Category: история

Шведские герои-добровольцы в советско-финской войне. Материал с сайта WARSPORT

Начавшаяся 30 ноября 1939 года советско-финляндская война в соседней Швеции была воспринята по-разному. Среди простых шведов не было единого мнения о том, что принесет самой Швеции эта война – кто-то полагал, что даже полный разгром и оккупация Финляндии не создаст угрозы Швеции, кто-то имел строго противоположное мнение. Некоторые полагали, что СССР даже прав, что собрался прибрать Финляндию к рукам до того, как это сделает Германия, а совсем уж радикальные элементы считали начавшуюся войну отличным шансом возродить былое величие Швеции и вернуть под сень короны отторгнутые более 100 лет назад территории. Но, безусловно, в начавшейся войне симпатии большинства шведов, от короля до простого рабочего, были на стороне Финляндии.

Шведы на протяжении всей войны предпринимали неоднократные попытки так или иначе помочь соседям. Швеция пыталась предложить себя в качестве посредника для возобновления мирного диалога, поставляла в Финляндию вооружение, продовольствие, лошадей, машины и многое другое, шведы устраивали субботники в пользу Финляндии, переводили в пользу неё деньги, шведские банки предоставляли кредиты, шведский медперсонал работал в финских больницах и госпиталях. Совокупный объем помощи, полученный из Швеции во время войны, составил 1470 млн. финских марок, в том числе 500 млн. в качестве добровольных пожертвований. Для сравнения, совокупный объем поступлений со стороны США составил 270 млн., Великобритании – 500 млн., Франции – 600 млн. марок. В пересчете на современные деньги объем помощи со стороны Швеции составил около 1,6 млрд. долларов!

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Радио "Свобода": "Поставим Финляндию на колени". Война глазами советских людей


Финские офицеры с захваченными в ходе боев советскими пропагандистскими материалами

26 ноября 1939 года СССР направил ноту протеста правительству Финляндии по поводу артиллерийского обстрела, который якобы был совершён с финляндской территории. Это был предлог для нападения на Финляндию, которую Сталин планировал захватить полностью. 30 ноября Советский Союз начал боевые действия и через две недели, как агрессор, был исключён из Лиги Наций.

Что думали советские люди о внезапно начавшейся войне?

Мы публикуем документ, найденный в архиве КГБ Украины и составленный по донесениям секретных агентов. Два документа с такой же подборкой высказываний обывателей о пакте Молотова – Риббентропа мы публиковали в августе под заголовком "Фашисты стали нашими врагами". Их обнаружил в украинских архивах исследователь Константин Богуславский.

Составлены они по одному образцу. Сперва идут казенные слова поддержки партии и правительству, затем мнения антисоветчиков из разных слоев общества.

Collapse )

Новая Газета: В Твери прокуратура демонтирует мемориальные доски, посвященные расстрелянным полякам

В Твери собираются демонтировать мемориальные доски со здания Медакадемии (ТГМУ), где в 1930–50-е годы находилось Управление НКВД-МГБ по Калининской области и его внутренняя тюрьма. Именно в этом здании по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. были расстреляны 6295 польских военнопленных-узников Осташковского лагеря.

Речь идет о двух мемориальных досках, надписи на которых гласят:


  • «В память о замученных. Здесь в 1930-50-е годы находилось Управление НКВД-МГБ по Калининской области и его внутренняя тюрьма»;

  • «Памяти поляков из лагеря Осташков убитых НКВД в Калинине ради предостережения мира».

Collapse )

Алексей Широпаев о феномене Александре Первого

194 года назад, 1 декабря 1825 года скончался император Александр Первый.

Интересный факт. После разгрома Наполеона в Париже собрались союзники и думали-решали, что же делать с Францией. Какую ей дать форму правления, и кто там будет править. Так вот, самым большим либералом оказался… неограниченный царь-крепостник Александр Первый. Либерал на экспорт, так сказать. Он вообще считал, что всё надо предоставить свободному выбору французского народа – как будто сам он, Александр, был всенародно избранным президентом. Пусть, мол, французы решают как знают, хоть республику устраивают. В итоге всё-таки решили восстановить Бурбонов, но Александр и тут отличился по части свободолюбия. Чтоб была, говорит, только конституционная монархия с двухпалатным парламентом, и точка, и шабаш! На том и порешили – всё-таки у этого самодержавного демократа имелась самая большая в Европе армия.

Всё это, конечно, немного напоминает какой-то балаган. Дело в том, что Александр Павлович был большим демократом ещё с молодости. Обожал поговорить о конституции. Но потом, видать, умные чиновно-сановные люди объяснили ему ласково и доходчиво, что у нас, в дикой, отсталой России, всё это (реформы, ограничение самодержавия, отмена крепостного права) вводить РАНО. Подрасти ещё надо, подразвиться. А может, эти дяденьки ещё и деликатно намекнули Саше, что если он будет шибко развивать вольности и капитализм, то может однажды получить от крупных помещиков примерно то же самое, что и его папенька от графа Зубова. Да и вообще, Саш, на кой ляд тебе все эти реформы, если вот так, по старине, править просто УДОБНЕЙ? Рабами править УДОБНО. А со свободными гражданами, собственниками – забот не оберёшься. Гонору у них много. Развалят они империю, глядишь, эдак и до Соединённых Штатов России додумаются. Как бы то ни было, но с мечтами о конституции Александр завязал. Остепенился парень.

И вот Александр оказался в Париже – победителем Бонапарта. И там-то решил дать волю подавленным юношеским мечтаньям. Восточный деспот предстал перед союзниками ох…енным европейцем и демократом – и Александру это было очень по кайфу. То есть что получается. Для Франции он продвигал вполне разумные, рациональные вещи – конституционная монархия, двухпалатный парламент, а собственному народу втюхивал всякое скрепное фуфло, вроде как стеклянные бусы для дикарей: «Россию-матушку», «царя-батюшку», «патриотизьм», «православие», «супостат антихрист Бонапартий», «отцы-помещики» и их «детушки-крестьянушки». Это, конечно, было намного проще, чем создавать крестьянина-собственника, крестьянина-гражданина, что, кстати, успешно делал противник Александра – тот самый «антихрист» Бонапарт. Русским народом Александр предпочитал править УДОБНО, как рабами, а вот для французов решил постараться, чтобы повыпендриваться перед просвещённой Европой.

Сие бросающееся в глаза несоответствие, если не сказать проще – цинизм не могли не заметить продвинутые господа офицеры и без того уже изрядно очарованные европейскими порядками (да и многие солдатики из мужиков тоже не такие уж дураки-то были, какими их царь считал, видели, где хорошо и где плохо, сбегАли из своих полков и всеми правдами и неправдами оставались на житьё в европах с их Кодексом Наполеона). Короче, возник «Союз спасения». Кончилось всё Четырнадцатым декабря и картечью. Так, с феодальными пережитками, добрались до ХХ века. Лишь в эпоху Столыпина начали создавать свободного крестьянина-собственника, крестьянина-гражданина (который в той же Франции, повторяю, появился ещё при Наполеоне), а тут ещё и война…

Кстати, Александр на своём веку позаботился не только о французах, по той же схеме он работал и в формате Российской империи: освободил от крепостного ярма Прибалтику, пожаловал конституцию полякам, подтвердил конституцию финнов. Искренне за них рад. А русские, украинские и белорусские земли примерно тогда же получили от него военные поселения. Кстати, ещё в 1809 году Александр лично присутствовал на сейме только что присоединённой Финляндии (следующий сейм, правда, собрался лишь в 1863 году, при реформаторе Александре Втором, но как институт он существовал). Общероссийский же парламент – Государственная дума – появился только в 1905 году. До этого всё твердили (кто по тупости, кто по кОрысти): РАНО. А вскоре уже стало и поздно: на месте Госдумы в Таврическом уселся Петросовет «собачьих и рачьих депутатов».

https://www.facebook.com/shiropaev/posts/2853181204745378

Yle (Финляндия): Русские ничего не знают о Зимней войне



Деревня Сумма — Ноябрь, холодная погода, идет мелкий дождь. Трое мужчин, одетых в длинные военные шинели советских времен, стоят перед гранитными монументами, установленными в память о финских солдатах.

«Финляндия, которую мы знаем сейчас — дружелюбная страна, в которую мы любим ездить за сыром. Это совсем не та Финляндия, что существовала в 1939-1940 годы», — говорит 29-летний Михаил Малыхин.

Группа, состоящая примерно из 50 студентов, приехала к братской могиле, в которой были захоронены больше 200 финнов, павших на фронте. Михаил Малыхин, выступающий сегодня в роли гида, объясняет студентам, как формировались финские войска, отправлявшиеся на Зимнюю войну.

В отрядах часто оказывались жители одной деревни, рассказывает Товарищи, знавшие друг друга с детства, делали отряд крепкой боеспособной единицей. Однако у такой стратегии была и обратная сторона.

«Если большой снаряд поражает такую группу целиком, в маленькую финскую деревню приходится разом отправлять больше десятка похоронок», — говорит Малыхин.

Студенты внимательно слушают рассказ о событиях 80-летней давности. Некоторые из них никогда раньше не слышали о Зимней войне.

Collapse )

"Ilta-Sanomat": На советской стороне границы начало происходить что-то серьезное




На интернет-странице «Наследие ветеранов» (Veteraanien perintö) есть красочное воспоминание егеря Лаури Кулмала (Lauri Kulmala) о том, как 26 ноября 1939 года на финской приграничной территории раздались звуки Майнильских выстрелов.

В тот момент Кулмала завершил дежурство и покинул свой пост. Свидетелями выстрелов стали капрал Тойво Хяннинен (Toivo Hänninen) и егерь Унто Сундвалль (Unto Sundvall).

«В 13:00 меня сменил егерь Сундвалль, рабочий парень из общины Вихти, на долю которого и выпало наблюдение за появившимися на майнильских полях воронками, которые он окрестил „чертовыми ямами" (до 1948 года — приграничная деревня Майнила на территории СССР; позже — поселок Майнило, прим. перев.). В историю этот инцидент вошел как „Майнильские выстрелы" (в российской историографии — Майнильский инцидент, прим. перев.)», — сообщает Кулмала в воспоминаниях, которые были опубликованы в журнале «Суомен кувалехти» (Suomen Kuvalehti) в 1964 году.



Ближайшим местом наблюдения финнов была дозорная вышка в местечке Сомерикко, которая находилась менее чем в километре от майнильского поля. Видимость в тот день была плохой из-за дождя со снегом, но он был не настолько сильным, чтобы нельзя было различить существенные детали.



На том этапе, когда у финнов еще не было данных о том, что Советский Союз заявил об убитых и раненых, дежурившие у границы солдаты не посчитали произошедшее чем-то необычным, хотя и сообщили о том, что слышали взрывы. Позже Сундвалль говорил, что заметил у воронок какое-то беспорядочное движение.

«У края воронок стояли люди. Наверное, мочились!»

На финской стороне знали, что тем утром советские солдаты проводили учения недалеко от границы. У финнов был строгий запрет на открытие огня, который они четко соблюдали из-за страха попасть под военный трибунал.

Сначала в Финляндии подумали, что, возможно, речь идет о каком-то несчастном случае, произошедшем на минометных учениях Красной армии, но финские солдаты сразу начали сомневаться в этой версии.

«На вышке в Сомерикко с расстояния в 800 метров они смогли бы разглядеть у воронок тела погибших и раненых, или, по крайней мере, как их увозят — если бы действительно произошла трагедия, описанная в ноте», — подчеркивает егерь Лаури Кулмала в своих воспоминаниях.

Финляндия ответила на ноту Вячеслава Молотова уже 27 ноября, и посланник Финляндии в Москве Аарно Юрьё-Коскинен (Aarno Yrjö-Koskinen) полностью отверг претензии Советского Союза:

«В связи с тем, что вы утверждаете о нарушении границы, финское правительство в срочном порядке провело надлежащее расследование. Было установлено, что артиллерийские выстрелы, упомянутые в вашем сообщении, с финской стороны не совершались».

28 ноября Советский Союз направил резкую ответную ноту, в которой сообщалось, что СССР «вынужден» расторгнуть Договор о ненападении и мирном урегулировании конфликтов между Финляндией и Советским Союзом. Отрицая свою виновность в выстрелах в деревне Майнила, Финляндия, по мнению Москвы, «продемонстрировала враждебность в отношении Советского Союза», что ввело общественное мнение в заблуждение и было насмешкой над жертвами обстрела. На этом этапе стало понятно, что данная ситуация не останется на уровне словесной войны.

Красная армия открыла артиллерийский огонь 30 ноября в 06:50.

https://inosmi.ru/social/20191129/246337503.html

Финская газета "Hufvudstadsbladet": Зимняя война была неизбежна



В преддверии 80-летней годовщины тяжелейшего испытания молодой финской республики заново вспыхнули споры о Зимней войне. Финская трактовка Зимней войны в значительной степени возобладала, и, в конце концов, даже Россия признала свою ответственность. В 1994 году президент Борис Ельцин признал советское наступление «сталинским злодеянием против Финляндии».

Но сейчас в нашей стране снова раздались голоса, которые ставят историю под сомнение и перекладывают вину на правительство Финляндии. Столь поверхностные выводы делают на основе переговоров Сталина и Молотова с финской делегацией во главе с Юхо Кусти Паасикиви (Juho Kusti Paasikivi, будущий премьер-министр и президент Финляндии, — прим. перев.) в 1939 году. Но из широкой перспективы, если рассматривать и советскую подготовку к войне, и роль Терийокского правительства (Финская Демократическая Республика, созданная на территории Карельского перешейка в городе Терийоки, ныне Зеленогорск, — прим. перев.), картина вырисовывается совсем иная. Зимняя война была неизбежной. Но в годы холодной войны называть вещи своими именами финским СМИ было непросто.

Cорок лет назад журналист Yle попросил министра Макса Якобсона (Max Jakobson) назвать конкретных людей, на ком лежит вина за Зимнюю войну. «Как насчет Сталина?» — спросил в ответ Якобсон, но журналист его тут же одернул: «Я имел в виду с финской стороны».

В недавнем обширном интервью Yle профессор и полковник Пекка Висури (Pekka Visuri) предположил, что Зимней войны можно было избежать. Ссылаясь на исследование профессора Стивена Коткина из Принстонского университета, он утверждает, что Сталин намеревался решить вопрос дипломатически к поздней осени 1939 года. Его требования — передвинуть границу на Карельском перешейке, передать контроль над островами в Финском заливе и обеспечить базу ВМФ в Ханко, чтобы в случае необходимости перерезать западное наступление с моря — подаются как умеренные. Сталин по понятным причинам опасался за безопасность Ленинграда — кстати, этой же точки зрения придерживается и российский президент Владимир Путин. Но, дескать, некомпетентность и бескомпромиссность финского правительства привели к войне.



Из того, что профессор Коткин слывет сталиноведом мирового класса, вовсе не означает, что он эксперт и по финской политике. Ей посвящено лишь 3% его масштабного труда «Сталин: в ожидании Гитлера 1929-1941». Финских историков в списке литературы считанные единицы. Напротив, Коткин широко использует советские источники, но лишь те, которые доступны и финским историкам. Важнейших документов, которые бы однозначно пролили свет на намерения СССР в 1939 году, Россия так и не рассекретила. Наоборот, ситуация развивается в противоположном направлении: желание возродить советскую историографию проявляется все сильнее, и доступ в архивы закрывается.

Но еще до ужесточения правил в течение минувшего десятилетия выдающимся российским историкам удалось сделать ряд громких открытий о Зимней войне. Так, профессор Петрозаводского университета Юрий Килин считает, что на переговорах Сталин присутствовал главным образом для отвода глаз.

В июне 1939 года Сталин приказал командующему Ленинградским военным округом Кириллу Мерецкову разработать план «контратаки» против Финляндии. Нынешний оперативный план он счел несоразмерным. На том заседании присутствовал Отто Куусинен (Otto Kuusinen), и по финским вопросам Сталин велел Мерецкову обратиться к нему. Это можно считать одним из доказательств, что политическая и военная составляющие грядущей кампании были тесно переплетены. Перед ее началом Куусинен встречался со Сталиным с дюжину раз.

Мотивы Терийокского правительства публицист Антеро Уитто (Antero Uitto) подробно рассмотрел в своей биографии Куусинена. Это был хорошо отработанный прием, не раз применявшийся с переменным успехом. Делать ставку на марионеточные правительства, которые затем «попросят» о вмешательстве Красной Армии предлагал еще Ленин. Такая тактика позволяла правдоподобно отрицать собственный милитаризм и империалистические замашки. Еще одно преимущество: можно вести боевые действия без ультиматума или объявления войны. К слову, эта же тактика применяется и в наши дни — на востоке Украины.

План наступления Мерецкова несколько раз дорабатывался, однако в конце октября получил окончательное одобрение. К тому моменту Советский Союз уже стягивал войска к границам Финляндии. Мобилизованные войска по приказу Сталина проводили учения в условиях, приближенных к боевым. 15 ноября Мерецков и Жданов получили приказ посетить войска на передовой. Как впоследствии подтвердили советские военнопленные, они объяснили, что скоро начнется война.



Настало время воплотить сталинский план выйти к российским границам 1914 года. Чтобы облегчить задачу, войска получили подробный план марша, пишет Уитто. При этом был дан строжайший приказ ни в коем случае не переходить границу со Швецией.

Но образцово-показательного наступления не получилось по очень простой причине — финское правительство отказалось наотрез. Разумеется, Сталин искренне рассчитывал на успех на переговорах. Это позволило бы разрядить обстановку, хотя бы временно, распустить финскую армию и довести наступление Красной Армии до победного конца.

Как объясняет министр Пааво Рантанен (Paavo Rantanen) в недавнем номере журнала «Канава» (Kanava), все висело на волоске, а Финляндии несказанно повезло. Отдавая себе отчет в территориальных амбициях Москвы, но ни минуты не сомневаясь, что Красная Армия не пойдет в наступление зимой, финское правительство постановило распустить половину резервистов. К счастью, воплотить в жизнь это фатальное решение не успели — на Хельсинки уже посыпались бомбы.

Профессор Килин свое мнение насчет Зимней войны озвучил в 2010 году: «СССР намеревался, помимо прочего, разбить финскую армию и присоединить всю Финляндию целиком. <…> Зимняя война была неизбежна».

Стефан Форсс — доктор наук Высшей школы национальной обороны, Финляндия

https://inosmi.ru/social/20191125/246282871.html

Cпектр: Почему староста пригорода Праги решил поставить памятник власовцам и готов его защищать

Староста пражского района Ржепорые Павел Новотный, фото из его архива.
Староста пражского района Ржепорые Павел Новотный, фото из его архива.

Староста пражского района Ржепорые Павел Новотный намерен поставить памятник воевавшим во Второй мировой войне на стороне нацистской Германии бойцам «Русской освободительной армии» под командованием Власова, которые защитили его деревню и помогли Пражскому антигитлеровскому восстанию в мае 1945 года. Российский МИД обвиняет этого муниципального чиновника в «возрождении нацизма». Новотный же в ответ приехал к российскому посольству в Праге, чтобы передать открытое письмо лично Владимиру Путину. Корреспондент «Спектра» Иван Преображенский поговорил с Павлом Новотным.

— Почему вы именно сейчас вспомнили о власовцах и заговорили об установке им памятника?

— Я запланировал на будущий год обновление нескольких памятников [в районе Ржепорые]. Обнаружил ошибки на памятнике жертвам Холокоста (я сам еврей), там среди жертв есть ошибки в датах смерти, я расстроился, и теперь мы исправим эту доску. На памятнике жертвам Первой мировой войны у нас доска чешским «легионерам», и этим евреям тоже поправим доску. И все это увидел мой коллега по партии (Гражданской демократической партии, где состоит Новотный — прим. «Спектра») историк Павел Жачек, и сказал мне, что главное местное событие — это восстание власовцев.

Я и говорю ему — ясно, сделаем и памятник власовцам. Мне неважно, кто был какой преступник, какие преступления совершил в Варшаве (в составе 1-й дивизии РОА присутствовало от 3000 до 3500 бывших бойцов 29-й гренадерской дивизии СС РОНА, из них в подавлении Варшавского восстания участвовало максимум 1200-1300 солдат и офицеров, в то время, как общее количество бойцов формирования Буняченко составляло от 20 до 23 тысяч человек - примечание Роман Вольнодумов), я знаю, что там — это были преступления. Но здесь 6 мая (1945 года — прим. «Спектра») царил сильный страх. Эсэсовцы убивали на Баррандовской улице. Здесь было несколько человек [чешских повстанцев] вооруженных, но их было мало и на позициях. А женщины и дети… это проблема.

И тут приехал Власов с этой дивизией и танками. Принесли сюда власовцы мир и вели себя порядочно. Буняченко (генерал-майора Сергей Буняченко командовал 1-й пехотной дивизией РОА —прим. «Спектра») тут устроил штаб, Власов устроился напротив. В ста метрах от нас в штабе, где сейчас школа, Буняченко принял решение о движении на Прагу. Это была ключевая акция Пражского восстания. Погибло в этой Праге 300 власовцев.

У того дома, где сидел Буняченко, я им сделаю… хм, сделаю… Я верю, что сделаю, памятник. Это решение пришло где-то в июне…

Collapse )

Ну вот наконец-то корректный и четкий перевод с чешского на русский открытого письма Павла Новотного

Ольга Черкашина:

Мой перевод письма Pavel Novotný:

В Праге - Ржепорые
27 ноября 2019 года

"Ваше Превосходительство, уважаемая Российская Федерация.

Я - молодой и неопытный мэр района Прага-Ржепорые, и обычно я пишу людям куда менее важным; думаю, что на сегодняшний день я вообще первый из тридцати мэров, кто пишет не в адрес соседней деревни, а в адрес крупнейшего государства мира. Однако я даже и не пытаюсь извиняться за свой неуклюжий стиль, форму или дерзость. И вовсе не собираюсь вызвать жалость или сочувствие.

Вас же я упрекаю в том, что, имея столько дел и обязанностей, я вынужден нести еще и эту неприятную обязанность – реагировать на такое слабое по содержанию и аргументации заявление государства, с которым у района Прага-Ржепорые общего, пожалуй, только то, что недавно здесь была выражена открытая поддержка другому району – Прага 6, в котором, наконец-то, решили избавиться от позорной статуи маршалу Ивану Степановичу Коневу, одному из худших военачальников современной истории вашей страны, душевно-неполноценному чудовищу, убогому убийце, который, нимало не колеблясь, расправлялся с невинными гражданскими лицами в Венгрии, Монголии и… Чехословакии.

В то время как дети в русских школах изучают его, как героя, чешские дети не знают о нем почти ничего. И очень жаль, поскольку следовало бы им напомнить, например, как этот ваш негодяй приказал бомбить город Млада-Болеслав уже на следующий день после окончания войны, стремясь выполнить основную задачу Красной Армии - помешать отступлению немецких подразделений, пытавшихся попасть в американский плен, и как при этом погибли сотни невинных гражданских лиц, включая детей. На том месте есть маленький памятник, у которого из представителей РФ вряд ли кто-то и бывал.

По мнению большинства чехов, которые обо всем этом размышляют, Конев является никудышним военачальником, той еще свиньей, которому не место ни в детских учебниках, ни в виде памятника, о чем вы, разумеется, знаете, как знают и ваши историки, которые не могут открыто написать об этом. Ведь они вынуждены описывать совсем другую историю.

К слову, помимо Конева, у нас нет больших иллюзий и насчет генерала Власова с его Русской освободительной армией. Их весьма спорная деятельность и их историческая роль хорошо зафиксированы, так же как и их роль в освобождении Праги. В отличие от Конева, который пришел «покорить» ее на следующий день после подписания капитуляции немецких войск, РОА, независимо от их мотивов и вне всяких сомнений, пришла, чтобы сразиться с оккупантами и спасти город от разрушения. Пришла на три дня раньше, чем Красная Армия, которая находилась в то время за на сотни километров отсюда. Именно так выглядит правда (если вам вообще знакомо это слово), которую вы преступно и непростительно подменяете ложью.

Collapse )

Леонид Млечин "80 лет назад началась война с Финляндией. Почему в России вспоминать ее не любят?"



Финская делегация приехала на переговоры в Москву на неделю позже приглашения. Октябрь 1939 года. Фото: Wikimedia

Немцы помогать отказались

Секретный протокол к пакту, который 23 августа 1939 года подписали в Москве нарком иностранных дел Молотов и нацистский министр иностранных дел Риббентроп, относил Финляндию (как и Прибалтику) к сфере «советских интересов». После введения советских военных гарнизонов в Литву, Латвию и Эстонию финны поняли, что им предъявят такие же требования. На какие-то уступки были готовы.

5 октября 1939 года Молотов пригласил в Москву финскую делегацию, не объяснив, что намерен обсуждать. Делегация приехала только 12 октября, что разозлило Вячеслава Михайловича. Он уже привык, что перепуганные соседи спешат исполнить его волю.

Советскую делегацию возглавлял сам Сталин, финскую — будущий президент страны Юхо Кусти Паасикиви. В Москве хотели заключить такой же договор, как с прибалтийскими странами, — он предусматривал создание на их территории советских военных баз. Сталин требовал передать Советскому Союзу часть островов Финского залива, часть Карельского перешейка, полуостров Рыбачий, сдать в аренду часть полуострова Ханко. В ответ СССР готов был уступить территорию в Восточной Карелии.

Зачем требовать территориальные уступки? Советская официальная версия: отодвинуть границу подальше от Ленинграда, обезопасить город и другие жизненно важные центры от финской угрозы.

Финны не понимали объяснения. О какой угрозе может идти речь, если сам Молотов на сессии Верховного Совета издевательски заметил, что в Ленинграде столько же населения, сколько во всей Финляндии?

Неужели кто-то верит, что эта маленькая страна может напасть на огромный СССР?

В 1938 году Финляндия юридически закрепила свой нейтралитет. Запретила в стране профашистскую партию. Весной 1939 года отвергла договор о ненападении с Германией.

Но после московской встречи финны отправились за помощью к немцам.

13 октября 1939 года нарком внутренних дел Берия доложил Сталину:

«Начальник разведотдела финского военного министерства ездил в Берлин, где пытался выяснить, какую позицию займет Германия в случае военного столкновения между Советским Союзом и Финляндией. Он возвратился оттуда очень разочарованным».

Руководство Третьего рейха, храня верность договору с Москвой, посоветовало финнам удовлетворить советские требования. 5 ноября 1939 года Герман Геринг, второй человек в нацистской Германии, посоветовал министру иностранных дел Финляндии передать Советскому Союзу военно-морскую базу. Предупредил: если Москва начнет войну, Финляндии не стоит рассчитывать на поддержку Германии.

Collapse )