?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

2 октября в Сахаровском центре прошел вечер «Свободный стих. Поэты — ​арестантам 212». За последние месяцы мероприятия в поддержку фигурантов «московского дела» в «Сахарнице» стали регулярными, но стихи здесь читали впервые.

С начала чтений проходит от силы полчаса, а в прозрачной копилке уже лежат три пятитысячные купюры и несколько купюр в тысячу рублей. Людей много. У одних на футболках написано: «Арестанты дела 212», у других — ​«Наше общее дело».



Поэт Андрей Родионов. Фото: Георгий Малец

У выхода, закутавшись в пальто, скромно стоит поэт Андрей Орлов (Орлуша), он будет читать последним. С ним весело здоровается высокий мужчина. На нем светоотражающий жилет с чьими-то многочисленными автографами, значок «Немцов мост», а на спине большая надпись: «Творите добро, суки».

На сцене появляется поэт Андрей Родионов — ​он ведущий этого вечера и сам тоже будет читать. Он зовет на сцену бывших фигурантов «московского дела» — ​Айдара Губайдуллина и Влада Барабанова. Они сегодня тоже участники вечера — ​читают письма тех, кто еще остается в СИЗО, и призывают не забыть арестантов. Эти письма, возможно, станут основой для документального спектакля.



Влад Барабанов. Фото: Фото: Георгий Малец


Айдар Губайдуллин. Фото: Георгий Малец

Айдар бархатным голосом зачитывает ответ Константина Котова «волонтерке замечательного проекта „Росузник“»:




«Яна, привет! Рад знакомству. Это первое письмо, которое я получил. Мой адвокат рассказывал мне о том, какой резонанс приобрело наше дело, о поддержке сотен и тысяч людей: хорошо, что у нас начинает формироваться гражданское общество. Спасибо всем за поддержку. Для меня она очень важна. Россия будет свободной».


Поэт Евгений Лесин начинает со стихотворения про «небезызвестного шамана, который шел-шел в Кремль, да не дошел». Многие в этот вечер исполняют стихи на злобу дня, про политических заключенных, про митинги и то, что сегодня волнует. Вот и Лесин, расхаживая из одного конца зала в другой, читает:




Идет шаман, качается,
Сейчас он упадет.
И лодочка качается.
И власть вовсю шатается.
Валяется народ.



Фото: Георгий Малец

Всеволод Емелин читает свое старое, про «болотное дело». Поэт Герман Лукомников свои короткостишия — ​о цунами, крепких силачах, орде — ​исполняет нараспев. Звучат почти как псалмы. В конце выступления Герман Лукомников ставит на нос палку и, ловко балансируя между криком и шепотом, читает свою «Песенку юродивого» с пушкинским рефреном:




Нельзя молиться за царя Ирода, Богородица не велит.


В перерывах между выступлениями проходит аукцион: часть книг отправляют в СИЗО, часть раскупают слушатели. Самая крупная ставка дошла до 19 тысяч рублей. «Я и так собирался оставить эти деньги», — ​говорит Орлуша, получая стопку книг своих коллег-поэтов. Книга с автографом Андрея Макаревича уходит за шесть.

В «Сахарнице» полный зал. Среди зрителей — ​муниципальный депутат и журналист Илья Азар. На сцене выступили также Леонид Каганов, Юлий Гуголев, Дмитрий Данилов, Бахыт Кенжеев и актриса Яна Иртеньева.



Выступление Германа Лукомникова. Фото: Георгий Малец

Все заканчивается пародией Андрея Орлова на песню Майкла Джексона They Don’t Care About Us. Зрители покачивают головами под знакомые ритм и строчку: «Все, что я хочу сказать: им на нас реально насрать».

На стене — ​сменяющаяся галерея лиц фигурантов «дела 212». Кирилл Жуков в белой шляпе. Улыбающийся Айдар Губайдуллин на фоне детской площадки. Иван Подкопаев с кошкой. Егор Жуков у корпуса ВШЭ на Мясницкой. Я помню, как делалась эта фотография для университетской газеты: после интервью первокурсник Матвей показывал Егору, куда встать и смотреть. Со стороны это выглядело очень по-детски. Одному из нас пришлось быстрее повзрослеть.

Дарья Новичкова —
​для «Новой»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/10/04/82226-idet-molodezh-ne-zadushish-ne-ubiesh


3 Сентября 1978 года в возрасте 75 лет ушел из жизни прекрасный русский поэт, белогвардеец, офицер Русского Корпуса и РОА, князь Николай Кудашев. О биографии этой неординарной личности стоит рассказать подробнее.


"Пусть из этих обрывков моих песен узнают и поймут, как мы любили Родину и жили только думами о ней", писал князь Николай Всеволодович Кудашев в предисловии к сборнику своих стихов, изданному им незадолго до смерти. Высокорожденный Воин и Поэт, он принадлежал к тому блестящему поколению русской молодежи, которое Первая Великая война и окаянные годы русской смуты застали еще сидящим за партой.

Н. В. Кудашев (1903-1978) родился в Кременчуге в 1903 году. Происходил из полностью обрусевшей младшей ветви татарского княжеского рода Кудашевых. Именно младшая ветвь рода наиболее прочно утвердилась в числе важнейших семейств русской аристократии. Потомок генерал-майора князя Николая Даниловича Кудашева, который одним из первых вошел в 1812 году во главе отряда в оставленную французами Москву.

В 1919 году из шестого класса реального училища, в возрасте 16 лет, вступает вольноопределяющимся в Белую Армию и с батареей, входившей в состав 3-его конного корпуса генерала Шкуро уходит в поход.
.

После контузии переводится на бронепоезд «Дозорный», а затем с командой разведчиков 135-го Керчь-Еникaльского пехотного полка принимает участие в десантной операции, которая закончилась гибелью полка описанной им в стихотворении «135-й пехотный».

Раненый и чудом спасшийся Коля Кудашев, приказом Главнокомандующего, направлен в Феодосийский Интернат при Константиновском Военном Училище, впоследствии вместе со сводным Полтавско-Владикавказским Корпусом, преобразованный в Крымский Кадетский Корпус.

Окончив корпус в Югославии со вторым выпуском, кн. Кудашев выходит в Николаевское Кавалерийское Училище и после производства в корнеты выходит в 12-ый Гусарский Ахтырский полк и несет службу в югославских пограничных войсках, в которых прослужил 20 лет.

В 1941 году в числе первых добровольцев он вступил в антикоммунистический Русский Корпус, созданный в Сербии для борьбы с коммунистическими партизанами Тито и охраны семей белоэмигрантов, против которых титовцы развернули беспощадный и страшный террор, уже через год зачисленный в состав вермахта. В мае 1942 года корнет Кудашев был назначен командиром отделения 4 полка Русского Корпуса, служил инструктором верховой и упряжной езды, взводным фельдфебелем. Осенью 1944 года принимал участие в боях с РККА, вторгнувшейся на территорию оккупированной Югославии.

B конце 1944-го - начале 1945 года Кудашев был откомандирован в состав ВС КОНР (Русской Освободительной Армии),  в которой проходил военное переобучение в офицерской школе под командованием генерал-майора М.А. Меандрова. В составе школы, входившей в Южную Группу войск КОНР генерал-майора Ф.И. Трухина, участвовал в марше на территорию Чехословакии. 12 Мая был произведен в подпоручики ВС КОНР (РОА).

С окончанием войны он оказался в американской зоне оккупации, в баварском городе Платтлинге. Обстоятельства нескольких последующих лет жизни Кудашева недостаточно хорошо известны. Однако, этому периоду Николай Кудашев отвёл значимое место в своей поэзии, красочно отобразив в стихах всю трагедию Русского Освободительного Движения.

Известно также, что в 1947 году в Германии оккупационные власти подвергали его аресту за противодействие насильственной репатриации в СССР советских граждан, не желавших возвращаться в коммунистическое рабство. Как белоэмигрант избежал выдачи советским властям.

В 1949 году Николай Всеволодович уехал в Америку, где в течение многих лет трудился простым рабочим на нью-йоркском пищеперерабатывающем комбинате. Был одно время председателем Кадетского Объединения в Нью-Йорке, и до последнего дня состоял старшиной Объединения.

По приезде в Америку, невзирая на тяжелые условия жизни, Николай Всеволодович в течение нескольких лет существенно помогал многим русским выехать из Германии и обосноваться в Америке. Вся жизнь Николая Всеволодовича это живой пример любви к Родине. Любви жертвенной и безкомпромиссной, что выражалась не только на поле брани но и в поэзии.

За годы жизни несколько раз утрачивал рукописи, и только выйдя на пенсию, постепенно восстановил некоторые из своих стихотворений. Они и составили его сборник «Тени» (1978). В авторском предисловии к «Теням» говорится об этом сборнике как о «первом и, вероятно, последнем». Оставшаяся после него тетрадь неопубликованных лирических стихотворений, вероятно, пропала. Ряд стихотворений из этого сборника был положен на музыку, так например, песня «Ледяной поход» исполняется хором «Валаам».

Юность, такая же, как у его дворянских предков, участие в боях и походах, символы русской славы — вот мир его поэзии. Он был из числа тех, кто мог искренне сказать о своем творчестве: «Пусть из этих обрывков моих песен узнают и поймут, как мы любили Родину и жили только думами о ней». Зрелые стихи конкретно связаны с биографией поэта. Интересно своими роковыми контрастами стихотворение, посвященное деду-декабристу:

Его и меня за служенье народу
Ждал тот же суровый конец…
Он жаждал свободы — я жертва свободы!
Он сеятель смуты — я жнец!

Соч.: Тени. Сан-Франциско, 1978.

3 сентября 1978 года в Нью-Йорке князь, воин и поэт Николай Кудашев покинул этот грешный мир.



Стихи Николая Кудашева:
Read more...Collapse )

Американскую писательницу и журналистку Алину Симоне собираются депортировать из России: мэру кузбасского города Киселевска не понравилось, что она общалась с местными жителями и снимала их рассказы на камеру.

Киселевск – тот самый шахтерский городок, жители которого этим летом обратились к премьер-министру Канады Джастину Трюдо с просьбой предоставить им убежище. Буквально в нескольких десятках метров от их домов начинаются угольные разрезы: дым и газы оттуда травят местных обитателей который год. Все мольбы, обращенные к властям, местным и федеральным, оказались тщетными.

Мой папа был в черном списке КГБ. Ему предложили сотрудничество, когда он еще учился в Харьковском университете, и он отказался

Алина Симоне – американка, но родилась в СССР, в семье советских граждан. В Кузбасс она приехала, оказавшись под впечатлением от кадров того самого обращения к Трюдо. Ей захотелось самой увидеть этих людей и те условия, в которых им приходится существовать. Теперь ее обвиняют по части 2 статьи 18.8 КоАП "Нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации". Мэр Максим Шкарабейников счел, что Симоне находится здесь как журналист, а не частное лицо, то есть у нее должна быть деловая, а не туристическая виза. И обратился в полицию, сообщает местное издание "Абажур".

– Я родилась в Харькове, мои родители уехали из СССР в 1976 году, – рассказывает Алина. – Мой папа был в черном списке КГБ. Ему предложили сотрудничество, когда он еще учился в Харьковском университете, и он отказался. Мои родители учились на факультете физики, и оба хорошо знали английский. Папа предполагает, что именно поэтому ему и предложили сотрудничество. Он сказал "нет", и после этого все покатилось вниз для него. После окончания университета его отправили в армию, в стройбат, хотя у него в детстве была серьезная болезнь и он не должен был служить. Но они послали его работать на строительстве, с уголовниками. Когда он вернулся в Харьков, ему не давали дальше учиться, публиковаться, работать по специальности. Он стал сторожем в зоопарке. Маме тоже никто не давал работу, она сидела дома со мной. Поэтому они уехали. Сейчас мой папа довольно известный физик, Александр Виленкин.

Read more...Collapse )

Рисунок из книги "Дыра": одна из трех имитаций расстрелов, которые пережил художник Сергей Захаров


Пять лет назад донецкий художник Сергей Захаров попал в тюрьму "ДНР". До этого он успел разместить на центральных улицах Донецка изображения Игоря Стрелкова, который целится себе в висок, Шарикова в военной форме с флагом Новороссии, олицетворяющий смерть скелет с изображением сбитого малайзийского "Боинга" в руках и другие рисунки. Художник говорит, что хорошо помнит дату своего ареста, и свою историю рассказывает в романе-комиксе "Дыра" с подзаголовком "Август 2014". Эта книга опубликована на украинском языке в 2016 году, а сейчас вышел ее перевод на русский.​

Сергей Захаров провел в заключении у сепаратистов полтора месяца. И на рисунках, которые легли в основу повествования, рассказывается о том, что он пережил. Бесконечные избиения, пытки, когда задыхаешься от недостатка воздуха в не приспособленном для содержания пленников тесном помещении, имитации расстрелов. Вот что он пишет об этом в своей книге:

"Ствол пистолета, направленный прямо в лоб, – не самая приятная штука. Особенно, когда палец на курке держит не совсем вменяемый человек, находящийся к тому же под воздействием алкоголя. Я читал, что в подобных ситуациях у людей за секунду вся жизнь проносится перед глазами. У меня такого не было. Я смотрел в дуло пистолета и думал, что если будет выстрел, то мои мозги запачкают всю стену, что была сразу за мною. Некрасиво как-то. Неэстетично..."

Read more...Collapse )
Кадр из фильма «Колумбы», реж. Януш Моргенштерн, 1970. На фото: Ян Энглерт и Ежи Маталовский. Фото: Национальная фильмотека/www.fototeka.fn.org.pl

Кадр из фильма «Колумбы», реж. Януш Моргенштерн, 1970. На фото: Ян Энглерт и Ежи Маталовский. Фото: Национальная фильмотека/www.fototeka.fn.org.pl


1 августа 1944 года началось Варшавское восстание, продолжавшееся 63 дня и ставшее одной из самых драматических, страшных и ярких страниц польской истории. Повстанцы стремились не только изгнать из города немецких оккупантов, но и по мере сил изменить расклад политических сил в Европе, отстоять свободу Польши. Жаркие споры о восстании не утихают до сих пор — они так же органичны, как изображение якоря (знак Сражающейся Польши) на стенах современных варшавских домов.

Сегодня Варшавское восстание превратилось в легенду, сделавшись символом независимого и романтического польского характера. Неудивительно, что с первых дней боев тема восстания волновала и привлекала многих польских поэтов и писателей, пытавшихся не только зафиксировать травматический опыт гибели огромного города и увековечить подвиг соотечественников, но и ответить на сложнейшие вопросы о жизни, смерти, совести и человеческом предназначении. О том, как Варшавское восстание отразилось в произведениях польских писателей и поэтов, что оно значило для польской литературы, рассказывает Игорь Белов.

Read more...Collapse )



"За то, что в поисках меланхоличной души родного города нашёл новые символы для столкновения и переплетения культур" турецкий писатель Орхан Памук в 2006 году был награждён Нобелевской премией по литературе. Славу ему принесли книги "Меня зовут красный", "Стамбул – город воспоминаний" и "Музей невинности".

Памук получил известность не только как превосходный романист, но и как сторонник свободы и демократии. После того как в 2005 году писатель сказал, что "было убито 30 тысяч курдов и миллион армян, но никто, кроме меня, не осмеливается об этом говорить", власти обвинили его в "оскорблении турецкости". В день присуждения Памуку Нобелевской премии Франция приняла закон, по которому за отрицание геноцида армян предусматривается штраф в размере 45 тысяч евро или один год тюрьмы. В ответ Турция приняла закон о трехлетнем заключении для тех, кто отрицает геноцид мусульман во французском Алжире.

В июне в Сараеве состоялась премьера спектакля "Снег" (режиссер Дино Мустафич) по мотивам одноименного романа Памука. Трехчасовую постановку о военном перевороте в Карсе на северо-востоке Турции, заблокированном метелью, смотрел и писатель. Своими впечатлениями он поделился с корреспондентом Радио Свобода.

Постановка была замечательной. Я сделал много фотографий. Конечно, я не понимаю по-боснийски, но мне не было скучно ни минуты, хотя все детали этой истории я прекрасно знаю. Это не только потому, что я ее написал – это, кстати, было 20 лет назад, – а и потому, что месяц назад я тщательно анализировал "Снег" со своими студентами в Колумбийском университете. Тогда я понял, что уже кое-что подзабыл – там много героев и деталей, и мне приходилось вспоминать подробности... Мне понравилась атмосфера на сцене и то, что они использовали музыку Пеппино ди Капри. Проблема с постановкой этого романа заключается в том, что там много крови и убийств. Постановщикам удалось дистанцироваться от мелодрамы с помощью музыки, поэтизации и сценического движения. Пьеса длится 3 часа 20 минут, но я автор и не имею права жаловаться. Когда "Снег" показывали в США, я обнаружил, что мне смешны собственные шутки. Роман полон иронии: например, редактор местной газеты говорит, что "современная журналистика сообщает не о том, что произошло, а о том, что произойдет". Он, конечно, врет. Я по-настоящему наслаждался этими деталями.




– Одна из центральных тем романа "Снег" – исламский экстремизм. Фундаменталисты, о которых вы пишете, обладают не только отрицательными, но и положительными качествами. Из-за этого в Турции вас критиковали за "сочувствие исламистам".

Когда я представлял книгу, посещая разные города, я понял, что я феминист

– Такое часто происходит с серьезными романами. Задача романа – не распространять пропаганду, а описывать характеры персонажей, в том числе и исламского фундаменталиста. Чтобы понять характер человека, вы должны изучить его поведение: почему он убивает людей, почему он так низок, почему он рискует своей жизнью, каковы ставки... Если рассматриваете его как личность, вы можете обнаружить и его хорошие качества, хотя не соглашаетесь с его системой ценностей. Например, вы понимаете, что он храбр. А если сразу демонизируете человека, вы никогда не сможете его понять. Я считаю, что, если вы писатель, у вас нет права говорить "демон, демон, демон". Это не литература, это пропаганда. В литературе вы пытаетесь создать его образ, не теряя при этом своей позиции секуляризма, балансируя, предлагая другие точки зрения и таким способом выстраивая общую картину. Задача писателя не в том, чтобы обвинять людей в неэтичности. По крайней мере, это мой принцип. Даже если у меня самый отвратительный герой, я изо всех сил стараюсь развивать его личность во всех направлениях и при этом сохранить баланс. Конечно, невозможно полностью отождествить себя с людьми, которые очень сильно от вас отличаются. Это касается не только исламских фундаменталистов. Если вы мужчина, вам очень сложно отождествить себя с чувствами женщин. Я постоянно спрашиваю свою девушку: как ты чувствуешь себя в связи с этим, как бы ты себя чувствовала, если бы случилось то... У меня ощущение, что я всегда пытаюсь смотреть на жизнь глазами других людей. Конечно, за исключением моих первых романов, которые были более автобиографичными.



– Герои ваших романов представители всех общественных слоев. Как вы находите точку отождествления с героями, которые сильно от вас отличаются?

Я предпочитаю Стамбул Нью-Йорку

– В "Странностях в моей голове" у меня истории об уличных продавцах. Конечно, я не уличный продавец, но я провел много времени с продавцами йогурта, риса, бозы, куриц... Я проводил расследования, брал у них интервью. Я так работаю. Я думаю, что писателя следует судить с этической точки зрения на основании того, насколько он пытается отождествить себя с людьми, насколько он избегает клише и сосредотачивается на индивидуальности персонажа. Не важно, женщина это или мужчина. Когда я писал "Странности в моей голове", для меня было особенно важным выразить мнение женщин. В романе три сестры, как и в моей семье. Моя мама и две тети родились в семье среднего класса. Я отлично помню, как они сидели, вязали и смеялись над своими мужьями. В книге я этот дух показал через трех сестер из низшего класса – я сосредоточился на чувствах женщин на кухне, пока они готовят бозу, моют посуду... Расскажу вам один анекдот: когда я только начал публиковаться, я не чувствовал себя феминистом. Я думал, что не могу быть феминистом, потому что я мужчина. Однако, когда я представлял книгу, посещая разные города, я понял, что я феминист. Ограничение прав женщин – одна из любимых тем турецкой политики. В исламе это очень спорный вопрос. В 1990-е турецкое правительство, к сожалению, заявило, что, если женщина хочет носить хиджаб, она не может посещать университет. Это было явно несправедливо. Что делать, если женщина просто хочет носить хиджаб? В "Музее невинности" я подчеркиваю, что отсутствие выбора несправедливо. Многие мои секулярные друзья говорили, что я выступаю в защиту авторитарных деятелей. Я всегда отвечал: "Нет, я просто пишу о реальности. Моя задача не в том, чтобы скрывать ошибки других людей. Моя задача – писать об этих ошибках". Я секулярный и демократичный, и я не думаю, что эти понятия противоречат друг другу. Я также считаю, что ни одно из них не должно основываться на силе оружия.



Экрем Имамоглу
Экрем Имамоглу


По итогам повторных выборов мэра Стамбула победил Экрем Имамоглу, представитель оппозиционной Республиканской народной партии и главный оппонент президента Турции Реджепа Эрдогана. Имамоглу заявил, что народу удалось "починить демократию" в Турции. Вы согласны?

В Стамбуле люди сейчас слишком оптимистичны и немножко наивны

– Я рад результатам выборов в Стамбуле, потому что они доказали, что в Турции может быть секуляризм в результате голосования. Это очень важно, потому что у нас до этого секуляризм осуществлялся силами армии. Эти выборы – доказательство, что граждане секулярнее государства. Я не могу описать словами, насколько для меня важна эта победа. Граждане Стамбула выбрали социал-демократа. Я счастлив, что народ решил защищать секуляризм. Но я также считаю, что в Стамбуле люди сейчас слишком оптимистичны и немножко наивны. Заявление Имамоглу, что голосование "починило демократию" – хороший лозунг, но я думаю, что впереди еще долгая борьба. В Турции много несправедливости: правовая система не очень эффективна, есть коррупция... Правительство, которое делает очень плохие вещи и всех сажает в тюрьму, все-таки получает 44%. Поэтому я не очень оптимистичен. Я думаю, что нынешняя Турция культурно ближе западу, чем востоку. Однако, что касается политики – ежедневно, ежегодно, ежемесячно, – в стране чередуются западные и антизападные настроения, качаемся то в правую, то в левую сторону, причем у Турции есть проблемы с НАТО, проблемы с Европой. Это, конечно, проблемы восток-запад, и они политические.

– В 2005 году против вас завели дело об «оскорбление турецкой идентичности» из-за интервью швейцарской газете. Вы тогда уехали в США и прожили там некоторое время. Почему вы решили вернуться в родной город?

– Хотя я преподаю в американском университете, смысл жизни для меня не в том, чтобы получить грин-карту. Я предпочитаю Стамбул Нью-Йорку. В Стамбуле я вырос, там люди говорят на моем родном языке. Зачем мне ехать в Америку и начинать писать по-английски, если я могу жить в Турции и писать по-турецки?

https://www.svoboda.org/a/30035465.html

Доктор исторических наук, профессор РГГУ Андрей Юрганов сообщил, что первое издание его монографии "Категории русской средневековой культуры", выпущенное при поддержке Фонда Сороса, помещено в отдел специального хранения Библиотеки иностранной литературы и удалено из ее электронного каталога. Летом 2015 года Фонд Сороса был включен в список иностранных НКО, рекомендованных Советом Федерации для признания нежелательными организациями, чья деятельность подлежит запрету на территории РФ. После этого российские библиотеки начали ограничивать доступ к книгам, изданным на деньги Сороса, а кое-где даже уничтожать их.

Пресс-служба Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино (ВГБИЛ) подтвердила изданию Colta, что первое издание книги профессора РГГУ Андрея Юрганова "Категории русской средневековой культуры", выпущенное при поддержке Фонда Сороса, удалено из электронного каталога библиотеки.

В комментарии также сообщается, что в библиотеке иностранной литературы нет отдела специального хранения. "Данное издание находится в книгохранении, и его можно получить на руки, если написать специальное заявление и обосновать необходимость работы с этой книгой. "Категории русской средневековой культуры" представлены в библиотеке изданием 2009 года, которое можно заказать "безо всяких заявлений", –​ отмечается в сообщении.

"По первому образованию я историк. И когда на первом курсе готовился к семинарам, книга Андрея Юрганова была рекомендована нашими преподавателями к прочтению. Свободный доступ к этой работе считаю критически важным как для профессионалов, так и для тех, кто просто интересуется историей. В нашей библиотеке эту книгу может получить любой читатель", – цитирует пресс-служба директора ВГБИЛ Михаила Шепеля.



Библиотека иностранной литературы
Библиотека иностранной литературы

Радио Свобода связалось с пресс-службой библиотеки иностранной литературы для комментариев, но на момент публикации ответа не получило.

Вот что рассказал Радио Свобода об ограничении доступа к его книге профессор Андрей Юрганов:

Спецхран и отдельное хранение книг сегодня – ужасающий анахронизм

– Мне об этом рассказал мой ученик, мой студент Борис Рашковский, с которым мы случайно пересеклись в РГГУ. Он мне так между прочим сказал, что "ваша книга в спецхране". Меня это очень удивило. Я написал об этом в Фейсбуке. Мне показалось, что спецхран и вообще отдельное хранение книг сегодня – это ужасающий анахронизм. Сеть на эту новость отреагировала довольно бодро, потому что это возвращение каких-то странных времен, которые уже не должны возвращаться. Потому что книги, которые исключаются из оборота, – это не только анахронизм, но и какая-то глупость, потому что книга, в принципе, доступна. Речь идет не только обо мне и о моей книге. Просто принято решение, что все те, кто вкладывал в развитие России, в ее культуру и науку, включая Джорджа Сороса, который помогал публиковать книги, когда мы были нищие, – все эти люди сегодня объявлены иностранными агентами и нежелательными лицами. Нам помогали, давали деньги, а сейчас мы стараемся не только забыть тех, кто давал деньги, но еще и уничтожить саму память о том, что такая помощь была оказана. Вот и все.



Андрей Юрганов
Андрей Юрганов

Вы как-то пытались объясниться с сотрудниками библиотеки иностранной литературы, выяснить, что происходит, почему ограничили доступ к вашей книге?

Почти каждый интеллектуал гордится тем, что его книги попали в спецхран

– Нет! У русского интеллигента две печали. С одной стороны, печально, когда возникает спецхран – это вызывает возмущение. С другой стороны, почти каждый интеллектуал гордится тем, что его книги попали в спецхран. Поэтому во мне два этих чувства борются одновременно. Какое победит – я не знаю, но сам по себе факт попадания моей книги в спецхран меня скорее веселит и радует, чем огорчает. Поэтому обращаться к ним с просьбой изъять книгу из спецхрана и выставить на полку у меня никакого желания нет. Ну, глупость и только.

–​ Но если кому-то понадобится ваша книга?

Система начинает работать по сценарию Оруэлла, когда дважды два равняется пять

– В принципе, она доступна. Дело не в этом, на это нужно смотреть более широко. Дело не в моей книге и даже не в Соросе, а в том, что система начинает работать по сценарию Оруэлла, когда дважды два – равняется пять. В этом весь фокус: нас заставляют поверить, что это логично, что это рационально. Директор это самой "иностранки" через свое высказывание в интернете внушает всем, что "книга доступна". Тем не менее, первое издание будет храниться в спецхране. Он даже написал, что чуть ли не учился по этой книге. Бог с ним. Факт в том, что авторитаризм всегда вырождается в эту формулу Оруэлла, что дважды два – пять. Я должен поверить, что нормальные и логические комбинации не проходят там, где возникает логика или авторитарной власти, или какой-то зачумленной власти, которая опирается на какую-то свою бюрократическую логику.

–​ Какие исторические параллели здесь напрашиваются?

Охранник заменил собой и академика, и ученого, и учителя, и медсестру

– Скорее литературные: авторитарная система завершается тогда, когда она противоречит рассудку и здравому смыслу. Вот тогда начинается загнивание: оно может быть и ярким, и злобным, и воинственным, и катастрофическим. Но это уже загнивание, потому что рассудок питается своими какими-то мотивами, которые ему близки. А вот "дважды два – пять" – это непонятный мотив. Почему нужно хранить книгу в спецхране только потому, что ее спонсировал Сорос, если уже вышли и другие издания, которые можно взять и прочитать? Это непонятно. Само по себе это абсурд. Я бы сказал, что охранник по своему психологическому типу заменил собой и академика, и ученого, и учителя, и медсестру, и врача. Теперь охранник со своим умом и горизонтом является нормой нашей жизни.



Андрей Юрганов
Андрей Юрганов

А чего, по-вашему, опасается этот охранник?

Мы дураки, но вы должны поверить, что мы поступаем правильно

– Охранник в широком смысле – это такой кагэбэшник, чекист со своим кругозором надломленного человека. Для него все внешние люди и страны являются врагами, и поэтому он будет решать за нас, что в спецхране, а что – нет. Я даже не возмущаюсь этим фактом. Я вижу в нем некое продолжение всей этой очень неперспективной, тупиковой поведенческой линии нашего аппарата управления и наукой, и культурой. Это бесперспективно и ни к чему не приведет, а главное, это очень глупо. Была бы система умной, она бы это делала более аккуратно и осторожно. А сейчас всё на показ: мы дураки, но вы должны поверить, что мы поступаем правильно. В этом вся их логика, вернее, отсутствие логики. Отсутствие логики – это и есть условие нынешнего режима. Ты должен полюбить старшего брата, потому что он тебе не нравится. И чиновник, который выполняет эти распоряжения, например, директор "иностранки", он уже явно полюбил большого брата, потому что он объясняет нам, что он чуть ли не учился по этой книге, и он рад тому, что она есть, но первое издание будет лежать в спецхране. Это абсурд, это за границей разума. Но он в этом уже живет, и ему это не кажется нелогичным. Ему не кажется, что он безумный. Он уже давно с этим, видимо, свыкся, и поэтому он директор этой "иностранки". Я никогда не стану директором, потому что я знаю, сколько будет дважды два. Так что я всему этому могу только радоваться – как русский человек радуется тому, что, наверное, это когда-нибудь закончится, – рассказал Радио Свобода историк Андрей Юрганов.

Его книга "Категории русской средневековой культуры" была впервые выпущена издательством МИРОС в 1998 году. На титульном листе указано: "Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии Института "Открытое общество" (Фонд Сороса) в рамках программы "Высшее образование". В аннотации говорится, что в монографии изучается культура как смыслополагание человека. Выделяются основные категории: например, "самоосновы этого смыслополагания, которые позволяют увидеть своеобразный и неповторимый мир русского средневекового человека". Отмечается, что "книга рассчитана на историков-профессионалов, студентов старших курсов гуманитарных факультетов институтов и университетов, а также на учителей средних специальных заведений и всех, кто специально интересуется культурным прошлым нашей Родины".

После включения Фонда Сороса в список нежелательных организаций в 2015 году в российских библиотеках начали избавляться от книг, изданных на его деньги. Министерство образования Свердловской области распорядилось изъять из школьных библиотек выпущенные при поддержке Фонда Сороса книги британских историков Джона Кигана и Энтони Бивора.

Зимой 2016 года в Воркутинском горно-экономическом колледже уничтожили десятки экземпляров учебной литературы, изданной по проекту "Обновление гуманитарного образования в России" при поддержке Фонда Сороса.

В июле 2017 года стало известно, что книги Пушкина, Достоевского, Чехова, Пришвина, Солженицына, Астафьева и других писателей по приказу из центра убрали с полок сельских библиотек Мезенского района Архангельской области, поскольку на титульных листах этих книг был штамп "Институт "Открытое общество". Мегапроект "Пушкинская библиотека". Книги для российских библиотек".

Любовь Чижова


https://www.svoboda.org/a/30029770.html

Сегодняшние "Цитаты Свободы" выступают в жанре "соцсети высмеяли".

Но всё-таки надо признать, что не каждый день соцсети высмеивают адмирала российского флота, вступившего в заочный диспут с Иммануилом Кантом.

Расшифровку

выступления начальника штаба Балтийского флота, вице-адмирала Игоря Мухаметшина даёт сайт "Новый Калининград":

… для всех здесь стоящих убедительная просьба. Там у нас четыре кандидата претендуют, значит, для того чтобы аэропорт [Храброво] носил его имя. Вот, это, Елизавета Петровна, внучка императора, небезызвестный какой-то там Иммануил Кант и два полководца. Говоря о Канте, все говорят Кант, Кант там еще чего-то — этот человек предал свою родину, который унижался и на коленях ползал, чтобы ему дали кафедру, понимаете, в университете — чтобы он там преподавал, писал какие-то непонятные книги, которые никто из здесь стоящих не читал и никогда читать не будет, а мы как люди военные, понимаете, люди имеющие отношение к вооруженным силам, к Балтийскому флоту должны помнить, благодаря кому мы находимся вообще сейчас здесь. Благодаря кому существует Балтийский флот. В Балтийске, в Калининграде наши суда стоят. Кто штурмовал вот этот город Балтийск под названием Пиллау (предыдущее название Балтийска — прим. „Нового Калининграда“) и жизни здесь свои положил, понимаете

Read more...Collapse )

22 января в Праге прошла презентация русского перевода книги чешского историка Павла Жачека "Прага под броней власовцев", посвященная участию 1-й дивизии РОА в освобождении Праги. Книга содержит 250 фотографий, свидетельства очевидцев, документы. Это большое и важное событие не только для русской эмиграции в Чехии, но и для многих инакодумцев и русских антиордынцев в России.

Если вы хотите заказать книгу - пишите по этому адресу: dialog53@rambler.ru. Книга стоит 2030 рублей без учета пересылки. Лично я готов заплатить за нее такие деньги, она того стоит.



Слева направо: автор книги чешский историк Павел Жачек, издатель исследования и председатель правления Общества «Русская Традиция», издающее журнал "Русское Слово" и книги о Русском Освободительном Движении и русской эмиграции в Чехии Игорь Золотарев, заказчик и спонсор перевода калининградский историк Владимир Буш

Историк Владимир Буш




https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1788222731473611&id=100008577044088&pnref=story
Известный нидерландский переводчик отказался принять награду из рук Владимира Путина

Голландскому переводчику Хансу Боланду, познакомившему свою страну с творчеством Пушкина, Ахматовой и Достоевского, присудили награду имени А.С. Пушкина. 26 августа г-н Боланд получил от Федора Воронина, атташе по культуре в посольстве РФ почетное приглашение в Кремль на церемонию вручения медали самим президентом России Владимиром Путиным.

Церемония должна была состояться 4 ноября в День народного единства. Однако признанный переводчик и славист отказался принять престижную награду.

В письме г-ну Воронину он объяснил это следующим образом:

«… Будучи пламенным апостолом – более правильных слов не могу подобрать – Анны Ахматовой, к которой пропитан безграничным уважением, я должен быть твердым, когда этого требует истина.

Я бы с огромной благодарностью принял оказанную мне честь, если бы не Ваш президент, поведение и образ мыслей которого я презираю. Он представляет большую опасность для свободы и мира нашей планеты. Дай Бог, чтобы его «идеалы» в ближайшее время были полностью уничтожены. Любая связь между ним (президентом Путиным — Т. Г.) и мной, его именем и именем Пушкина для меня отвратительна и невыносима».

-----

Ханс Болланд — первый голландец, которому присудили награду имени русского поэта. Премия Пушкина учреждена в 1969 году как научная премия. В советское время ее вручала Академия наук СССР, в настоящее время — РАН. Формулировка при вручении — «за выдающиеся научные работы в области литературной критики, теории и истории литературы». Лауреатами премии в разное время были знаменитые филологи — автор словаря Сергей Ожегов (1990) и Юрий Лотман (1993).

«Делом жизни» Болланд назвал перевод полного собрания сочинений Александра Пушкина. Помимо Пушкина, славист выпустил в Голландии переводы стихов Лермонтова, Крылова, Мандельштама, Ахматовой, Гумилева, Набокова, Рейна, Ерофеева, Губермана, Бориса Рыжего, а также перевел роман «Бесы» Достоевского. Интересно, что в 1992—1996 годах Боланд преподавал нидерландский язык и литературу в СПбГУ. В соавторстве с русским преподавателем он выпустил учебник голландского языка «Goed zo!», за который получил приз.



https://vk.com/rusnsn?w=wall-36358473_255153

=====================================






И ни одна сволочь не посмеет упрекнуть в русофобии этого ярого русофила, влюбленного в Великую Русскую Культуру.
Спасибо Вам большое, Господин Ханс Боланд! Вы настоящий друг русского народа.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow