Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Окрестить и похоронить. К чему привел запрет абортов в Польше

Дарина Мельник

В Польше действует один из наиболее радикальных подходов к прерыванию беременности. Делать аборт здесь разрешается лишь в исключительных случаях, средства экстренной контрацепции продаются по рецепту, а правые политики и церковь время от времени делают попытки ввести уголовную ответственность для сделавших аборт женщин. Материал "Настоящего времени".

"Это был другой, цивилизованный мир, где к женщинам относятся как к людям, а не инкубаторам", – вспоминает Патриция. Ей 23 года, она живет в Польше. Несколько месяцев назад она сделала аборт, для чего на седьмой неделе беременности ей пришлось ехать в Чехию.

В Польше аборт допускается только в трех случаях: если беременность угрожает жизни или здоровью женщины, если обнаружен тяжелый порок развития у плода и в случае изнасилования. Во всех остальных случаях это запрещено.

"Это было одно из труднейших решений в моей жизни, но я не жалела ни минуты, – продолжает Патриция. – Я работала неофициально, у меня не было финансовых возможностей, мои отношения висели на волоске, я боялась, что останусь одинокой матерью. Когда же все закончилось, я почувствовала огромное облегчение, будто бы получила новую жизнь".

Чтобы сделать аборт в обход официальной системы, Патриция воспользовалась одним из доступных методов, о которых рассказывает Лилиана Релига, представительница общественной организации "Федерация женщин и планирования семьи".

"Женщины в Польше имеют на выбор три варианта, – говорит Лилиана. – Во-первых, найти нелегальный кабинет, но это теряет свою популярность, поскольку очень дорого, дороже даже, чем выезд за границу, который является второй возможностью. Мы нацеленно говорим об "абортных миграциях", а не "туризме", чтобы подчеркнуть, какие проблемы создает нынешний закон, принуждающий женщин к необходимости выезда из страны. Третий вариант, который все чаще используют в Польше, – это заказ таблеток для аборта".

Collapse )
Польша

Польское радио: Дочь польской праведницы Ирэны Сендлер Янина Згжембская вспоминает о своей маме

Дочь Ирэны Сендлер Янина Згжембская вспоминает о своей маме в 110-ю годовщину ее рождения.
           110-    .
Янина Згжембская на встрече с Еврейском историческом институте в связи со 110-й годовщиной рождения Ирэны Сендлер.Фото: И. Завиша

В этом году исполнилась 110-я годовщина рождения Ирэны Сендлер - замечательной польской женщины, чье имя стало символом подвига  поляков, которые во время Второй мировой войны, рискуя собственной жизнью, спасали еврейских детей.

Варшавское гетто - это один из символов трагедии Холокоста. Оно унесло жизни огромного количества людей, в том числе детей. Но этих жертв было бы еще больше, если бы не Ирэна Сендлер и ее соратники. В 1940-1943 годах, возглавив группу из 20 подпольщиков, Ирэна Сендлер тайно переправляла детей из варшавского гетто в безопасные места. Во время войны Ирэна Сендлер официально работала в отделе социального обеспечения, а в подполье она управляла отделом помощи детям в Совете помощи евреям «Жегота». Она часто посещала Варшавское гетто, где ухаживала за больными детьми. Когда немцы приняли решение о ликвидации гетто, Ирэна Сендлер вместе со своими сотрудниками, подпольщиками под прикрытием вывела оттуда 2500 детей, которые далее были переданы в польские детские дома, семьи католиков и в монастыри. Она организовала еврейским детям польские документы, а информацию об их еврейском происхождении хранила в тайне. Героическому подвигу Ирэны Сендлер и ей самой посвящены книги, фильмы, и даже спектакль в США.

- В память об Ирэне Сендлер в Еврейском историческом институте  в Варшаве состоялась встреча с ее дочерью Яниной Згжембской. В самом начале встречи Янина Згжембская подчеркнула:

Янина Згжембская: Встреча, посвященная Ирэне Сендлер, - это встреча, посвященная также всем, кто сотрудничал с ней во время войны, также как посвящены им все ее награды и знаки отличия. Во всех школах, в которых я побывала, и которые носят имя мамы, я говорила: «Вы носите имя человека, чье имя и фамилия известны, вошли в историю, как и деятельность. Но вы носите также имена тех, кто действовал с ней плечом к плечу». А теперь о маме. Она вспоминала своих родителей. Мою бабушку, в честь которой меня назвали. Мама говорила, что это была  женщина, умевшая приготовить еду и сделать одежду «из ничего». И своего отца, который сыграл определяющую роль в жизни моей мамы. Никто не предвидел, что дедушка и бабушка так коротко будут вместе, дедушка умер в 1917 году, мама родилась в 1910. Но именно дедушка научил мою маму - тогда маленькую девочку- двум вещам, с которыми она шла всю свою жизнь. Что если кто-то тонет, надо протянуть ему руку. И что ближним  надо помогать. И когда пришла година испытаний, она стала на сторону справедливости с большой буквы.

- Слова «если кто-то тонет, надо протянуть ему руку» стали  кредо 2018 года, названного Годом Ирэны Сендлер, - напомнила Янина Згжембская:

Янина Згжембская: Ирэна Сендлер является иллюстрацией правильно понятой толерантности и общественной деятельности. Мама вспоминала, хотя и очень редко, что в сентябре 1939 года она объявила собственную, личную войну Гитлеру. Она говорила, что война - это всегда страшно, всегда жестоко, все страдают, но больше всего страдают дети. Она видела, знала, что происходит с еврейским народом, и, нося в себе императив о помощи тонущему, сосредоточилась на помощи варшавским евреям. Она отправилсь в гетто, увидела, что там творится, и начала организовывать сеть помощи в рамках Главного опекунского совета (пол.- RGO), но не только. В эту сеть вошли более или менее доверенные люди. Мама никогда не говорила, что  она «спасла две с половиной тысячи детей». Она формулировала так: «содействовала спасению». Но, несомненно, каких-то детей она вывезла и помогла им лично. Несомненно, с маршрута поезда Варшава-Минск привезла в Варшаву маленькую Тереску Кернер. Так или иначе, мама спасла или содействовала спасению стольких детей,  скольким можно было помочь в тех обстоятельствах. До конца своих дней она сетовала, что, наверное, надо было сделать больше.

- После встречи пани Янина любезно согласилась дать хоть небольшое, зато эксклюзивное интервью нашей Редакции.

-  Помните ли Вы момент, когда узнали, что Ваша мама - великая героиня, и что Вы тогда почувствовали?

Янина Згжембская: Мама просила, повторяла в течение всей своей жизни, той жизни, которую я помню, чтобы не называть ее героиней. Всё, что мама делала, она делала по велению сердца. Потому что так было надо. Потому что гибли люди, надо было им помочь. И в этом духе, без громких слов я росла вместе с моим братом.

- А какое влияние сейчас, на Вашу взрослую жизнь, имеет то, что Вы выросли в такой семье, что Вас воспитывала такая, что бы она сама о себе ни говорила, необыкновенная мама?

Янина Згжембская: Во мне осталось то, что все мы - люди, все мы похожи, и для каждого надо иметь в запасе стакан чаю, улыбку, теплое слово. И ни за что не культивировать в себе неприязни к другим, даже если эта неприязнь имела место в истории, 100 или 150 и  более лет назад. Мы как общество должны до этого дорасти. Надеюсь, что дорастем. Нельзя позволить пробудиться демонам национализма, антисемитизма и всяческих других вредных «измов».

- Остались ли у Вас от мамы контакты с людьми, которым она помогала, которым спасла жизнь?

Янина Згжембская: Я уже не раз объясняла и говорила, что (в Польше) девизом времен Второй мировой войны было слово «конспирация». Это когда люди не знали друг друга по именам и фамилиям, знали иногда по псевдонимам. Те, кто выжил, благодаря моей маме, не знают, кому обязаны жизнью. Так что я не могла их знать. Однако с некоторыми мне всё же удалось познакомиться. Я гостила у Тересы Кернер в Израиле, за несколько месяцев до ее смерти. Я поехала в Израиль, чтобы с ней попрощаться. И попрощалась...

- В 1983 году, израильский музей Холокоста «Яд Вашем» присвоил Ирэне Сендлер звание «Праведницы народов мира». Кроме того Ирэна Сендлер получила премию «За моральное мужество» имени Яна Карского, а также Орден Возрождения Польши 2-ого класса (Командорский крест со Звездой). А в 2019 году первым мероприятием фестиваля еврейской культуры «Варшава Зингера»  стало открытие на одном из зданий Варшавской академии изящных искусств мемориальной доски, увековечивающей память о спасении еврейских детей во время Второй мировой войны, и героическом подвиге Ирэны Сендлер. Напомним, что у нашего микрофона была дочь Ирэны Сендлер Янина Згжембская.

Автор передачи: Ирина Завиша

https://www.polskieradio.pl/397/8260/Artykul/2461428,%C2%AB%D0%98%D1%80%D1%8D%D0%BD%D0%B0-%D0%A1%D1%8D%D0%BD%D0%B4%D0%BB%D0%B5%D1%80-%D1%8F%D0%B2%D0%BB%D1%8F%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F-%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8E%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B5%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%BD%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B9-%D1%82%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B8-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B4%D0%B5%D1%8F%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%C2%BB?fbclid=IwAR37ScbJI_szDq8Aizjibth53r2cim1-S29Np9Qu6sNnp6lQ6T2-5U0oTAc

Флаг Украины

Боец ВСУ из Донецкой области: Мне нужна моя Украина




Боец ВСУ: Крым, Донецк, Луганск – все вернуть обратно

Константин родился в Донецкой области. Уже много лет подряд защищает Украину от российских оккупантов. Свою любовь, надежду, опору, а сегодня – супругу, встретил несколько лет назад во время горячих боев на Светлодарской дуге. Ей, человеку с активной жизненной позицией (в прошлом – частному предпринимателю), «русский мир» отнюдь не пришелся по вкусу. Оставив все, что у нее было в оккупированном ныне Красном Луче Луганской области, женщина покинула опасную территорию. Через год она подписала контракт с Вооруженными Силами Украины и направилась на фронт. Сегодня семья воспитывает четверых детей. Но обо всем по порядку.

Место отдыха одного из ротных опорных пунктов 28 отдельной механизированной бригады Сухопутных войск ВСУ. Темень, которая в это время года наступает рано. Тишину нарушают выстрелы неподалеку. Поднимаю вопросительный взгляд на взводного. Евгений из «добрым» позывным «Закат», как всегда спокойно и с улыбкой, объясняет, что это достаточно далеко, что «работа» на участке соседнего подразделения, что в случае чего-то важного – мы услышим это в радиостанцию. Ее он не оставляет ни на миг.

Collapse )

Юлия Латынина: как лечат детей со СМА и почему Россия хуже Румынии

В России 20 (двадцать) детей, больных СМА, в возрасте до 2 лет. Вылечить каждого из них можно одним уколом стоимостью в 2,1 миллиона долларов. Всего больных СМА в России на данный момент 913 человек. Мы попросили нашего обозревателя разобраться в истории болезни, где от мучительной смерти детей спасает не государство, а благотворители.

Для того чтобы человек двигался и дышал, у него должны быть мотонейроны. Мотонейроны — это крупные нервные клетки, которые контролируют активность мускулов, посылая им сигналы центральной нервной системы. А чтобы мотонейроны работали, в организме должен вырабываться специальный белок, отвечающий за их жизнь. Он так и называется — survival motor neuron (SMN).

Производство SMN в человеке закодировано в двух генах, которые тоже так и называются — SMN1 и SMN2. Иногда SMN1 ломается, и тогда ребенок, который родился с таким поломанным геном, заболевает спинальной мышечной атрофией — spinal muscular atrophy, СМА. У такого ребенка белка SMN нет или очень мало. Если представить себе организм как автомобиль то мотонейроны — это свечи в двигателе внутреннего сгорания. Если одна не работает, то мотор «затроит», а если больше — встанет. А белок SMN — это, если угодно, керамический изолятор свечи. Без него свеча долго не проработает.

Спинальная мышечная атрофия (СМА) происходит в результате ошибочного сплайсинга РНК. Сплайсинг — это процесс, в результате которого РНК копирует ген, отделяя в ней интроны от экзонов. Экзоны — это последовательность ДНК, несущая в себе генетическую информацию. Интроны — это бессмысленные вставки.

Существует несколько форм СМА. При самой тяжелой форме — СМА1 (болезнь Верднига-Хоффмана) — ребенок может не дожить до двух лет. Его мускулы атрофируются. Он не может ходить, а иногда и сидеть. Постепенно болезнь поражает все системы организма, для деятельности которых нужны мышцы. Например легкие — из-за того, что ребенок не может откашлять мокроту.

СМА2 протекает чуть легче. Она обычно проявляется между 6 и 18 месяцами жизни. Ребенок на всю свою жизнь (часто короткую) прикован к инвалидной коляске.

Мозг — не мускул. Ему для работы мотонейроны не требуются. Поэтому интеллект при этой болезни не нарушен.

Ребенок видит и понимает, как у него отказывают, одна за другой, все системы организма: ноги, руки, дыхание.

СМА — ведущая причина детской смертности от генетических болезней в развитых странах.

В 2003 году американцы Лорен Энг и Динакар Сингх, у которых родился ребенок со СМА, зарегистрировали благотворительную организацию SMA Foundation, которая потратила более $150 млн на разработку лекарства от SMA. Аналогичная благотворительная организация Cure SMA потратила на то же $80 млн.

В 2004 году доктор Равиндра Сингх из University of Massachusetts, которого финансировали обе благотворительные организации, нашел способ решить проблему.

Как мы уже сказали, у человека два гена, способных производить нужный белок, — SMN1 и SMN2.

Однако SMN2 не умеет производить достаточного количества белка. Еще в 1999 году американские генетики выяснили, что это происходит потому, что когда рибосома считывает этот ген, в остальном идентичный SMN1, она регулярно пропускает 7-й экзон (напомню, что экзон — это содержательная часть ДНК-текста).

Д-р Равингда Сингх понял, почему это происходит. Он нашел последовательность нуклеотидов, которая действовала как выключатель считывания этого 7-го экзона, или, говоря по-научному, как сайленсер интронного сплайсинга (intronic splicing silencer).

И он подобрал к нему комплементарную последовательность нуклеотидов, которая этот выключатель включала. Если вставить эту последовательность в РНК, то рибосома — машинка по синтезу белка, которая ползет по РНК, читает ее и синтезирует белок, — перестает пропускать 7-й экзон.

Такая последовательность нуклеотидов называется antisense oligonucleotide. (ASO). Я могла бы привести это словосочетание по-русски — «антисмысловой олинуклеотид», — но это довольно бессмысленное занятие. Совершенно точно ни один человек, занимающийся генетикой, вне зависимости от того, где он это делает — в США, Сингапуре или России, — не называет ASO антисмысловым олигонуклеотидом.

Представим себе, что ДНК — это инструкция, по которой собирают белок, а рибосома — это рабочий, который читает эту инструкцию и выполняет то, что в ней написано. Проблема, как уже сказано, заключается в том, что иногда в инструкции написаны дельные советы, а иногда — полный мусор, который надо выкидывать. ASO — это хайлайтер. Это то, что подчеркивает важную инструкцию, чтобы рабочий ее не упустил (или, наоборот, подчеркивает мусор, чтобы рабочий не забыл его выкинуть).

Эта конкретная последовательность нуклеотидов называется нусинерсен, он же — спинраза. Спинраза — это короткая последовательность РНК, которая вставляется рядом с 7-м экзоном в ген SMN2. В декабре 2016 года спинраза была зарегистрирована FDA как первый препарат для лечения спинальной мышечной атрофии у детей.

Как мы уже сказали, спинраза не умеет чинить поломку гена SMN1. Вместо этого она переделывает ген SMN2, заставляя его производить вместо дефектного белка полноценный. За 135–177 дней спинраза распадается (ведь это просто цепочка нуклеотидов), продукты распада лекарства выводятся из организма вместе с мочой. Поэтому ее надо давать постоянно.

Спинразу разработали доктор Адриан Крайнер и доктор Франк Беннет из Cold Spring Harbor Laboratory и Ionis Pharmaceuticals; в 2015 году эксклюзивные права на спинразу приобрела компания Biogen за общую сумму приблизительно в $225 млн.

В 2019 году Крайнер и Беннет получили за спинразу учрежденный Юрием Мильнером, Сергеем Брином, Марком Цукербергом и Джеком Ма Breakthrough Prize.

Однако в том же году FDA одобрило второе, еще более радикальное лекарство от спинальной атрофии, — золгензму.

Для того чтобы выздороветь от страшного генетического заболевания, ребенку нужен один укол золгензмы.

Золгензма действует буквально как в кино. Один укол — и ребенок, который еще недавно лежал, как коврик, дышит, ходит и живет.

Золгенмза корректирует непосредственно ген SMN1. Она представляет собой безвредный аденовирус (который используется как вектор). Этот аденовирус нагружен правильным геном, который и встраивается в ДНК. Золгензма годится не для всех типов спинальной атрофии.

Золгензму разработала биотехнологическая компания AveXis, основанная в 2015 году Брайаном Каспером. В 2018-м эту компанию купил за $8,7 млрд. Novartis.

Один укол золгензмы стоит $2,125 млн. Это самое дорогое лекарство в мире. Вместе с сопутствующими услугами — терапией и пр. — лечение обходится в $2,4 млн.

Для тех, кто сразу начнет говорить о «проклятых капиталистах», которые наживаются на детской слезе. Уймитесь: без «проклятых капиталистов» лечения бы вообще не было. Лечили бы молитвами да аспирином. Обратите внимание, что все лекарства, которые выше перечислены, — американские, и все компании, которые выше перечислены, — американские. США — это 95% рынка мировых биотехнологических исследований. И гигантская цена обусловлена прежде всего редкостью болезни. Было бы это лекарство от насморка — стоило бы копейки. А тут надо поделить астрономические суммы, затраченные на исследования, на количество пациентов.

$2,4 млн — и ребенок, который лежал в кроватке как кисель, оживает и превращается в обычного ребенка. $2,4 млн. в день Россия, по оценке Jane’s, тратит на войну в Сирии. Полковника МВД Захарченко поймали со $120 млн кэша). Его коллегу из ФСБ — со $185 млн наличными.

В России сейчас всего 20 (двадцать) живых детей с СМА в возрасте до 2 лет. А всего пациентов, с чуть менее тяжелыми формами, переживших этот возраст, — 913.

Двадцать человек. Один укол. $50 млн. Это меньше, чем стоит контракт хорошего футболиста.

А вылечить всех 913 человек стоит меньше, чем построить один стадион со всеми откатами.

Как легко понять, наша отечественная фармацевтика ни спинразы, ни золгензмы (а также других препаратов, которые сейчас разрабатывают Roche и Cytokinetics) не произведет. Это же ведь не прекурсоры для наркотиков и не фуфломицины.

Это проблема, о которой я уже писала. А именно — что в XXI веке разница между развитым миром и высокодуховными клептократиями будет заключаться в первую очередь в продолжительности жизни. Лекарства, которые используют моноклональные антитела и генную терапию, будут появляться еще и еще. Золгензма — это первая ласточка. Потому что — вдумайтесь, о чем идет речь, — ученые научились перебирать цепочку ДНК, как перебирают электрическую цепь в поисках короткого замыкания, и с помощью ретровирусов и ASO ставить заплатку!

Вопрос в том, как наше государство будет на это реагировать. Конечно, можно по примеру депутата Петра Толстого предложить вместо моноклональных антител лечиться корой дуба и боярышником.

Однако в реальности это даже не два разных мира, а две разных галактики. Я не случайно пугала читателей словами splicing, intronic silencer, ASO и т.д. Я хотела, чтобы они — и наши чиновники — почувствовали разницу между современной наукой и кагоцелом. Это примерно та же разница, что разделяет антибиотик и сушеную печень вепря. У нас сейчас нет ни мозгов, ни институтов, ни возможностей повторить то же, что сделали Ionis Farmaceuticals или AveXis.

Одна возможность, однако, есть. Это принять закон, согласно которому Российская Федерация обязана в случае появления лекарства, подобного золгензме, обеспечить им лечение своих граждан.

В тех случаях, когда в мире появляется генная терапия или лекарство на основе моноклональных антител, которые являются радикальным средством лечения неизлечимого при прочих равных заболевания, государство обязано обеспечить его закупки и применение. Даже в Румынии — в Румынии, Карл! — где нашлось 80 детей с атрофией, они все получают спинразу. Это произошло благодаря кампании одной матери, Богданы Патраску. До США нам, может, и недотянуть, но мы точно не хуже Румынии.

В конце концов, у нас теперь в Конституции будет прописано, что детям будут подавать школьные завтраки. Давайте хотя бы напишем закон, согласно которому дети не должны умирать, если отныне они могут выздороветь.

https://novayagazeta.ru/articles/2020/02/06/83796-samoe-dorogoe-lekarstvo-v-mire

Радио "Свобода": "Эвакуации не было". Государство не признает детей войны Сталинграда


Беженцы под Сталинградом, октябрь 1942 г.

77 лет назад, 2 февраля 1943 года, советские войска освободили Сталинград. В живых осталось около 10 000 из более чем полумиллиона гражданского населения. Среди них были дети. Сегодня у них нет никакого особого статуса, никаких льгот. В отличие от бывших детей из немецких концлагерей с выбитым на руках порядковым номером, они никак не могут доказать пребывание в "сталинградском котле".

В советское время дети войны подлежали героизации. Дети были партизанами, разведчиками, им давали в армии неофициальное звание "сын полка". В тылу дети продолжали подвиги. В действительности военное детство было намного страшнее, чем показывала пропаганда.



Валентина Вавилина
Валентина Вавилина

– Немецкий офицер протягивает мне игрушку-зайца. Маленького. Почему-то с желтым хвостом. Это мое самое сильное воспоминание. Еще помню льдинки, которые сверху сыпались на меня и шестерых моих братьев и сестер: Гену, Валю, Машу, Алевтину, Лешу, Колю, – рассказывает бывшая жительница Сталинграда Валентина Вавилина, которой в 1942 году исполнилось девять лет. – А началось все с адской бомбежки. Мы прятались в щелях. Это такие узкие, длинные и глубокие рвы, которые мы копали во дворе, чтобы спрятаться при артналете. Мы продержались до октября. Потом пришли немцы. Они выгнали из домов людей, выстроили в колонны и погнали на берег Волги. Помню, как очень красивая девушка с длинной, толстой косой отошла в сторону по нужде. Это заметил конвойный немец. Он подошел к девушке, знаком показал, чтобы она ела свои испражнения. Девушка отказалась – ее тут же убили.

Вместе с другими семьями немцы их погрузили на открытую железнодорожную платформу и отправили в пересыльный лагерь. В пути пошел дождь – люди покрылись ледяной коркой.

– Спасли нас шерстяное одеяло и полушубок, которыми нас укутала мать. Мы разбивали лед – льдинки сверху падали на нас. Потом нас сгрузили и гнали колонной – немецкие овчарки кидались на любого, кто пытался выходить из строя, – вспоминает Вавилина.

[Spoiler (click to open)]



Женщины роют окопы – "щели"
Женщины роют окопы – "щели"

Их пригнали на окраину города Белая Калитва. Лагерь был разделен на две части. В одной были пленные красноармейцы, во второй – гражданское население. Жили в птичниках – это были длинные саманные бараки с соломенной крышей, где в советское время разводили птиц. Блохи облепили стены. Разъедали кожу до крови. Мать Валентины соорудила что-то вроде шалаша под деревом. Подошел офицер и приказал убрать, а потом внимательно посмотрел на Валентину, развернулся и ушел. Дети подумали: "Сейчас нас убьют за самовольство матери". Но офицер принес матери стирать свое белье, давал иногда продукты. Однажды он пришел и протянул игрушку-зайца Валентине. Больше этого офицера дети никогда не видели.

Зайца с рыжим хвостом я помню до сих пор

С каждым днем голод становился сильнее. Замерзшую тыкву, что им бросали, дети грели в ладонях и ели. Каждый день в лагере шли расстрелы красноармейцев, заболевших детей и их родителей. Тела закапывали в ямы.

Мать Валентины решилась на побег. Она договорилась с охранником-мадьяром и отдала ему полушубок.

– Мадьяр в последний момент увидел у меня в руках игрушку – моего зайца, потребовал отдать. Мать рванула ее у меня из рук – сунула охраннику. Мы пролезли за колючую проволоку, дошли до хутора Живые Ключи и жили там до освобождения. Зайца с рыжим хвостом я помню до сих пор, – говорит Валентина Вавилина.

После войны мама Валентины родила еще двоих детей. Ей дали орден Материнской славы. По праздникам многодетную мать всегда приглашали в президиум, откуда неслись торжественные речи, но она всегда плакала, слушая их. Она боялась попасть уже в сталинский лагерь, потому что людей, побывавших в фашистском плену, тогда считали предателями Родины.

Этот рассказ подтверждается актом №57 от 27 июня 1943 года о зверствах немецко-фашистских захватчиков в районе Сталинградской области: "Гнали под конвоем пешком тысячи людей, в том числе детей и стариков, в лагеря Воропоново, Калач, Нижний Чир, Белая Калитва. Дети, старики и больные умирали дорогой, замерзали на открытых железнодорожных платформах. Морили голодом. Смертность была очень высокой. От матерей насильственно отбирали подростков в возрасте 14 лет и старше и срочно отправляли в Германию на каторжный труд".

Население остается

Почему людей не эвакуировали при наступлении фронта – закрытая тема для советской и нынешней историографии. Историк из Волгограда Татьяна Павлова защитила диссертацию о трагедии горожан во время Сталинградской битвы.

Эвакуацию затянули по вине военного командования

– Материалы о массовой гибели гражданского населения долгие годы были засекречены. И рассекречивание шло очень долго и медленно, по несколько материалов в год после моих запросов в УФСБ Волгоградской области, – рассказывает Татьяна Павлова. – Эвакуацию затянули по вине военного командования. Председатель Государственного комитета обороны Сталин категорически запретил эвакуацию Сталинграда.



Немецкие бомбардировщики над Сталинградом
Немецкие бомбардировщики над Сталинградом

Павлова изучила в том числе тексты заседаний пленумов Сталинградского областного комитета ВКП(б) под руководством первого секретаря Алексея Чуянова. 22 июля 1942 года он говорил о 750 000 человек, с которыми необходимо проводить жесткую работу по ликвидации эвакуационных настроений. Нередко партийные работники заворачивали подводы сталинградцев, которые хотели уехать из города.

Для эвакуации необходимо было иметь эвакуационный лист, который выдавался только военной комендатурой. Гражданское население почти все осталось на месте, хотя люди видели, что война близко. Бомбежки начались еще в середине июля. Люди гибли, но объявления о массовой эвакуации по-прежнему не было. Все приказы об эвакуации отдавались командующим фронтом, после чего дублировались исполнителями – местными органами власти, директорами заводов и учреждений.

Считалось, что массовая эвакуация отрицательно скажется на моральном положении войск. Переправу через Волгу для гражданских лиц закрыли 27 июля 1942 года – пропускали только гурты скота.

Военное руководство было эвакуировано заблаговременно. В Астрахань вместе с семьями перебрались члены штаба Сталинградского военного округа, в том числе, командующий – генерал-лейтенант Василий Герасименко. Также вывозили заводское оборудование, цветные металлы, архивы, пшеницу, семьи партийных работников, командиров и политработников, активистов.



Жители разбомбленного Сталинграда
Жители разбомбленного Сталинграда

"11 августа первый секретарь обкома ВКП(б) Алексей Чуянов и председатель облисполкома Иван Зименков вывезли свои семьи за Волгу. Продолжалась, но теперь уже конспиративно, эвакуация семей командно-политического состава. Это было незаконно. Понимая это, 15 августа бюро обкома ВКП(б) приняло постановление о частичной разгрузке города Сталинграда, чтобы уже на законных основаниях продолжить вывозить свои семьи", – приходит к выводу в своих исследованиях Павлова.

Чтобы уже на законных основаниях продолжить вывозить свои семьи

Среди эвакуированных были семьи знаменитого советского композитора Александры Пахмутовой, которая была в то время ребенком и до июля 1942 жила в Сталинграде в одном подъезде с семьей Климовых. Впоследствии мальчик из этой семьи, Элем Климов, станет известным режиссером.

– Отец братьев Климовых был директором Сталинградской гидроэлектростанции, семью эвакуировал, а сам остался: должен был взорвать станцию, если бы немцы захватили, – пояснила Галина Егорова, составитель книг "Сталинградское детство" и активный участник общественной организации "Дети Сталинграда".

Ковровая бомбардировка

23 августа 1942 года немецкие самолеты совершили 2000 вылетов, сумев полностью уничтожить три района. За один день погибло более 40 000 человек.

"Заведующая детскими яслями №21 Нефтесиндиката Топоровская укрылась в убежище вместе с двадцатью малышами в возрасте до трех лет. Перепуганные малютки дико кричали. Трех грудничков нужно было держать особо. Сердце болело от тревоги за дочек, оставшихся дома, – приводит воспоминания очевидцев в своем исследовании историк Татьяна Павлова. – В родильном доме погибли все роженицы и почти все медработники. Чудом уцелевшая нянечка в одной из палат увидела живых младенцев. Вместе с подоспевшим милиционером и сандружинницами она выносила детей из огня. Судьба этих крохотных сирот, крещенных, по выражению первого секретаря обкома ВКП (б) Алексея Чуянова, огнем Сталинграда, остается неизвестной".

И только после этого 24 августа Сталинградский городской комитет обороны под руководством Чуянова принял постановление о массовой эвакуации женщин, детей, стариков через Волгу.



Жители оккупированного города
Жители оккупированного города

Однако эвакуировать тысячи людей было сложно. Переправ не хватало – их сооружали, и они почти сразу уничтожались самолетами люфтваффе. Тогда людей решили переправлять на баркасах, катерах, лодках. Выводили небольшие группы по 50–100 человек. Они прятались на берегу в окопах. Когда подходило судно, пригибаясь бежали грузиться. Из-за того, что переправляли днем, часто катера разбивали снаряды – люди гибли. Был подбит пароход "Иосиф Сталин" – из 1200 человек выжило 150.

Несмотря на налеты, заводы продолжали работать. Люди были обязаны быть на своих рабочих местах и покидали их только под угрозой быть захваченными немецкими войсками.

По дороге в наш обоз попала бомба – все погибли, а мы с мамой выжили

Беременная вторым ребенком Александра Анатольевна Усачева была мотористом на лесоперевалочном заводе "Стройматериалы" до сентября 1942 года. Ее пятилетний сын Борис оставался дома один, предупрежденный матерью, чтобы в случае налета бежал прятаться в щель, вырытую неподалеку.

– Нас не оповещали об эвакуации, – вспоминает сегодня генерал-лейтенант бронетанковых войск Борис Усачев, который в 1983 году окончил академию Генштаба. – Когда немцы зашли в район кожевенного завода, наш дом, оказавшийся на передовой, разбомбили. Мы пешком вместе со своими соседями отправились в район станицы Нижне-Чирской. Мы решили идти на Кубань, где было много хлеба. По дороге в наш обоз попала бомба – все погибли, а мы с мамой выжили: она толкнула меня, и сама упала на меня. В декабре мы оказались в хуторе Тормосино. Жили в сарае во дворе богатой казачки – она нас в дом не пустила. 12 декабря у мамы начались роды. Я ходил за водой, за дровами, чтобы растопить печь. Моя новорожденная сестра была слаба, она прожила три года: умерла в 1945 году.

По словам Усачева, он никогда не поднимал вопрос о своем особом статусе ребенка, побывавшего в зоне боев. Более того, этот факт скрывался, так как пребывание на оккупированной территории проверялось сотрудниками НКВД и подозреваемый человек либо мог попасть в уже советский лагерь, либо его брали на особый учет.

Закрытая тема

"Ученые старались, прежде всего, говорить о великом подвиге нашего народа и нашего солдата. Но на второй план отодвинулась трагедия, которую пережили горожане. По своему масштабу она сопоставима с Хиросимой, с блокадным Ленинградом, – пишет историк Татьяна Павлова в диссертации "Засекреченная трагедия: гражданское население в Сталинградской битве". – Задача эвакуировать из Сталинграда все население никогда не ставилась. Смертность сталинградцев, находившихся в "котле" вместе с агонизировавшей 6-й немецкой армией, в условиях сильных морозов лишенных убежищ, продуктов питания и теплой одежды, была почти в два раза выше, чем в блокадном Ленинграде".



Сталинград, 1942 год
Сталинград, 1942 год

На Нюрнбергском процессе в 1945 году советская сторона официально заявила о гибели 110 471 человека из примерно 250 тысяч гражданских, кто не был эвакуирован: 42 797 человек погибли от бомбардировок и артобстрелов, 64 224 человека уведены в немецкое рабство, 108 человек повешены, 1744 – расстреляны, 1598 человек подверглись пыткам и насилию. Судьба остальных неизвестна. Историк Татьяна Павлова приводит другие данные: 185 232 человек погибло. "Сколько погибло детей – неизвестно. В списках они не значились", – говорит Павлова.

Лишь через 43 года после окончания войны, в 1988 году выжившие дети войны стали разыскивать друг друга и объединяться в общественные организации. Многие из них в 1992 году получили официальный статус "бывшего несовершеннолетнего узника фашизма" по указу Президента России Бориса Ельцина.

Одна из них – Галина Сажина, бывший председатель общественной организации "Дети Сталинграда". Вместе со своей сестрой она выжила в Освенциме. Девочки попали в донорский пункт – у них отбирали кровь для немецких солдат. Остальные родные Сажиной – мама, бабушка и две сестры – погибли в концлагере. В дальнейшем Сажина и ее сестра смогли получить документы, подтверждающие факт нахождения в концлагере. Плюс неоспоримое доказательство – номер "62084", выколотый нацистами на левой руке.

Из разных ведомств приходят унизительные "отписки" вроде "докажите, что была осада"

У детей, оставшихся в сталинградской оккупационной зоне, таких веских доказательств нет. На протяжении тридцати лет люди пытаются получить от государства четкий ответ: кто они, дети, попавшие в зону войны?

– Из разных ведомств приходят унизительные "отписки" вроде "докажите, что была осада", "нет денег", "везде были дети войны, не только в Сталинграде", – говорит Галина Егорова из организации "Дети Сталинграда". – Когда люди стали просить присвоить им статус "жители осажденного Сталинграда" по типу "жители блокадного Ленинграда", то снова получили отказ. Правда, я думаю, в том, что эвакуации как таковой не было. И это государство признать не хочет. Потому отказывает в присвоении статуса "жители осажденного Сталинграда".

Российские власти по-прежнему не замечают тех, кто сумел выжить в оккупированном Сталинграде. В дни празднования 77-летней годовщины со дня освобождения города в музее-панораме "Сталинградской битвы" показали экспозицию о чекистах. О детях войны не сказали ни слова.

https://www.svoboda.org/a/30411894.html

Новая Газета: «Становится бессмысленным рожать детей, если их в любой момент могут посадить»

Вечером 9 декабря Юлия Виноградова, мать обвиняемой по делу «Нового величия» Анны Павликовой, сообщила в фейсбуке, что начинает бессрочную голодовку. К ней присоединилась Наталья Конон, мать экс-фигуранта «московского дела» Даниила Конона.

На крайнюю меру протеста Юлия Виноградова решилась после нескольких событий последних дней, во время которых она поняла — «власть нас не слышит». Последней каплей стал приговор Эдуарду Малышевскому 9 декабря, ему дали три года колонии за выдавленное стекло автозака. В этот же день был продлен арест экс-главе Серпуховского района Подмосковья Александру Шестуну (его обвиняют в превышении полномочий). До этого, в субботу, родители политических заключенных вышли на одиночные пикеты к Кремлю, четырех участников забрали в ОВД за «нарушение порядка проведения митинга».

Юлия Виноградова говорит, что голодовка — это последний отчаянный шаг матерей привлечь внимание к политическим делам. «Мы писали письма президенту — нам приходили отписки, мы стояли в пикетах у Кремля — нас забирали.

Я стала понимать, что единственный выход привлечь внимание, что у нас столько политзаключенных, — это голодовка. Услышьте нас наконец-то!»

10 декабря к голодовке присоединилась председатель общественного комитета «Свободу Шестуну» Влада Русина. В тот же день в редакции «Новой газеты» Юлия Виноградова, Наталья Конон и Влада Русина провели пресс-конференцию и выдвинули свои требования.


  • Самое главное: освобождение политических заключенных.

  • Второе: личная встреча с президентом Владимиром Путиным или как минимум главой Следственного комитета Бастрыкиным.

  • Третье: объективное расследования пыток, в которых подозреваемые обвиняют сотрудников ФСБ.

  • Четвертое: создание общественной комиссии по переговорам с госструктурами, в которую бы вошли депутаты, деятели культуры, правозащитники и представители СМИ.

Председатель общественного комитета «Свободу Шестуну» Влада Русина сказала: «Мы пытались всеми законными способами донести свои просьбы — и выступления, жалобы в инстанции, митинги, пикеты, и мы не услышаны, это факт.

Я разделяю все требования мам. Если нам удастся встретиться с Путиным, я уверена, мы смогли бы его убедить, что наши дела сфальсифицированы, что там есть политическая составляющая».

Collapse )

Флаг США

На параде в День ветеранов Трамп почтил память командира, который спас 200 солдат-евреев


Родди Эдмондс

Президент США Дональд Трамп на параде в День ветеранов, прошедшем в Нью-Йорке 11 ноября почтил память ветерана Второй Мировой войны, который спас 200 американских солдат-евреев.

Трамп, ставший первым президентом, который когда-либо присутствовал на этом ежегодном мероприятии, рассказал историю штаб-сержанта Родди Эдмондса, который был взят в плен вместе с более чем 1000 других солдат и офицеров во время битвы в Арденнах в 1944 году и заключен в лагерь для военнопленных «Шталаг IXA» близ Цигенхайна. «После того, как они прибыли в тюремный лагерь, – рассказал Трамп, – немецкий комендант через громкоговоритель приказал всем американским солдатам-евреям выйти из строя во время переклички на следующий день. Зная, какая страшная участь постигнет его еврейских товарищей, Родди тут же сказал: «Мы этого не сделаем». Он отдал приказ, чтобы каждый американец вышел из строя вместе со своими братьями по оружию – евреями. На следующее утро 1292 американца шагнули вперед».

Трамп продолжил: «Немецкий комендант подбежал к Родди и сказал: «Они не могут все быть евреями». Родди в ответ посмотрел прямо на него. Он сказал: «Мы все здесь евреи». В этот момент немец приставил пистолет к голове Родди и потребовал: «Ты прикажешь евреям немедленно шагнуть вперед, или я прямо сейчас выстрелю тебе в голову». Родди ответил: «Майор, вы можете застрелить меня, но вам придется убить нас всех». Немец покраснел, очень разозлился, но опустил пистолет и ушел». «Старший сержант Эдмондс спас 200 американских – евреев в тот день – будучи гордым за то, что они евреи, будучи гордым за нашу страну», – сказал Трамп. Затем Трамп представил 96-летнего Лестера Таннера, одного из солдат – евреев, спасенных Эдмондсом.

В 2016 году «Algemeiner» сообщила, что сын Эдмондса Крис настаивал на том, чтобы его отцу за его действия была посмертно вручена «Медаль почета», высшая военная награда Америки. «Мне в основном говорили, что они не думают, что папа имеет право на «Медаль почета», потому что он был военнопленным и не участвовал в боях», – сказал Крис «The Algemeiner». «Они не считали, что он возглавлял восстание или находился в опасности в бою».

«Но вот в чем ирония всего этого», – говорит он. «Армия во Второй Мировой войне, и, насколько мне известно, до сих пор делает это, обучает своих солдат продолжать сопротивляться врагу и быть бойцом, даже в плену. Они должны сознательно пытаться победить врага, как военнопленные, и это то, что делал мой отец». «Если бы он был здесь, он бы сказал, что не стоит поднимать из-за этого шум, что он просто делал то, что должен был делать, просто делал свою работу», – говорит Крис. «Но я думаю, что он заслуживает «Медали почета». Папа проявил храбрость и мужество, выходящие за рамки его обязанностей. От него не требовалось делать то, что он сделал».

«Это действительно уникальная американская история, уникальная история солдата и уникальная армейская история», – добавил он. «Я думаю, что это будет честью для отца, армии и военнопленных, чтобы он получил эту награду. И я считаю, что это будет даже честь для будущих поколений, потому что если американские военные скажут, что этот человек заслуживает «Медали почета», то его историю будут рассказывать будущим поколениям. Я просто хочу, чтобы сохранилась память о папином лидерстве, чтобы вдохновлять всех».

В январе 2016 года Родди Эдмондс получил от Яд Вашем звание «Праведника народов мира», став первым американским солдатом, удостоенным такой чести. «Яд Вашем исследовал это и был уверен, что, во-первых, папа сделал то, что он сделал, и, во-вторых, он заслужил эту высокую честь со стороны израильтян», – подчеркнул Крис.

algemeiner.com

https://lechaim.ru/news/na-parade-v-den-veteranov-tramp-pochtil-pamyat-komandira-kotoryj-spas-200-soldat-evreev-v-lagere-dlya-voennoplennyh-vo-vremya-vtoroj-mirovoj-vojny/?fbclid=IwAR2GvAKP3M9fiPrYKUFn9XXcHcr9aAXlElqWbFZXEgZ14PQ1nQQEhpvammE
Флаг Чехии

Радио "Свобода": В "буржуазной среде". Беспризорные из России на воспитании в Чехословакии


Поезд с российскими беспризорными детьми на железнодорожной станции Острава. Декабрь 1921 года. Фотография Международного комитета Красного Креста из архива Анны Хлебиной

Осенью 1926 года сотрудникам посольства Чехословакии в Москве передали 12-летнего Николая Кириллова. Он говорил, что по национальности чех и хочет вернуться домой, к своим родителям. Николай действительно очень хорошо говорил по-чешски, но оказалось, что его родители вовсе не из Чехословакии, а там живут его опекуны, в семье которых он прожил пять последних лет. Кириллов оказался за границей в 1921 году, приехав в рамках программы помощи беспризорным детям советской России. Опекуны отказались забирать его к себе, и Николай остался на родине.

90 лет назад из Чехословакии в Советский Союз возвратилась последняя группа детей, оказавшихся на воспитании в чехословацких семьях. Эта программа была начата для преодоления голода и проблемы беспризорников, среди которых были не только сироты, но и те, кого были не в состоянии прокормить родители. Некоторые современные исследователи говорят, что в то время на улицах жили до 7 миллионов детей.

О том, что несколько сотен российских детей получили возможность пережить тяжелое время в Чехословакии, до недавнего времени не было широко известно. Намного больше информации опубликовано о Русской акции помощи, начатой чехословацким правительством в том же, 1921 году: эмигранты, бежавшие после революции из России, могли остаться жить в Праге и других городах, получали материальную помощь и поддержку в получении образования на родном языке. Частью Русской акции помощи стала программа для беспризорников из советской России, инициированная Международным комитетом Красного Креста.

Пражский архивист и журналист Анна Хлебина нашла документы об этой программе в Национальном архиве Чешской Республики, а начать поиск ее заставила заметка, прочитанная в подшивке одной из франкоязычных константинопольских газет от 1921 года. Хлебина говорит, что, к сожалению, не видела советских архивных документов, которые могли бы рассказать о помощи беспризорникам более полно, но в чешских архивах она нашла материалы советской детской комиссии, которая инспектировала, в какие семьи попали дети в Чехословакии. Среди документов была переписка Калинина и Каменева, свидетельствующая о том, что руководство советской России без энтузиазма согласилось отправить детей в "мелкобуржуазную среду", где они могут "проникнуться гнилыми принципами" и встретиться с "врангелевскими офицерами". Тем не менее дети в Чехословакию все же были отпущены. Анна Хлебина рассказывает о подробностях этой гуманитарной акции:

– В Чехословакии очень хорошо знали о голоде в советской России и Украине, время от времени организовывали сбор средств в пользу жертв голода, устраивали благотворительные концерты, шили что-то в мастерских, продавали, а эти деньги передавали в фонд голодающих. Русские и украинские эмигранты тоже устраивали в своей среде благотворительные акции, концерты в пользу голодающих в тех областях, которые им были ближе. Жители Чехословакии собирали средства в помощь землякам, жившим на Волыни и в других регионах, куда они переселялись в основном в XIX веке: туда ехали составы с продуктами, посевным материалом, одеждой. А дети – это была инициатива чехословацкого Красного Креста, который решил предложить свою помощь. Нашлись семьи, которые были готовы принять этих детей.

Collapse )

Медуза: Познакомьтесь с людьми, которые решают, какие произведения искусства вредны для ваших детей

Как экспертами Роскомнадзора становятся сторонники движений, связанных с сектами и лженаукой

В середине ноября Роскомнадзор приостановил действие аттестатов об аккредитации своих экспертов Анны Волковой, Татьяны Симоновой и Елены Шабалиной, которые исследовали творчество рэпера Егора Крида — и обнаружили в нем «мутагенный эффект», «признаки сатанизма» и черты «информационно-психологического оружия». Журналисты Анна Вилисова и Илья Шевелев по просьбе «Медузы» выяснили, откуда берутся эксперты РКН — и поняли, что это сообщество, в котором встречаются организации, поддерживающие ВИЧ-отрицателей, декриминализацию семейного насилия, альтернативную медицину и антипрививочное движение. От решения экспертов Роскомнадзора зависит возрастная маркировка любого контента в России: именно эти люди решают, что можно смотреть, читать и слушать вашим детям.

Новая Газета: Родители политзэков вышли на пикеты к Кремлю и сами оказались в автозаках: фотографии



Родные политзеков на встречу надели одинаковые белые платки в черный горошек — знак их солидарности. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

7 декабря родственники и друзья политических заключенных из разных городов России собрались в московском «Мемориале». Большинство присутствующих — мамы фигурантов девяти самых громких политически мотивированных дел: от «Сети» (запрещенная в России террористическая организация) и «Нового величия» до Ростовского дела и дела Хизб ут-Тахрира (запрещенная в России террористическая организация).

4 ноября 2019 года все эти мамы, испытывающие одинаково боль и бессилие от несправедливости приговоров собственным детям, объединились в организацию «Матери против политических репрессий».

Сегодня они вышли на пикет у Кремлевской стены. В надежде, что так их услышат.

Родители простояли в пикете у стен Кремля около получаса. После этого некоторые из них, стоявшие на набережной, были задержаны (Светлана Пчелинцева — мама Дмитрия Пчелинцева, фигуранта дела «Сети», Юлия Виноградова — мама Анны Павликовой, фигурантки дела «Нового величия», Татьяна Чернова — мама Андрея Чернова, фигуранта дела «Сети» и Михаил Метлин — отец Егора Метлина) и доставлены в ОВД «Китай-город».

Collapse )