреть возможность частичной или полной отмены проекта, чтобы оставить буферную зону между частью Росгвардии и посёлком. Они просят сохранить просёлочную дорогу и зону активного отдыха у реки Вьюн, а так же запретить дальнейшую вырубку леса на территории в/ч. Они сделали ролик – видеообращение к директору Росгвардии Виктору Золотову с просьбой приостановить строительство заграждения вокруг в/ч 6716.

Конкурс на строительные работы по расширению части на 1,15 млрд рублей выиграло ООО “СтройМонолитСервис”. Компания эта, по данным издания "Бумага", зарегистрирована в 2015 году. В 2019 году сумма выигранных ею контрактов достигла 2,5 млрд рублей. Согласно техническому заданию, ООО "СтройМонолитСервис" за пять лет рядом с дачниками должны возвести несколько КПП, подъездную дорогу, стоянку для более чем 130 машин, склады для хранения топлива и ядовитых технических жидкостей, а также установить ограждения.

Учредитель "СтройМонолитСервиса" – Алексей Владимирович Бондарчук. Он бизнес-партнёр и брат Елены Бондарчук, известной тем, что она ведёт совместный бизнес в ООО “НПО “Квантовые технологии” с Романом Золотовым, сыном директора Росгвардии Виктора Золотова.

– По российским законам, если бизнес-партнёры членов семьи руководителя органа власти получают госконтракты у этого органа – то это является конфликтом интересов, который подразумевает антикоррупционные санкции, – поясняет Илья Шуманов, заместитель генерального директора “Трансперенси Интернешнл Россия”. – Эта практика подтверждена решениями судов и ФАС. В данном же случае мы имеем на одно звено больше: не Елена Бондарчук, а Алексей Бондарчук получил контракт, и такая связка формально выводит эту ситуацию из-под действия законодательства. Однако если Бондарчук Алексей Владимирович и Бондарчук Елена Владимировна также являются родственниками, то это имеет решающее значение. То есть семья бизнес-партнёров Романа Золотова, сына директора Росгвардии Виктора Золотова, получает госконтракты в Росгвардии, и тут можно усмотреть конфликт интересов.

Адвокат Александр Островский тоже видит в этой схеме как минимум конфликт интересов. "Летом этого года в Росгвардию на должность замдиректора пришел Олег Плохой, который несколько лет возглавлял в Кремле управление по противодействию коррупции. Мне кажется, сейчас самое время воспользоваться его большим опытом в этой сфере", – считает Островский.

В пресс-службе Росгвардии оперативный комментарий получить не удалось.

Это уже не первый скандал, когда ведомство Виктора Золотова подозревают в коррупции. Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального в августе 2018 года опубликовал расследование "Кто объедает Росгвардию", в котором обвинил руководство ведомства в закупке продуктов для своих сотрудников по завышенным ценам. После этого Золотов вызвал Навального на дуэль, а представители крымского мясокомбината "Дружба народов" обратились с иском в Арбитражный суд Москвы. Мясокомбинат настаивал на удалении текстовой и видеоверсии расследования ФБК и на публикации опровержения, суд удовлетворил их требования в полном объеме. В декабре 2018 года глава Росгвардии Виктор Золотов подал иск о защите чести и достоинства на 1 млн рублей против Алексея Навального, но суд возвратил иск главному нацгвардейцу из-за недостатков.


https://www.severreal.org/a/30236848.html