Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Радио "Свобода": "Мы выгрызем у них своих детей"

Илья Шакурский – самый молодой из семерых обвиняемых по делу "Сети". Ему всего 23 года. Он учился в Пензенском государственном университете на педагога. В свободное время организовывал ярмарки по бесплатному обмену вещами, играл в страйкбол, устраивал экологические акции и был известным в городе антифашистом.

Илью Шакурского арестовали 18 октября 2017 года около дома. Во время обыска обнаружили в квартире пистолет "Макарова" и баллон, напоминающий самодельное взрывное устройство. Эти предметы, как убеждены Шакурский и его близкие, ему подбросили. Срок, назначенный ему Приволжским окружным военным судом, оказался вторым по суровости – 16 лет колонии строгого режима – по обвинениям в создании террористического сообщества и незаконном хранении оружия и взрывчатки.

Радио Свобода встретилось с мамой Ильи Шакурского Еленой и расспросило ее об интересах сына, его аресте и давлении, которое на семью оказывали оперативники ФСБ:

– Илюша закончил школу в Мокшане. Это рабочий поселок приблизительно в сорока километрах от Пензы, – рассказывает Елена Шакурская. – Потом переехал в Пензу, поступил в институт, на физико-математический факультет. Он учился на педагога. Его одногруппники рассказывали, что у них был открытый урок и нужно было продемонстрировать, как они будут преподавать урок ученикам. Сначала, как они говорят, было скучно-скучно на этой лекции. А потом встает Илья и начинает рассказывать: он нашел какие-то пособия, и настолько все интересно изложил, что время пролетело так, что даже и не заметили.

Collapse )

Die Welt: Дебют Зеленского в Мюнхене: пришел, увидел, удивил

Президент Украины Зеленский получил на Мюнхенской конференции по безопасности то, чего не было у его предшественника, - отдельную дискуссию с трансляцией на CNN. Как это было? Репортаж DW.

Владимир Зеленский на Мюнхенской конференции по безопасности

Владимир Зеленский на Мюнхенской конференции по безопасности

Можно ли говорить о войне, шутить и при этом выглядеть достойно? Владимир Зеленский показал в Мюнхене, что владеет этим непростым искусством. Новый президент Украины впервые принял участие в престижной Мюнхенской конференции по безопасности, причем в условиях, о которых его предшественнику Петру Порошенко в предыдущие годы приходилось только мечтать.

Организаторы отвели Зеленскому для выступления один из лучших отрезков времени - около полудня в субботу, 15 февраля. Зеленский получил в Мюнхене отдельную часовую дискуссию по Украине, чего еще не было никогда. Для сравнения: Порошенко был участником обсуждений с другими лидерами на темы Восточной Европы или коротко выступал один, но поздно вечером и нередко в опустевшем главном зале. Наконец, дискуссию с Зеленским транслировал американский телеканал CNN, а вела ее известная ведущая Кристиан Аманпур.

О чем говорил Зеленский в Мюнхене

Разговор с Зеленским проходил в новом для Мюнхенской конференции формате, похожем на ток-шоу, когда гость сидит не на подиуме, а в центре небольшого зала. Желающих послушать украинского президента было больше, чем могло вместить небольшое помещение.

Из-за закрытых дверей были слышны протесты тех, кому не хватило места. В зале собрались около 100 человек, в основном соратники Зеленского, а также несколько отставных и нынешних западных политиков, например бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Но в целом политических тяжеловесов не было. Порошенко, который впервые приехал в Мюнхен в качестве экс-президента, на ток-шоу с Зеленским не пришел.

Экс-президент Украины Петр Порошенко на Мюнхенской конференции по безопасности

Экс-президент Украины Петр Порошенко, участвующий в Мюнхенской конференции по безопасности, на выступление Зеленского не пришел

Выступая с короткой речью, Владимир Зеленский посетовал, что в докладе Мюнхенской конференции по безопасности Украина упоминается всего восемь раз, а в прогнозе потенциальных горячих точек опустилась с 9-го на 10-е место. "Все начали успокаиваться", - критиковал украинский президент. Он повторил ранее озвученные тезисы о желании достичь мира в Донбассе, сложных переговорах с Россией и стремлении провести местные выборы на востоке страны, в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, в октябре, но при условии прекращения огня и соблюдения украинских законов. Не забыл он и о Крыме, призвав США содействовать обсуждению темы с Россией.

Необычно выглядел пассаж в конце его речи, в котором он критиковал большие и влиятельные страны и позиционировал себя, бывшего актера, как голос обычных людей во всем мире. Звучало это местами слишком напыщенно, хотя в целом новому президенту Украины удалось избежать пафоса, к которому был склонен его предшественник Порошенко.

Сигнал Зеленского миру: не верьте документам, верьте армии

Дискуссия с ведущей, а по сути - интервью, получилась очень живой, Зеленский много шутил. Когда Аманпур спросила его, почему он не заменит большие наушники с переводом на небольшой незаметный наушник в одно ухо, президент сказал, что слушает музыку.

Место проведения Мюнхенской конференции по безопасности

Место проведения Мюнхенской конференции по безопасности

Аманпур моментально парировала: "Мой голос для вас звучит, как музыка". Таких моментов было много. Профессиональный шоумен Зеленский то и дело вставлял шутки, но это не мешало серьезному разговору. Президент Украины выглядел искренне, когда говорил о войне и ее жертвах. Он то и дело переходил с украинского на английский и обратно.

В расчете на американскую аудиторию ведущая задавала много вопросов о неудавшейся попытке импичмента президенту США Дональду Трампу, связанной с телефонным разговором с Зеленским. Но президент Украины отвечал дипломатично, пытаясь не испортить отношения с Вашингтоном.

Одним из самых сильных мест в дискуссии был, пожалуй, тот момент, когда Зеленский говорил о нарушении Россией Будапештского меморандума 1994 года, который гарантировал Украине территориальную целостность в обмен на отказ от ядерного оружия. "К сожалению, сильная армия, ядерное оружие и НАТО могут защитить страну, никакие документы не защищают", - сказал президент Украины. Он отметил, что на основе украинского опыта не верит ни в какие документы, и призвал к этому другие страны. Зал встретил этот пассаж молчанием, поскольку Запад пытается сохранить значение международных договоров.

Теплый душ для президента Украины

По иронии судьбы, Зеленский, который во многом пытается дистанцироваться от Порошенко, в Мюнхене повторил тезис своего предшественника о том, что Украина защищает не только себя, но и Европу. "Это не война в Украине, это война в Европе", - сказал он.

Выступавшие под конец западные политики и эксперты осыпали его похвалами и аплодисментами - кто-то, как американские сенаторы Рон Томас Джонсон и Крис Мерфи, были в восторге от его реформ. Кто-то, как генсек ОБСЕ Томас Гремингер, был рад, что разведение сил на отдельных участках фронта сдвинуло с мертвой точки урегулирование конфликта в Донбассе. Критики в этот день в Мюнхене Зеленский не услышал.

https://www.dw.com/ru/%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D1%8E%D1%82-%D0%B7%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B2-%D0%BC%D1%8E%D0%BD%D1%85%D0%B5%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%88%D0%B5%D0%BB-%D1%83%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BB-%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%BB/a-52390267?maca=ru-Facebook-sharing&fbclid=IwAR1PaBdYF-XDZdUf6hC0fVBaYF8JSvcqsyfVR62jDgM4uduPcO6kzGuIF7c

Радио "Свобода": "Я взорвал огромный воздушный шар". Егор Жуков о политическом будущем


Студент Высшей школы экономики и блогер Егор Жуков в пятницу получил три года условно. Спустя два дня он пришел в редакцию Радио Свобода – в том же черном костюме, в котором был на слушаниях в Кунцевском суде, и в компании сторонников. У Жукова нет мобильного телефона, и члены его команды помогают ему с коммуникацией и составлением расписания – ставший за несколько дней популярной медийной личностью Жуков вынужден встречаться с журналистами по графику.

В интервью Радио Свобода он рассказал о том, как справляется с внезапной популярностью, о своем опыте в тюрьме и под домашним арестом и о политических планах.

– Егор, как прошли ваши первые дни на свободе? Они, наверное, получились для вас даже сложнее, чем последние дни перед приговором?

– Это правда. На самом деле, я несколько раз уже говорил, что я сознательно готовился (особенно в последние дни) к действительно реальному сроку. Это совсем другой тип трудностей. Это переезд в СИЗО, потом этап, потом зона, то есть это серьезные трудности, но это совсем иной тип трудностей, нежели постоянное нахождение в публичном пространстве, раздача интервью, чтение какого-то бесконечного количества мнений о себе – то положительных, то негативных. Поэтому, да, я несколько перестраиваюсь сейчас. Дни прошли в постоянном изучении общественного мнения относительно себя, потому что хочу я или не хочу, я все-таки слышу мнения о себе сейчас.

– Много нового узнали?

– Видимо, публика узнала обо мне много нового. Люди, которым не нравятся некоторые вещи, которые я говорю, они так об этом говорят, как будто я сказал нечто новое. Я вообще-то два года до этого канал вел, и у меня там больше 130 роликов. И если люди хотят знать, во что я верю, каких взглядов я придерживаюсь, там все есть. Поэтому мне удивительно, когда иногда люди так реагируют – что это, откуда это взялось?

Collapse )

РННА

Радио "Свобода": "Подвал российского сознания": соцсети о памятнике власовцам


Облитый краской памятник маршалу Коневу, Прага

Ещё не успели утихнуть страсти вокруг пражского памятника Коневу, а в Праге ещё один "мемориальный" сюжет, имеющий прямое отношение к России.

Руководство одного из окраинных муниципалитетов Праги (Řeporyje или, кириллицей, Ржепорые) решило установить памятник власовцам – бойцам первой дивизии РОА, которые в мае 1945 года приняли участие в Пражском восстании. Командир дивизии затем вывел свою часть из города и сдался американцам, потом был выдан в СССР и казнён.

Посольство России выпустило резкий комментарий:

Хотели бы напомнить, что Русская освободительная армия являлась коллаборационистским вооруженным формированием, созданным нацистским руководством Третьего рейха. В соответствии с Уставом Международного военного трибунала в Нюрнберге злодеяния А.А.Власова и его приспешников квалифицируются как участие в совершенных нацистами военных преступлениях и преступлениях против человечности и пособничество им (принципы Нюрнбергского трибунала подтверждены с участием ЧСР в резолюции 95(1) Генассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г.).

В случае установки памятника «власовцам» в районе Прага-Ржепорые это стало бы нарушением обязательств Чехии как участника Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. В ней, в частности, закрепляется, что к таким преступлениям (а не только к совершившим их лицам) «никакие сроки давности не применяются, независимо от времени их совершения».

Тогда староста Ржепорый Павел Новотный написал открытое письмо Владимиру Путину, а его машинный перевод на русский язык опубликовал чешский журналист и политик Яромир Штетина (настоятельно рекомендуем прочитать его полностью, но просим учесть, что перевод не является точным – приводим его по той причине, что именно его активно распространяют и обсуждают в Рунете. Часть более корректного перевода читайте здесь):

Ваше Превосходительство, уважаемая Российская Федерация.

Я молодой, неопытный мэр пражского района Ржэпорые. Я обычно пишу менее важным людям и я думаю, что я первый из тридцати мэров на сегодняшний день, пишу в крупнейшее государство в мире, а не в соседнюю деревню.
Я ни в коем случае не извиняюсь за неуклюжий стиль, форму или наглость. И я даже не пытаюсь сожалеть или сострадать.<...>

Кстати, давайте не будем воздерживаться друг от друга – мы не преувеличиваем с нами никаких иллюзий в отношении генерала Власова и его Российской Освободительной армии. Их противоречивое поведение и историческая роль хорошо описаны, равно как и их роль в освобождении Праги.
До этой Праги – в отличие от Конева, который пришел на «перезарядку» на следующий день после подписания капитуляции немецких войск – пришла Российская Освободительная Армия, несомненно, независимо от того, какой мотив, чтобы бороться с ее оккупантами и спасти ее от разрушения.<...>

Конечно, буду ли я дышать для эффекта новичка, не говоря уже о еде.
Моя «армия» не будет долго противостоять вам в случае конфликта. Она состоит из моего – в интересах Ржэпорый всемогущего – существования, затем две муниципальные многокарбокси, взрывная машина, волонтерское отделение пожарных и я думаю несколько местных жителей, которые не понимают, почему они не могли бы почтить память Власовцев, которые в ужасе 6 мая, вскоре после второго дня, прибыли в Ржэпорыях с десятками танков и ненадолго создали команду...<...>

Ржэпорые помнит Власовца как спасителя, который храбро умер здесь, когда они принесли мир сюда, очевидно, желая искупления от своих грехов или американского «плена». Подобно тому, как они участвовали в части войны вместе с нацистами, они противостояли большевизму и бросили вызов Сталину, величайшему массовому убийцу всех времен, представляя чудовищную идеологию, которая убила больше людей, чем нацизм.
Мы не будем обсуждать наше намерение построить им памятник, обсуждать их историческую роль с кем-либо извне и не будем обсуждать это с Россией, символом оккупационной власти, лжи и нарушений прав человека.<...>

Пожалуйста, обратите внимание, что не в ваших силах помешать нам установить памятник трем сотням солдат, которые сражались с нацистами в то время и в конечном итоге пали «своими». Вы можете удалить его, когда займёте и поработите нас снова. До тех пор нет смысла раздражать нас, так же как нет смысла раздражать новичков или оказывать на меня давление, чего я не говорю, потому что я боюсь вас, лжи, наглого, эгоистичного, безжалостного негодяя.

Текст в России понравился не всем.

Владимир Корнилов:

Староста пражского предместья Павел Новотны, который хочет поставить памятник власовцам, хвастается, что в интервью российскому Первому каналу маршала Конева 15 раз назвал "монстром-убийцей", 8 раз – "истребителем гражданских", 4 раза – "военным преступником", 3 раза – "уродом"

Ирина Шульц:

Кто не знает, он профессиональный бульварный журналист.
Ну что ж, идиотской затее — идиотского исполнителя!

Но многим!

Иван Преображенский:

Качество перевода ужасно, неплохо бы сделать более качественный.
Троллинг же очень грамотный.

Виктор Бурдин:

К сожалению, плохой перевод, но даже в таком переводе – заслуживает уважения и письмо, и тот, кто его написал.

Глеб Морев:

Какой молодец

Илья Финк:

Руководителям некоторых европейских стран стоило бы поучиться у этого человека общению с российским руководством и мид

Остап Кармоди:

Честно говоря, мне совершенно наплевать, поставят ли в Ржепорыях памятник власовцам. Но мне очень нравится то, что ведомство Лаврова теперь ругается с чешским сельсоветом. Как раз его уровень.

И, конечно, эта история – очевидный повод снова заговорить о РОА, Власове и "власовцах".

Юлия Витязева:

Меня с детства учили тому, что предатель – хуже врага. Просто потому, что пока ты готовишься встретиться с врагом лицом к лицу, предатель всегда готов ударить тебе в спину. Именно по этой причине я не приемлю никаких оправданий коллаборационизма, которым сейчас так модно бравировать.
Лично для меня любой, кто встал в один ряд с нацистами – это предатель. И мне абсолютно все равно, какие и насколько «высокие» идеи им двигали.
И в этом вопросе у любого нормального человека должно быть только чёрное и белое. Любые же попытки дискуссии с точки зрения полутонов я воспринимаю, как попытку обелить и оправдать предательство.
Более того, когда я слышу разного рода заявления из серии «а вот бандеровцы, лесные братья, власовцы и т.д. – они хотели...» и далее идёт список «благих целей», во имя которых они стали на путь предательства – мне хочется тут же ткнуть мордой такого «адвоката» в миллионные списки жертв, которые понесла большая страна в той войне.
Потому что за такими словами стоит не просто оправдание предательства страны и ее граждан в один из самых сложных и страшных моментов ее истории, но и попытка внушить нынешнему поколению мантру о том, что встать на сторону врага – это не просто не позорно, но и очень даже правильно. Особенно, если этот неблаговидный поступок прикрыть какой-нибудь «великой» целью и идеей. Ведь в этом случае любая мерзость в определённом ракурсе начинает играть новыми красками и выступать в ином свете.
Памятник Власову в Праге, который хотят установить в первую очередь в пику русским – из той же серии. И здесь важен не столько исторический, сколько психологический момент. Который направлен не только на оправдание коллаборационизма. Основная цель этой провокации – поставить предательство выше патриотизма. С прицелом на будущее.
Где, по задумке, мальчиши-плохиши должны по всем параметрам превзойти молодогвардейцев.
И каждый, кто загибает пальцы, популярно объясняя, почему Власов сегодня приоритетнее Конева – он тоже отрабатывает повестку не только по переписыванию истории, но и по смысловым закладкам на «прекрасное» будущее.
В котором самое гнусное предательство будет считаться высшим проявлением героизма...

Олег Насобин:

Шизофрения общественного сознания проявляется в отношении к прошлому:
"белых" (разных, там, "колчаков") в России скорее любят, чем ненавидят.
А "власовцев" не принимают никак.
И это при том, что "власовцы" это и есть те самые "белые", а также их потомки и последователи.

Сергей Чапнин:

Это письмо – важный документ в преддверии празднования 75-летия победы. Далеко не всем совесть велит вернуться к советской интерпретации истории и дифирамбам в адрес Сталина (Мне уже несколько человек рассказывали, что апология Сталина звучит на церковных конференциях уже несколько месяцев подряд – и это только начало).

Александр Морозов:

еще когда в 25 лет прочитал Архипелаг ГУЛАГ я понял, что 1 млн. советских граждан в частях верхмахта – это не предательство, а трагедия. За спиной у этих людей было истребление казачества, тамбовское восстание, депортации народов, голодомор, чистки 30-х гг., т.е. чудовищная даже не несправедливость, а просто какой-то античный фатум, безразмерное горе. Которое и определило их выбор. Это была трагедия. С первого дня и до последнего. Я этим людям всегда сочувствовал.
В 1944 году, когда в сущности уже все было ясно, нацисты дали им выделиться к отдельную армию. Власов добивался этого с самого начала. Он и его окружение хорошо понимали, что в случае "национального самоопределения" большую роль играет наличие армии. С этой мыслью они принимали "пражский манифест". Дивизия генерала Буняченко покинула немецкие позиции в начале мая 1945 года. Генерал хотел вывести своих людей на территорию Австрии, надеясь, что союзники признают их как "армию национально-освободительного движения".
6 мая эти части вошли в предместья Праги.
Оставалось всего три дня до окончания войны, до капитуляции Берлина. Чуть больше ста бойцов РОА погибло в бою с нацистами за аэропорт Ружине. И теперь староста одного из муниципалитетов предложил установить памятную доску этим русским, которые погибли, поддерживая пражское восстание в последние дни войны.
Конечно, если бы не нынешний "угар идиотизма" (=псевдопатриотизма), то через более чем 70 лет после этих событий, русские, конечно, должны были быть рады этой инициативе. И благодарны чехам за то, что несколько могил бойцов дивизии Буняченко, погибших тут ,сохраняются. Сам я, конечно, благодарен жителям Ржепорые и главе их муниципального совета за эту дань памяти русским, за идею поставить мемориальную доску.

Кирилл Рогов:

Да, это важное о патриотизме. У нас понятие "патриотизм" прочно захвачено широко понимаемым сталинистским дискурсом, оно замалевано смесью агрессивного этатизма и авторитарной социальной архаики. Это мертвый патриотизм, который преимущественно питается ненавистью.
Вот я как раз тут недавно набрел в сети на этот сайт, где размещаются фотографии с подписями, про меня там тоже написано поперек лба: "еврей, патологический русофоб". Это смешно. Неврастенические психопаты пытаются дискурсивно присвоить себе как "рускость", так и "филию".
Конечно, та трагедия, о которой пишет Саша Морозов, это отчасти продолжение гражданской войны, которая шла в России не только в 1918 – 1922, но и в середине 1930х гг., когда войска НКВД проводили насильственную коллективизацию. И если представить себе линию фронта Великой отечественной, то она состояла из немецких частей, из перешедших на сторону немцев 1 млн. советских граждан, из героических противостоявших Вермахту советских граждан и из заградительных смершевских отрядов. Для сталиниста совершенно очевидно, где здесь проходила граница между нашими и ненашими, а для патриота, т.е. человека, способного переживать историю своей страны и ее народа, эта граница двоится и троится рубцами перекрывающих друг друга исторических трагедий. Как она двоилась и троилась для "патологического русофоба" Солженицына.

Олег Панфилов:

В России опять истерика – рушится официальная пропагандистская версия "освобождения" Праги

Олег Саломатин:

Всегда считал, что это ошибка Буняченко. Договориться с союзниками не помогло, чехи, думал, все равно не оценят, ну, и вообще некрасиво как-то вышло. Но чехи – молодцы. Наверное, стоило спасать Прагу хотя бы для того, чтобы наблюдать сейчас, как красная сволочь беснуется. Будто святой водой ее окропили. Ну, и этот шаг поможет демаргнинализации серьезной дискуссии о русском антибольшевистском сопротивлении во Второй Мировой. Дискуссии на территории России уже. Хорошие новости, в общем.

Елена Панченко:

Красных бесов-эренбургов плющит и колбасит.

Официальная кремлевская пропаганда всегда корчилась от припадков ненависти лишь заслышав слово «власовцы», мало что изменилось и в постсоветские времена, когда власть в России захватили прямые наследники красных палачей: Дзержинского, Ягоды, Ежова, Берии

Антон Громов:

Хорошо так горит у краснознамённой сволочи, продолжающей заседать в Кремле и считать себя законными правителями России! Староста района Прага-Ржепорые Павел Новотный, если доведёт дело до конца, войдёт в историю, как один из тех, кто сломал послевоенный навязанный советский исторический консенсус относительно русского антисоветского сопротивления в годы Второй мировой. Сознательные чехи показывают пример всему миру, разделяя понятия русский и советский, очень надеюсь, что это станет общей тенденцией. Западу следовало бы аннулировать монополию кремлёвских чекистов и номенклатурщиков на русскую идентичность в интересах успеха будущего вероятного демократического транзита и неизбежной интеграции России (или политико-территориальных образований, которые будут на её месте) в цивилизованный мир. Это станет ключевым ударом – ведь власть бывших комсомольцев и членов КПСС зиждется в первую очередь на фундаменте советской матрицы, прошитой в сознании Homo sovieticus, заменившей собой родовую память и подлинную национальную культуру.

Обязательно прилечу в Прагу на торжественное открытие памятника и всем рекомендую – великолепная символическая точка сборки для всех антисоветских сил в Европе.

Михаил Немцев:

Российская освободительная армия, ей возникновение, её деяния и её судьба – это ещё более тёмный подвал российского исторического самосознания, чем участие СССР в Мировой войне в военном союзе с Третьим Рейхом в 1939-1941 годах. Это самая пугающая бездна, о которой говорить – нет слов. Ругательства-то, конечно, есть. Недаром до сих пор "власовец" это страшное оскорбление. (Когда у одного из персонажей Шукшина, локализованного где-то в начале 1970-х начинались алкогольные бредни, и он в делириуме выбалтывал своё сокровенное, называл себя "научным власовцем" и требовал за это над собой народного суда, это всё не просто так).

Конечно, мы сейчас не берём на себя смелость сделать большой обзор чешских блогов, но пару твитов всё-таки процитируем.

Должен сказать, что Павел Новотный меня веселит чем дальше, тем больше. Никогда бы не подумал, что следующая мировая война начнётся с конфликта между Россией и Ржепорыями.

А вот что написал пресс-секретарь президента Земана Иржи Овчачек.

Гордая, свободная, демократическая и уверенная в себе страна может вынести памятники своему прошлому. Будем же такими! У нас есть мемориальная доска доктору Эмилю Гахе, жертвам англо-американской бомбардировки Праги, у нас есть скульптура маршала Конева, может быть и напоминание о власовцах.

Иван Беляев

Редактор социальных сетей Радио Свобода

https://www.svoboda.org/a/30296493.html


=================================================

А власовская тема реально актуализировалась и сильно всколыхнула граждански и политически активную часть русского и чешского общества. Все большее количество людей начинает пересматривать свое отношение к РОА. И это радует! Еще раз большое спасибо нашим славянским братьям-чехам за решение об установке этого памятника, за память и уважение к нашим общим героям-освободителям Праги, и за принципиальную, честную позицию!
РННА

Голос Америки: Что думают немцы через 30 лет после падения Берлинской стены?


Мемориальная экспозиция в Берлина с остатками Стены. 1 ноября 2019 г.

Эксперты признают, что экономически восток Германии выиграл от воссоединения, но разница в менталитете между «осси» и «весси» все еще сохраняется

Во многих странах мира на текущей неделе проходят мероприятия, приуроченные к тридцатой годовщине падения Берлинской стены, ставшей самым узнаваемым символом Холодной войны.

В самой германской столице проходят более двухсот мероприятий, так или иначе связанных с этим юбилеем: выставки, презентации книг, авторские чтения, инсталляции. Между тем, немецкий социологический институт Ipsos обнародовал 5 ноября данные репрезентативного опроса об отношении жителей страны к событиям 30-летней давности. Выяснилось, что позитивным или очень позитивным объединение Германии считают 57% жителей восточных федеральных земель (бывшей ГДР) и 54% жителей бывшей Западной Германии. А каждый седьмой респондент оценивает падение Берлинской стены негативно. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с немецкими экспертами, и попыталась выяснить их отношение к центральному событию так называемой «осени народов».

«Произошло объединение не только Германии, но и Европы»

Известный журналист Фриц Пляйтген (Fritz Pleitgen) в семидесятые годы был корреспондентом телекомпании ARD в Москве, и в этом качестве стал первым западным журналистом, взявшим большое интервью у советского генсека Леонида Брежнева. В восьмидесятые годы Пляйтген руководил корпунктом ARD в Вашингтоне, а затем в Нью-Йорке, но в 1988 году возвращается в Западную Германию, где стал главным редактором телевизионной программы «Политика и текущие вопросы» (“Politik und Zeitgeschehen”). В ноябре 1989 гола он был в Берлине, где стал свидетелем падения Стены.

По его словам, долгие годы и в Западной Германии, и в ГДР большинство людей не надеялись на то, что увидят объединение своей страны. «Ситуация долгое время не менялась, очевидно, у этих людей была тоска по единству, чтобы они спокойно могли ездить к родственникам, жившим по другую сторону германо-германской границы. Но уверенности в том, что это когда-либо осуществится, у них практически не было.

И вот, наконец, у восточных немцев появилась надежда на то, что они сами смогут определять свою политическую жизнь. Но руководство ГДР составляли люди сталинской закалки, и они не воспринимали идеи, исходившие от Москвы. Дело дошло до запрета всех советских газет на территории ГДР», - свидетельствует Фриц Пляйтген.

Оценивая геополитические последствия падения Берлинской стены, он подчеркивает: «Понятно, что произошло не только объединение Германии, объединилась, фактически, вся Европа».

«Мы приветствовали водителей “Трабантов”, ехавших в западный сектор»

Директор центра восточноевропейских исследований ( Forschungsstelle Osteuropa) Бременского университета Сюзанна Шаттенберг (Susanne Schattenberg) считает, что надежды жителей Западной и Восточной Германии на счастливую жизнь в объединенной стране сбылись лишь отчасти. «Почти половина жителей бывшей ГДР считают, что они – граждане второго класса. Я бы сказала, что налицо разрыв между объективной реальностью и тем, как эта реальность ощущается», - поделилась соображениями доктор Шаттенберг в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

«Но если сравнить с экономической ситуацией в ГДР, то конечно, жизненный уровень этих людей гораздо выше, чем он был до 1990 года (когда произошло фактическое объединение Германии – А.П.). Но по сравнению с жителями западной части, у них и зарплата ниже, и возможностей устроиться на хорошую работу меньше. Это - правда.

Но одно дело – социально-экономическая ситуация, а другое дело – привычки, приобретенные в детстве и юности, ценностные установки, ожидания от жизни и так далее. И расставаться с этими настроениями очень тяжело. Они просто забыли о том, что жили в условиях, когда нельзя было свободно высказать своей мнение, когда власть была у одной партии, и когда был повсеместный дефицит товаров», – объясняет Сюзанна Шаттенберг причину пессимизма некоторой части так называемых «осси», то есть выходцев из ГДР.

В свою очередь, у части «весси» - граждан бывшей Западной Германии – поначалу тоже была некоторая ностальгия по временам берлинской стены. «Не было этих гэдээровцев, и мы спокойно могли заниматься своими делами», - описывает психологию этих людей руководитель центра Восточноевропейских исследований Бременского университета. И продолжает: «Впрочем, сейчас я очень редко сталкиваюсь с подобными настроениями».

Говоря о своих личных впечатлениях от падения Берлинской стены, доктор Шаттенберг вспоминает: «Я тогда жила в Гамбурге, но когда стало известно о событиях в Берлине, поехала туда. Я ходила возле стены, подбирала куски, которые валялись на тротуаре. Помню, как мы стояли на мостах через Эльбу и махали руками, приветствуя водителей бесконечной цепочки “Трабантов”, ехавших в западный сектор. Многие мои друзья обнимались с теми, кто пришел из восточной части, приглашали к себе домой, впоследствии помогали устроиться на работу, найти квартиру в Гамбурге. Словом, завязывались дружеские отношения с прежде совершенно чужими людьми.

Конечно, мы были в восторге от происходящего, хотя уже через год-два эйфория поутихла, и наступило, может быть, естественное разочарование. Хотя те, с кем мы подружились тогда, так и остались нашими друзьями», - заключает Сюзанна Шаттенберг.

«Эпоха Холодной войны теперь кажется периодом безопасности»

Профессор современной европейской истории Европейского университета Виадрина во Франкфурте-на-Одере (Europa-Universität Viadrina Frankfurt (Oder)) Клаудиа Вебер (Claudia Weber) в 1989 году училась в Москве. «Я с нетерпением ожидала поездки в Москву, ведь это было время Перестройки и Гласности. В Москве происходили яркие политические дискуссии, выходили газеты, казавшиеся диссидентскими. Но в ноябре я почувствовала, что нахожусь не в том месте, и что я пропустила важную часть истории моей страны», – признается доктор Вебер.

Оценивая по просьбе корреспондента Русской службы «Голоса Америки» степень ностальгии «осси» и «весси» по временам двух Германий, она отмечает, что подобные настроения в последнее время несколько возросли. «Но среди причин такой ностальгии есть и те, что не имеют ничего общего с тем, что произошло в 1989 и 1990 годах. Причины, скорее, в последствиях глобализации неолиберального десятилетия, в растущей международной нестабильности и угрозе терроризма. Оглядываясь назад, эпоха Холодной войны теперь кажется периодом безопасности, четких и незыблемых границ, временем, когда было понятно, что есть добро и зло. Кроме того, это было время экономического роста после разрушений Второй мировой войны», дает объяснения Клаудиа Вебер.

В то же время, она, подобно своей коллеге из Бремена, полагает, что большинство ожиданий, связанных с объединением Германии, все же оправдались. «В настоящее время большинство городов в Восточной Германии выглядят намного лучше, чем в Западной Германии, – отмечает доктор Вебер. – Инфраструктура хорошая, а экономика продолжает расти. Существует острая необходимость в квалифицированных рабочих и молодежи».

Однако, на ментальном уровне, по мнению немецкого эксперта, ожидания оправдались в меньшей степени. «Это правда, что многие восточные немцы чувствуют себя “гражданами второго сорта”, сталкиваясь с множеством негативных стереотипов. У меня даже сложилось впечатление, что западные и восточные немцы сейчас более далеки, чем двадцать лет назад», – подытоживает она.

Анна Плотникова

Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

https://www.golos-ameriki.ru/a/berlin-wall-fall-30-german-reaction/5156670.html
РННА

Новая Газета: Протоколы «суверенного рунета». Кто будет отключать Россию от всемирной сети

С самого начала — то есть с инициативы сенатора Андрея Клишаса и примкнувших к нему политиков в конце прошлого года — было понятно, что это совсем не про техническую составляющую, а про идеологическую и финансовую. В терминологии многие интересанты «плавают» до сих пор, зато все как один верят в гипотетическую угрозу того, что Запад может отрубить Россию от Сети (не может), поэтому готовы отключиться в случае чего сами.

«Суверенный рунет» (или просто сувернет) — логическое продолжение курса на изоляционизм, который Россия ведет с 2014 года и от которого отказаться, судя по всему, просто не может.

Откровенно говоря, к 1 ноября сувернет выглядит очень русской забавой, то есть по-прежнему толком не готов. Но это не значит, что от идеи отказались: на Урале уже тестируют системы внезапной блокировки Сети, Роскомнадзор радостно потирает руки в ожидании новых полномочий (хотя значительная часть нормативных актов по сувернету до сих пор не принята), а связанные с концепцией «суверенного рунета» бизнес-структуры ищут новые способы получить из этого профит. Из последнего: Минсвязи вовсю лоббирует закон об обязательной сертификации оптических кабелей связи и муфт для их монтажа. Специалисты уверены, что это создает прекрасное поле бизнес-возможностей для отечественных производителей систем глубокой фильтрации трафика DPI — пока главного оружия в мире сувернета. Минэкономики в начале октября уже давал отрицательный отзыв на этот проект, но рано или поздно он почти наверняка будет принят.

Что бы ни двигало бенефициарами сувернета — идеологические установки или желание заработать, — очевидно, что в прежнем виде российский интернет существовать перестает.

Из территории хотя бы относительной свободы он окончательно превращается в поле боя государственных «интересов» и здравого смысла.

Причем у отстаивающей концепцию «суверенного рунета» власти рычагов влияния стало существенно больше. Беда лишь в том, что просчитывать риски апологеты сувернета, кажется, не умеют, так что: какой эффект может случиться после очередной внезапной блокировки, никто на самом деле не знает. Остается надеяться лишь на то, что интернет, который власти безуспешно пытались контролировать и даже местами блокировать на протяжении последних нескольких лет, снова устоит под натиском человеческой глупости и жадности.

Collapse )

РННА

"Север. Реалии": "Хватит искать врагов". Финский историк Антти Куяла о Сандармохе


Раскопки в Сандармохе, август 2019 года

Зачем из Сандармоха делают кладбище пленных красноармейцев? Сегодня Сандармох

–​ уникальный мемориал жертв политических репрессий не только для Северо-Запада, но и для всей России. Благодаря работе исследователя Юрия Дмитриева известны имена всех расстрелянных там в годы сталинского террора людей –​ более семи тысяч человек. Последние три года некоторые карельские историки при поддержке РВИО (Российское военно-историческое общество) пытаются изменить трактовку драматической истории этого места.

В 2017 году карельские историки Сергей Веригин и Юрий Килин заявили, что финны во время оккупации 1941-1944 годов могли расстреливать в Сандармохе советских красноармейцев, в 2018-м и 2019-м годах в Сандармох приезжали поисковики из Российского военно-исторического общества и проводили раскопки в поисках подтверждениях высказанной теории.




Антти Куяла
Антти Куяла

Летом в Финляндии вышла книга Сергея Веригина и Армаса Машина "Загадка Сандармоха". В научном сообществе эта публикация, как и сама гипотеза, вызвала много критики. Один из главных экспертов по теме финских лагерей военнопленных ученый Антти Куяла назвал издание ненаучной "брошюрой", а её авторов – второсортными учеными (буквально – "третьесортными историками"). Он привел аргументированные доказательства того, почему "гипотеза" карельских историков не может считаться научной. Следовательно, и все, что сопутствует "доказыванию" этой гипотезы – в первую очередь, раскопки РВИО – является не процессом получения новых научных знаний, а процессом политизации истории, считает он. С необычной для финского ученого прямотой Куяла призвал отказаться от дальнейших поисков врагов и вернуться к конструктивному научному сотрудничеству для решения действительно важных вопросов.

Специально для сайта Север.Реалии Антти Куяла подготовил публицистическую рецензию на псведонаучные попытки извратить историю Сандармоха. Мы публикуем текст этой рецензии (в переводе с финского):

Килин и другие против "Мемориала"

По версии Веригина и Килина, финская армия обнаружила места захоронений в Сандармохе и использовала их для погребения советских военнопленных, отправленных на расстрел. Обоснованию гипотезы посвящена недавно изданная брошюра Веригина и Армаса Машина "Загадки Сандармоха" ("Sandarmohin arvoitus").





Публикация подготовлена при содействии финна Йохана Бекмана, участника неоднозначных "информационных кампаний", и [в том числе по этой причине] не вызывает доверия у целевой финской аудитории. В целом, эту работу нельзя назвать заметной или популярной среди финских читателей. В ней Веригин рассказывает о происхождении и содержании своей "гипотезы", опровержение которой можно найти ниже. Машин – вообще не историк, а журналист, и его вклад заключается в нападках на нынешних и бывших сотрудников "Мемориала" [и людей,] которые когда-либо работали с темой сталинского террора конца 1930-х годов. Эта брошюра – не научная работа, а памфлет. Она – подоплека раскопок, которые проводятся Российским военно-историческим обществом в Сандармохе, цель которых – найти доказательства, подтверждающие "гипотезу" Веригина и Килина. Очевидно, в современной России есть люди, которые считают нежелательным напоминание о сталинcком терроре, изучением которого занимается "Мемориал".

Факты вместо политики

Collapse )
Тарас Боровец

Письмо Василия Кука и борьба двух концепций внутри украинского национального движения


Василий Кук

Ниже процитирован отрывок из письма последнего главкома УПА и лидера вооруженного подполья ОУН-Б на территории оккупированной большевиками Украины Василия Кука к Осипу Дякову "Горновому" - идеологу и теоретику ОУН-Б, национал-демократу, краевому проводнику ОУН-Б Львовщины, замглавы генсека УГВР (погиб в бою с большевиками в ноябре 1950 года).


Важно отметить, что Кук и Дяков-"Горновой" были представителями национал-демократического и "либерального" крыла ОУН-Б, именно они входили в число тех людей, которые наиболее активно и последовательно отстаивали необходимость демократизации и либерализации программы и идеологии ОУН, как и всего украинского национального движения и отказа от авторитарных, вождистских принципов и практик, сторонниками которых были Степан Бандера и Ярослав Стецко (они так и не отказались от этих взглядов, продолжая отстаивать их в эмиграции, Бандера до конца своих дней ненавидел демократию). Также они выступали за равноправие для нацменьшинств, включая русских и евреев, и отказ от концепции этнократии, которая была частью первой программы ОУН.

Внутри ОУН-Б происходила бурная дискуссия по этому поводу и в конце концов точка зрения демократов и реформаторов победила, а "автортаристы" и сторонники радикального ультраконсервативного этнонационализма остались в меньшинстве, причем часть из них удалось переубедить и подтолкнуть к значительной эволюции взглядов. В немалой степени этому способствовали три фундаментальных фактора:
1) Многие сторонники вождистского радикального этнонационализма были либо убиты немцами в начале войны (Иван Климов "Легенда", Дмитрий Мирон "Орлик"), либо оказались в нацистских концлагерях (Степан Бандера, Ярослав Стецко, Степан Ленкавский и др.);
2) В конце 1941-1943 годы в ОУН и УПА влилось огромное количество новых участников из Надднепрянской (подсоветской) Украины, которым были чужды многие элементы радикального национализма большей части ОУНовцев (хотя внутри ОУН, особенно бандеровской фракции, еще до войны существовало демократическое крыло, пытавшееся либерализировать идеологию организации, но тогда еще находившееся в меньшинстве). Они оказали колоссальное влияние на изменения в идеологии и программе Организации и всего украинского движения Сопротивления, к их мнению были вынуждены прислушиваться "западники", включая и высшее руководство ОУН-Б.

3) Многие националисты с Западной Украины, столкнувшись с социальными и политическими реалиями центральных и юго-восточных областей Украины и настроениями народных масс - сами осознали неприемлемость программных положений ОУН для подавляющего большинства населения этих территорий (впрочем, многие волыняне, полещуки, буковинцы, холмщаки, закарпатцы и часть галичан тоже были не в восторге от ранней программы ОУН и разделяли более умеренные взгляды). Данный факт в сочетании с усилением нацистского террора против украинцев и необходимость как-то отстроиться от всех тех концепций, формулировок и лозунгов, которые чем-либо напоминали нацистские, заставил наиболее разумную и адекватную часть бандеровцев придти к мнению о необходимости менять пропаганду, риторику, идеологию и программу ОУН-Б.

Новая программа ОУН-Б была принята 21-25 августа 1943 года на Третьем чрезвычайном большом сьезде ОУН-Б.

Поразительный парадокс: многие бандеровцы фактически встали в оппозицию к мировоззрению самого Бандеры, вычистив из своей политической программы, концепций и лозунгов многое из того, во что свято верил Степан Андреевич. Заключение Бандеры в концлагерь и его изоляция от тех бурных процессов, которые происходили в украинском национальном движении во время войны - по сути принесло этому движению колоссальную пользу и способствовало его развитию в правильном направлении, помогло очиститься от шовинизма и вождизма.

Важно отметить, что весь идеологический яд расистской, шовинистической, авторитарной разновидности украинского национализма принес в украинское общество и его интеллектуально-политическое поле Дмитрий Донцов, о котором упоминает в своем письме Василий Кук. По моему личному мнению, никто из теоретиков украинского национального движения не нанес ему большего вреда, чем этот человек, который, кстати, никогда не рисковал своей жизнью ради убеждений и не принимал никакого участия в борьбе с нацизмом и большевизмом, развернувшейся на украинских землях в 1940-е - 1950-е годы 20 века.


Очищение от "донцовщины" спасло ОУН и УПА от маргинализации, фашизации и политического поражения в борьбе идей, помогло завоевать симпатии значительной части украинского населения, в том числе и населения надднепрянской Украины; сделало бандеровцев лидерами украинского сопротивления и помогло им добиться наибольшей популярности в обществе по сравнению со всеми остальными украинскими политическими группировками (справедливости ради, отметим, что это была далеко не единственная причина, по которой они добились ведущих позиций в украинском национальном движении, хотя и очень важная); способствовало позитивному развитию украинского национального движения в том направлении, которое в итоге привело к его победе и достижению ключевых целей и задач, изначально ставившихся идеологами и активистами ОУН.

Политические достижения случившейся в Украине Революции достоинства, в число которых входит признание подпольщиков ОУН и бойцов УПА национальными героями и борцами за независимость Украины на высшем государственном уровне, принципиальное изменение отношения к этим людям со стороны большей части общества и значительной части населения юго-восточных областей (особенно молодежи), фактическое и юридическое самопозиционировние Украины как национального демократического государства украинского народа (при соблюдении прав нацменьшинств) - красноречиво об этом свидетельствует.

История подтвердила правоту таких людей как Василий Кук, Осип Дяков "Горновой", Петр Федун "Полтава", Лев Ребет, братья Стаховы, Зенон Матла, Петр Миколенко (Микола Савченко), Иван Митринга, Иосип Позачинюк, Омельян Логуш, в то время как идеи Дмитрия Донцова потерепели полное и сокрушительное фиаско, причем не только в Украине, а во всех странах цивилизованного мира. Даже Степан Бандера и Ярослав Стецко в последние годы своей жизни были вынуждены хотя бы отчасти притворяться "демократами" и смириться с идеологическими изменениями внутри ОУН и эволюцией взглядов большинства ее членов, несмотря на внутрипартийный раскол, произошедший в 1954 году в заграничных частях ОУН по вопросам идеологического и программного характера, вследствии чего организацию покинули наиболее демократически настроенные ее члены во главе со Львом Ребетом и Зеноном Матлой, создавшие впследствии собственную организацию, участников которых неформально называли "двийкари".

========================================================================



Осип Дяков "Горновой"

Письмо Василия Кука Осипу Дякову "Горновому":

..В вопросе демократии, то хотя я и за демократию, однако к сказанному необходимо было бы сделать оговорку, так, чтобы она не переросла в анархизацию всей общественно-политической жизни в государстве. Присматриваясь к “демократии”, которая существует у нас за границей (только по печати), порядочный человек может не пожелать всякой демократии.

Перенесение этой заграничной демократии в украинском издании на земли в таком виде, в каком она там процветает, наверняка завалит и разрушит всякую государственность. А о том, чтобы такого рода “демократы” смогли что-нибудь построить, то я даже такого не имею в виду.

Как бы там ни было, нам необходима своеобразная собственная украинская демократия, которая служила бы народу, государству и строила, а не разлагала, деморализировала и не приводила к анархии.

В частности, в период вооруженного восстания и в период создания государства нам потребуется сильная и авторитетная власть, для которой найважнейшим будет не “святые” принципы демократии, а построение государства, невзирая на то, будут ли наши мероприятия для достижения цели демократичными или недемократичными.

Я уверен, что все наши современные мероприятия, как и в период вооруженного восстания, очень мало будут демократическими с точки зрения запада, однако в борьбе с большевиками значение “демократических” мероприятий ни к чему.

Выдвигая демократию, нам обязательно необходимо вложить в это понятие свое содержание, свое понимание этого вопроса.

Принять такую демократию, которая существует на западе, или востоке, значит принести украинскому народу не пользу, а только вред....

Относительно невосприятия определенной частью ОУН в эмиграции нашего идейно-политического и программного содержания меня особенного не удивляет; это даже, кажеться мне, естественно для людей, которые не работали в условиях большевистской оккупации, и, в частности, на восточно-украинских землях.

Обвинения Донцова, которые он против нас выдвигает, нельзя приписывать заграничной части ОУН в целом, а надо трактовать их как донцовские. Хотя Донцов и много содействовал кристаллизации националистического движения, но в рядах ОУН никогда не был и не находится в настоящее время.

Атаки Донцова на наше идейное содержание меня еще больше убеждают в нашей правоте. Голос Донцова – это голос слабосильного старца, которого мы оставили далеко позади на нашем марше к УССД и которому ничего не остается, как выкрикивать нам вслед проклятия.

Воспринять наше содержание он уже не может и меня лично далеко больше удивило бы, если бы Донцов нас хвалил, нежели то, что он нас преследует. Хотя честнее поступил бы он, когда бы, учитывая характер борьбы на украинских землях, молчал.

Ругань на занимаемую нами позицию идет не только от Донцова, там их больше и разной породы, но это бессильный крик реакционного эмигрантского болота.

Если бы за границей члены ОУН, которые находятся в УГВР, были дисциплинированы и, как члены, проводили в УГВР политику ОУН и слушались одного организационного провода, то до конфликта в таких формах, как сейчас на эмиграции, безусловно, не дошло бы.

Кроме УГВР и ее секретариата (правительства), создалась еще УНРада и ее Исполнительный Орган(правительство). Обе инстанции с одинаковыми целями и в обеих этих институциях ОУН имеет своих представителей-членов. Найти в этом какую-то логику я никак не могу, это действительно “по-украински”.

Читая эмигрантсткую прессу, имею впечатление, что живу не в 1949 г., а где-то в 1930 г. в каком-то провинциальном отсталом галицийском местечке. Невеселый вид представляет собой наша эмиграция и лучше погибнуть на землях где-то в борьбе, чем в эмиграции жить их “полнокровной” жизнью...

ГДА СБУ. – Ф. 13. – Спр. 372. – Т. 18. – Арк. 71-81

https://www.facebook.com/uvr2017/posts/361470297774428?__xts__[0]=68.ARBZcmAKvu9MA-0865g92tpzxwqqessYnLPVZOmN7y2SitvEsoKpQgovNF6roNP6xbMKAK3XMtqapwKurDYgHkgSBBoRwQ9CIl2C2Kvu82d6_ERRg3lpY2rXf_Gwd6yxmIdADQfg82OOavA3ujpouQ6AUSK3rarpYD-QcBlDt-WLMwpP-1hhGoRe-Y3lhcTt_eSRmKzZudgTgMU8dlFNqwzoW_8-Opw1bCZNK3zgC8viW0_4pqOTQgeVcrynkJT4ZhgIoQ1uttUzriIGhqoH0HFLf8M-_qAqlghzkLU_FdP1jGu_CVM25km9c7rif1_GZt3W13_z95QFONtu5C4LVvk&__tn__=-R


Бойцы УПА
Флаг США

Вашингтон против Мадуро. Эксперты – о тактике США в Венесуэле



Стал ли социалистический эксперимент причиной краха Венесуэлы? Как отставить диктатора, который не хочет уходить? Законно ли непризнание сомнительно "избранного" президента? Стоит ли Вашингтону вмешиваться в дела Венесуэлы? Обречен ли режим Мадуро? Что, если Москва придет на помощь своему союзнику?

Эти другие вопросы мы обсуждаем с обозревателем газеты The Wall Street Journal Мэри О’Грэйди, юристом, профессором университета имени Джорджа Мэйсона в Вирджинии Ильей Соминым и политологом, профессором университета Сетон-Холл в Нью-Джерси Натаниэлом Найтом.

Энтузиазм, с которым администрация Дональда Трампа выступила в поддержку венесуэльской оппозиции, оказался неожиданным для многих американских наблюдателей. В последние годы Соединенные Штаты держались, по большому счету, на расстоянии от венесуэльского кризиса, учтя урок 2002 года, когда стало известно, что у администрации Буша-старшего были контакты с участниками провалившейся попытки переворота в Каракасе. Как сейчас становится ясным из расследований прессы, ситуация резко изменилась с приходом в Белый дом Дональда Трампа.

По данным The Wall Street Journal, уже на второй день после инаугурации Трамп пригласил на беседу одного из ключевых сотрудников администрации Обамы, занимавшегося восстановлением отношений с Кубой, – с тем чтобы тот предложил ему варианты противостояния правительству Мадуро. Истоки нелюбви Дональда Трампа к латиноамериканским диктаторам неизвестны. Президент окружил себя советниками, считающими, что операции кубинской разведки в США и по всей Латинской Америке представляют серьезную опасность, союз Кубы с Венесуэлой резко увеличивает возможности кубинских спецслужб, а режим Мадуро поощряет наркоторговлю, выручка от которой частично идет на поддержку террористической группы "Хезболла".

Среди союзников президента также законодатели, представляющие выходцев из Венесуэлы и Кубы. У них врождённая неприязнь к автократам, правящим на их родине. В результате в недрах Белого дома была одобрена стратегия противостояния кубинскому, венесуэльскому и никарагуанскому режимам. Масштабные протесты по следам инаугурации Николаса Мадуро, объединение оппозиции, а главное, появление решительного лидера, главы парламента Хуана Гуайдо, заставили Вашингтон действовать. Гуайдо, согласно данным The Wall Street Journal, встретился с представителями администрации, те его заверили, что он будет признан Вашингтоном в роли временного главы государства, если он решится пойти на такой шаг, что и произошло несколько дней спустя.

Цель состоит в том, чтобы оставить правительство Мадуро без средств к существованию
Collapse )
РННА

"Советую телевизор не включать". Исповедь оператора ВГТРК

"Я никогда не разделял идеологию правящего в России режима, но мне было интересно попытаться внедриться на "фабрику лжи" и посмотреть изнутри, как там всё устроено", – рассказывает Леонид Кривенков. По профессии он химик, занимался любительской видеосъемкой, и приятель-телеоператор предложил ему быть ассистентом на съемках документальной ленты о петербургских дворцах. Вскоре Леонид устроился на телевидение – сперва это была полулегальная подработка в программе "Доброе утро, Россия", а в 2006 году, когда началось вещание "России-24", его приняли на работу, несмотря на то что у него не было ни соответствующего образования, ни подтвержденного опыта работы по специальности. Леонид Кривенков утверждает, что для этого ему пришлось заплатить начальству взятку в размере месячной зарплаты. Десять лет он проработал телеоператором в седьмой студии прямого эфира, снимал передачи с участием известных политиков и хорошо изучил кухню ВГТРК. В 2016 году Леонид Кривенков вышел на пенсию и попытался в судебном порядке опротестовать решения телекомпании, нарушающие, по его мнению, Трудовой кодекс. Однако суды всех инстанций встали на сторону ВГТРК.

В интервью Радио Свобода Леонид Кривенков рассказал о том, что он видел в телестудиях "России-24".

– Когда вы устраивались на телевидение, ваши политические взгляды были такими же, как сейчас, или сформировались благодаря тому, что вы там увидели?

Любимой шуткой режиссёров и телеведущих были слова "теперь твоя очередь врать"

– Я всегда относился к правящему режиму очень осторожно, понимал, что они преследуют свои интересы, обманывают население, пытаясь представить, что принимают законы для всеобщего блага. Но там я стал больше интересоваться политикой, поскольку целый день сидел и смотрел новости и обсуждал их с телеведущими. В непринужденной атмосфере мы иногда после эфиров по рюмочке коньяка выпивали, разговаривали. Мне рассказывали совсем не то, что они говорили перед камерой. Это мне дало возможность понять, как все устроено в России. В первые годы моей работы на "России-24" меня шокировал тот цинизм, с которым относились к своей работе сотрудники. Все, конечно же, прекрасно понимали, что занимаются дезинформацией телезрителей. Так, по техническому каналу постоянно происходили обсуждения на предмет того, как лучше преподнести ту или иную новость, зачастую предлагались самые невероятные взаимоисключающие версии. Любимой шуткой режиссёров и телеведущих были слова "теперь твоя очередь врать". Именно так обращались к корреспондентам перед тем, как выдать их в эфир.

Collapse )