Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Die Welt: Дебют Зеленского в Мюнхене: пришел, увидел, удивил

Президент Украины Зеленский получил на Мюнхенской конференции по безопасности то, чего не было у его предшественника, - отдельную дискуссию с трансляцией на CNN. Как это было? Репортаж DW.

Владимир Зеленский на Мюнхенской конференции по безопасности

Владимир Зеленский на Мюнхенской конференции по безопасности

Можно ли говорить о войне, шутить и при этом выглядеть достойно? Владимир Зеленский показал в Мюнхене, что владеет этим непростым искусством. Новый президент Украины впервые принял участие в престижной Мюнхенской конференции по безопасности, причем в условиях, о которых его предшественнику Петру Порошенко в предыдущие годы приходилось только мечтать.

Организаторы отвели Зеленскому для выступления один из лучших отрезков времени - около полудня в субботу, 15 февраля. Зеленский получил в Мюнхене отдельную часовую дискуссию по Украине, чего еще не было никогда. Для сравнения: Порошенко был участником обсуждений с другими лидерами на темы Восточной Европы или коротко выступал один, но поздно вечером и нередко в опустевшем главном зале. Наконец, дискуссию с Зеленским транслировал американский телеканал CNN, а вела ее известная ведущая Кристиан Аманпур.

О чем говорил Зеленский в Мюнхене

Разговор с Зеленским проходил в новом для Мюнхенской конференции формате, похожем на ток-шоу, когда гость сидит не на подиуме, а в центре небольшого зала. Желающих послушать украинского президента было больше, чем могло вместить небольшое помещение.

Из-за закрытых дверей были слышны протесты тех, кому не хватило места. В зале собрались около 100 человек, в основном соратники Зеленского, а также несколько отставных и нынешних западных политиков, например бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Но в целом политических тяжеловесов не было. Порошенко, который впервые приехал в Мюнхен в качестве экс-президента, на ток-шоу с Зеленским не пришел.

Экс-президент Украины Петр Порошенко на Мюнхенской конференции по безопасности

Экс-президент Украины Петр Порошенко, участвующий в Мюнхенской конференции по безопасности, на выступление Зеленского не пришел

Выступая с короткой речью, Владимир Зеленский посетовал, что в докладе Мюнхенской конференции по безопасности Украина упоминается всего восемь раз, а в прогнозе потенциальных горячих точек опустилась с 9-го на 10-е место. "Все начали успокаиваться", - критиковал украинский президент. Он повторил ранее озвученные тезисы о желании достичь мира в Донбассе, сложных переговорах с Россией и стремлении провести местные выборы на востоке страны, в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, в октябре, но при условии прекращения огня и соблюдения украинских законов. Не забыл он и о Крыме, призвав США содействовать обсуждению темы с Россией.

Необычно выглядел пассаж в конце его речи, в котором он критиковал большие и влиятельные страны и позиционировал себя, бывшего актера, как голос обычных людей во всем мире. Звучало это местами слишком напыщенно, хотя в целом новому президенту Украины удалось избежать пафоса, к которому был склонен его предшественник Порошенко.

Сигнал Зеленского миру: не верьте документам, верьте армии

Дискуссия с ведущей, а по сути - интервью, получилась очень живой, Зеленский много шутил. Когда Аманпур спросила его, почему он не заменит большие наушники с переводом на небольшой незаметный наушник в одно ухо, президент сказал, что слушает музыку.

Место проведения Мюнхенской конференции по безопасности

Место проведения Мюнхенской конференции по безопасности

Аманпур моментально парировала: "Мой голос для вас звучит, как музыка". Таких моментов было много. Профессиональный шоумен Зеленский то и дело вставлял шутки, но это не мешало серьезному разговору. Президент Украины выглядел искренне, когда говорил о войне и ее жертвах. Он то и дело переходил с украинского на английский и обратно.

В расчете на американскую аудиторию ведущая задавала много вопросов о неудавшейся попытке импичмента президенту США Дональду Трампу, связанной с телефонным разговором с Зеленским. Но президент Украины отвечал дипломатично, пытаясь не испортить отношения с Вашингтоном.

Одним из самых сильных мест в дискуссии был, пожалуй, тот момент, когда Зеленский говорил о нарушении Россией Будапештского меморандума 1994 года, который гарантировал Украине территориальную целостность в обмен на отказ от ядерного оружия. "К сожалению, сильная армия, ядерное оружие и НАТО могут защитить страну, никакие документы не защищают", - сказал президент Украины. Он отметил, что на основе украинского опыта не верит ни в какие документы, и призвал к этому другие страны. Зал встретил этот пассаж молчанием, поскольку Запад пытается сохранить значение международных договоров.

Теплый душ для президента Украины

По иронии судьбы, Зеленский, который во многом пытается дистанцироваться от Порошенко, в Мюнхене повторил тезис своего предшественника о том, что Украина защищает не только себя, но и Европу. "Это не война в Украине, это война в Европе", - сказал он.

Выступавшие под конец западные политики и эксперты осыпали его похвалами и аплодисментами - кто-то, как американские сенаторы Рон Томас Джонсон и Крис Мерфи, были в восторге от его реформ. Кто-то, как генсек ОБСЕ Томас Гремингер, был рад, что разведение сил на отдельных участках фронта сдвинуло с мертвой точки урегулирование конфликта в Донбассе. Критики в этот день в Мюнхене Зеленский не услышал.

https://www.dw.com/ru/%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D1%8E%D1%82-%D0%B7%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B2-%D0%BC%D1%8E%D0%BD%D1%85%D0%B5%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%88%D0%B5%D0%BB-%D1%83%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BB-%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%BB/a-52390267?maca=ru-Facebook-sharing&fbclid=IwAR1PaBdYF-XDZdUf6hC0fVBaYF8JSvcqsyfVR62jDgM4uduPcO6kzGuIF7c

Радио "Свобода": "Я взорвал огромный воздушный шар". Егор Жуков о политическом будущем


Студент Высшей школы экономики и блогер Егор Жуков в пятницу получил три года условно. Спустя два дня он пришел в редакцию Радио Свобода – в том же черном костюме, в котором был на слушаниях в Кунцевском суде, и в компании сторонников. У Жукова нет мобильного телефона, и члены его команды помогают ему с коммуникацией и составлением расписания – ставший за несколько дней популярной медийной личностью Жуков вынужден встречаться с журналистами по графику.

В интервью Радио Свобода он рассказал о том, как справляется с внезапной популярностью, о своем опыте в тюрьме и под домашним арестом и о политических планах.

– Егор, как прошли ваши первые дни на свободе? Они, наверное, получились для вас даже сложнее, чем последние дни перед приговором?

– Это правда. На самом деле, я несколько раз уже говорил, что я сознательно готовился (особенно в последние дни) к действительно реальному сроку. Это совсем другой тип трудностей. Это переезд в СИЗО, потом этап, потом зона, то есть это серьезные трудности, но это совсем иной тип трудностей, нежели постоянное нахождение в публичном пространстве, раздача интервью, чтение какого-то бесконечного количества мнений о себе – то положительных, то негативных. Поэтому, да, я несколько перестраиваюсь сейчас. Дни прошли в постоянном изучении общественного мнения относительно себя, потому что хочу я или не хочу, я все-таки слышу мнения о себе сейчас.

– Много нового узнали?

– Видимо, публика узнала обо мне много нового. Люди, которым не нравятся некоторые вещи, которые я говорю, они так об этом говорят, как будто я сказал нечто новое. Я вообще-то два года до этого канал вел, и у меня там больше 130 роликов. И если люди хотят знать, во что я верю, каких взглядов я придерживаюсь, там все есть. Поэтому мне удивительно, когда иногда люди так реагируют – что это, откуда это взялось?

Collapse )

РННА

Голос Америки: Что думают немцы через 30 лет после падения Берлинской стены?


Мемориальная экспозиция в Берлина с остатками Стены. 1 ноября 2019 г.

Эксперты признают, что экономически восток Германии выиграл от воссоединения, но разница в менталитете между «осси» и «весси» все еще сохраняется

Во многих странах мира на текущей неделе проходят мероприятия, приуроченные к тридцатой годовщине падения Берлинской стены, ставшей самым узнаваемым символом Холодной войны.

В самой германской столице проходят более двухсот мероприятий, так или иначе связанных с этим юбилеем: выставки, презентации книг, авторские чтения, инсталляции. Между тем, немецкий социологический институт Ipsos обнародовал 5 ноября данные репрезентативного опроса об отношении жителей страны к событиям 30-летней давности. Выяснилось, что позитивным или очень позитивным объединение Германии считают 57% жителей восточных федеральных земель (бывшей ГДР) и 54% жителей бывшей Западной Германии. А каждый седьмой респондент оценивает падение Берлинской стены негативно. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с немецкими экспертами, и попыталась выяснить их отношение к центральному событию так называемой «осени народов».

«Произошло объединение не только Германии, но и Европы»

Известный журналист Фриц Пляйтген (Fritz Pleitgen) в семидесятые годы был корреспондентом телекомпании ARD в Москве, и в этом качестве стал первым западным журналистом, взявшим большое интервью у советского генсека Леонида Брежнева. В восьмидесятые годы Пляйтген руководил корпунктом ARD в Вашингтоне, а затем в Нью-Йорке, но в 1988 году возвращается в Западную Германию, где стал главным редактором телевизионной программы «Политика и текущие вопросы» (“Politik und Zeitgeschehen”). В ноябре 1989 гола он был в Берлине, где стал свидетелем падения Стены.

По его словам, долгие годы и в Западной Германии, и в ГДР большинство людей не надеялись на то, что увидят объединение своей страны. «Ситуация долгое время не менялась, очевидно, у этих людей была тоска по единству, чтобы они спокойно могли ездить к родственникам, жившим по другую сторону германо-германской границы. Но уверенности в том, что это когда-либо осуществится, у них практически не было.

И вот, наконец, у восточных немцев появилась надежда на то, что они сами смогут определять свою политическую жизнь. Но руководство ГДР составляли люди сталинской закалки, и они не воспринимали идеи, исходившие от Москвы. Дело дошло до запрета всех советских газет на территории ГДР», - свидетельствует Фриц Пляйтген.

Оценивая геополитические последствия падения Берлинской стены, он подчеркивает: «Понятно, что произошло не только объединение Германии, объединилась, фактически, вся Европа».

«Мы приветствовали водителей “Трабантов”, ехавших в западный сектор»

Директор центра восточноевропейских исследований ( Forschungsstelle Osteuropa) Бременского университета Сюзанна Шаттенберг (Susanne Schattenberg) считает, что надежды жителей Западной и Восточной Германии на счастливую жизнь в объединенной стране сбылись лишь отчасти. «Почти половина жителей бывшей ГДР считают, что они – граждане второго класса. Я бы сказала, что налицо разрыв между объективной реальностью и тем, как эта реальность ощущается», - поделилась соображениями доктор Шаттенберг в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

«Но если сравнить с экономической ситуацией в ГДР, то конечно, жизненный уровень этих людей гораздо выше, чем он был до 1990 года (когда произошло фактическое объединение Германии – А.П.). Но по сравнению с жителями западной части, у них и зарплата ниже, и возможностей устроиться на хорошую работу меньше. Это - правда.

Но одно дело – социально-экономическая ситуация, а другое дело – привычки, приобретенные в детстве и юности, ценностные установки, ожидания от жизни и так далее. И расставаться с этими настроениями очень тяжело. Они просто забыли о том, что жили в условиях, когда нельзя было свободно высказать своей мнение, когда власть была у одной партии, и когда был повсеместный дефицит товаров», – объясняет Сюзанна Шаттенберг причину пессимизма некоторой части так называемых «осси», то есть выходцев из ГДР.

В свою очередь, у части «весси» - граждан бывшей Западной Германии – поначалу тоже была некоторая ностальгия по временам берлинской стены. «Не было этих гэдээровцев, и мы спокойно могли заниматься своими делами», - описывает психологию этих людей руководитель центра Восточноевропейских исследований Бременского университета. И продолжает: «Впрочем, сейчас я очень редко сталкиваюсь с подобными настроениями».

Говоря о своих личных впечатлениях от падения Берлинской стены, доктор Шаттенберг вспоминает: «Я тогда жила в Гамбурге, но когда стало известно о событиях в Берлине, поехала туда. Я ходила возле стены, подбирала куски, которые валялись на тротуаре. Помню, как мы стояли на мостах через Эльбу и махали руками, приветствуя водителей бесконечной цепочки “Трабантов”, ехавших в западный сектор. Многие мои друзья обнимались с теми, кто пришел из восточной части, приглашали к себе домой, впоследствии помогали устроиться на работу, найти квартиру в Гамбурге. Словом, завязывались дружеские отношения с прежде совершенно чужими людьми.

Конечно, мы были в восторге от происходящего, хотя уже через год-два эйфория поутихла, и наступило, может быть, естественное разочарование. Хотя те, с кем мы подружились тогда, так и остались нашими друзьями», - заключает Сюзанна Шаттенберг.

«Эпоха Холодной войны теперь кажется периодом безопасности»

Профессор современной европейской истории Европейского университета Виадрина во Франкфурте-на-Одере (Europa-Universität Viadrina Frankfurt (Oder)) Клаудиа Вебер (Claudia Weber) в 1989 году училась в Москве. «Я с нетерпением ожидала поездки в Москву, ведь это было время Перестройки и Гласности. В Москве происходили яркие политические дискуссии, выходили газеты, казавшиеся диссидентскими. Но в ноябре я почувствовала, что нахожусь не в том месте, и что я пропустила важную часть истории моей страны», – признается доктор Вебер.

Оценивая по просьбе корреспондента Русской службы «Голоса Америки» степень ностальгии «осси» и «весси» по временам двух Германий, она отмечает, что подобные настроения в последнее время несколько возросли. «Но среди причин такой ностальгии есть и те, что не имеют ничего общего с тем, что произошло в 1989 и 1990 годах. Причины, скорее, в последствиях глобализации неолиберального десятилетия, в растущей международной нестабильности и угрозе терроризма. Оглядываясь назад, эпоха Холодной войны теперь кажется периодом безопасности, четких и незыблемых границ, временем, когда было понятно, что есть добро и зло. Кроме того, это было время экономического роста после разрушений Второй мировой войны», дает объяснения Клаудиа Вебер.

В то же время, она, подобно своей коллеге из Бремена, полагает, что большинство ожиданий, связанных с объединением Германии, все же оправдались. «В настоящее время большинство городов в Восточной Германии выглядят намного лучше, чем в Западной Германии, – отмечает доктор Вебер. – Инфраструктура хорошая, а экономика продолжает расти. Существует острая необходимость в квалифицированных рабочих и молодежи».

Однако, на ментальном уровне, по мнению немецкого эксперта, ожидания оправдались в меньшей степени. «Это правда, что многие восточные немцы чувствуют себя “гражданами второго сорта”, сталкиваясь с множеством негативных стереотипов. У меня даже сложилось впечатление, что западные и восточные немцы сейчас более далеки, чем двадцать лет назад», – подытоживает она.

Анна Плотникова

Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

https://www.golos-ameriki.ru/a/berlin-wall-fall-30-german-reaction/5156670.html
РННА

Новая Газета: Протоколы «суверенного рунета». Кто будет отключать Россию от всемирной сети

С самого начала — то есть с инициативы сенатора Андрея Клишаса и примкнувших к нему политиков в конце прошлого года — было понятно, что это совсем не про техническую составляющую, а про идеологическую и финансовую. В терминологии многие интересанты «плавают» до сих пор, зато все как один верят в гипотетическую угрозу того, что Запад может отрубить Россию от Сети (не может), поэтому готовы отключиться в случае чего сами.

«Суверенный рунет» (или просто сувернет) — логическое продолжение курса на изоляционизм, который Россия ведет с 2014 года и от которого отказаться, судя по всему, просто не может.

Откровенно говоря, к 1 ноября сувернет выглядит очень русской забавой, то есть по-прежнему толком не готов. Но это не значит, что от идеи отказались: на Урале уже тестируют системы внезапной блокировки Сети, Роскомнадзор радостно потирает руки в ожидании новых полномочий (хотя значительная часть нормативных актов по сувернету до сих пор не принята), а связанные с концепцией «суверенного рунета» бизнес-структуры ищут новые способы получить из этого профит. Из последнего: Минсвязи вовсю лоббирует закон об обязательной сертификации оптических кабелей связи и муфт для их монтажа. Специалисты уверены, что это создает прекрасное поле бизнес-возможностей для отечественных производителей систем глубокой фильтрации трафика DPI — пока главного оружия в мире сувернета. Минэкономики в начале октября уже давал отрицательный отзыв на этот проект, но рано или поздно он почти наверняка будет принят.

Что бы ни двигало бенефициарами сувернета — идеологические установки или желание заработать, — очевидно, что в прежнем виде российский интернет существовать перестает.

Из территории хотя бы относительной свободы он окончательно превращается в поле боя государственных «интересов» и здравого смысла.

Причем у отстаивающей концепцию «суверенного рунета» власти рычагов влияния стало существенно больше. Беда лишь в том, что просчитывать риски апологеты сувернета, кажется, не умеют, так что: какой эффект может случиться после очередной внезапной блокировки, никто на самом деле не знает. Остается надеяться лишь на то, что интернет, который власти безуспешно пытались контролировать и даже местами блокировать на протяжении последних нескольких лет, снова устоит под натиском человеческой глупости и жадности.

Collapse )

Флаг США

Вашингтон против Мадуро. Эксперты – о тактике США в Венесуэле



Стал ли социалистический эксперимент причиной краха Венесуэлы? Как отставить диктатора, который не хочет уходить? Законно ли непризнание сомнительно "избранного" президента? Стоит ли Вашингтону вмешиваться в дела Венесуэлы? Обречен ли режим Мадуро? Что, если Москва придет на помощь своему союзнику?

Эти другие вопросы мы обсуждаем с обозревателем газеты The Wall Street Journal Мэри О’Грэйди, юристом, профессором университета имени Джорджа Мэйсона в Вирджинии Ильей Соминым и политологом, профессором университета Сетон-Холл в Нью-Джерси Натаниэлом Найтом.

Энтузиазм, с которым администрация Дональда Трампа выступила в поддержку венесуэльской оппозиции, оказался неожиданным для многих американских наблюдателей. В последние годы Соединенные Штаты держались, по большому счету, на расстоянии от венесуэльского кризиса, учтя урок 2002 года, когда стало известно, что у администрации Буша-старшего были контакты с участниками провалившейся попытки переворота в Каракасе. Как сейчас становится ясным из расследований прессы, ситуация резко изменилась с приходом в Белый дом Дональда Трампа.

По данным The Wall Street Journal, уже на второй день после инаугурации Трамп пригласил на беседу одного из ключевых сотрудников администрации Обамы, занимавшегося восстановлением отношений с Кубой, – с тем чтобы тот предложил ему варианты противостояния правительству Мадуро. Истоки нелюбви Дональда Трампа к латиноамериканским диктаторам неизвестны. Президент окружил себя советниками, считающими, что операции кубинской разведки в США и по всей Латинской Америке представляют серьезную опасность, союз Кубы с Венесуэлой резко увеличивает возможности кубинских спецслужб, а режим Мадуро поощряет наркоторговлю, выручка от которой частично идет на поддержку террористической группы "Хезболла".

Среди союзников президента также законодатели, представляющие выходцев из Венесуэлы и Кубы. У них врождённая неприязнь к автократам, правящим на их родине. В результате в недрах Белого дома была одобрена стратегия противостояния кубинскому, венесуэльскому и никарагуанскому режимам. Масштабные протесты по следам инаугурации Николаса Мадуро, объединение оппозиции, а главное, появление решительного лидера, главы парламента Хуана Гуайдо, заставили Вашингтон действовать. Гуайдо, согласно данным The Wall Street Journal, встретился с представителями администрации, те его заверили, что он будет признан Вашингтоном в роли временного главы государства, если он решится пойти на такой шаг, что и произошло несколько дней спустя.

Цель состоит в том, чтобы оставить правительство Мадуро без средств к существованию
Collapse )
РННА

"Советую телевизор не включать". Исповедь оператора ВГТРК

"Я никогда не разделял идеологию правящего в России режима, но мне было интересно попытаться внедриться на "фабрику лжи" и посмотреть изнутри, как там всё устроено", – рассказывает Леонид Кривенков. По профессии он химик, занимался любительской видеосъемкой, и приятель-телеоператор предложил ему быть ассистентом на съемках документальной ленты о петербургских дворцах. Вскоре Леонид устроился на телевидение – сперва это была полулегальная подработка в программе "Доброе утро, Россия", а в 2006 году, когда началось вещание "России-24", его приняли на работу, несмотря на то что у него не было ни соответствующего образования, ни подтвержденного опыта работы по специальности. Леонид Кривенков утверждает, что для этого ему пришлось заплатить начальству взятку в размере месячной зарплаты. Десять лет он проработал телеоператором в седьмой студии прямого эфира, снимал передачи с участием известных политиков и хорошо изучил кухню ВГТРК. В 2016 году Леонид Кривенков вышел на пенсию и попытался в судебном порядке опротестовать решения телекомпании, нарушающие, по его мнению, Трудовой кодекс. Однако суды всех инстанций встали на сторону ВГТРК.

В интервью Радио Свобода Леонид Кривенков рассказал о том, что он видел в телестудиях "России-24".

– Когда вы устраивались на телевидение, ваши политические взгляды были такими же, как сейчас, или сформировались благодаря тому, что вы там увидели?

Любимой шуткой режиссёров и телеведущих были слова "теперь твоя очередь врать"

– Я всегда относился к правящему режиму очень осторожно, понимал, что они преследуют свои интересы, обманывают население, пытаясь представить, что принимают законы для всеобщего блага. Но там я стал больше интересоваться политикой, поскольку целый день сидел и смотрел новости и обсуждал их с телеведущими. В непринужденной атмосфере мы иногда после эфиров по рюмочке коньяка выпивали, разговаривали. Мне рассказывали совсем не то, что они говорили перед камерой. Это мне дало возможность понять, как все устроено в России. В первые годы моей работы на "России-24" меня шокировал тот цинизм, с которым относились к своей работе сотрудники. Все, конечно же, прекрасно понимали, что занимаются дезинформацией телезрителей. Так, по техническому каналу постоянно происходили обсуждения на предмет того, как лучше преподнести ту или иную новость, зачастую предлагались самые невероятные взаимоисключающие версии. Любимой шуткой режиссёров и телеведущих были слова "теперь твоя очередь врать". Именно так обращались к корреспондентам перед тем, как выдать их в эфир.

Collapse )


лейтенант РОА

Немецкие эксперты о протестном движении в РФ и роли Навального. Статья в DW

Выступавшие в Берлине специалисты по России считают, что уличные протесты в стране не следует априори оценивать положительно, а Навальный для них - по-прежнему "темная лошадка".

На демонстрации протеста в Москве 12 июня

На демонстрации протеста в Москве 12 июня

Протесты дальнобойщиков, жителей "хрущевок", а также мартовские и июньские демонстрации, организованные Алексеем Навальным и его Фондом борьбы с коррупцией, прокатившиеся в последнее время по десяткам российских городов, привлекли внимание не только немецкой прессы, но и ученых, профессионально отслеживающих внутриполитические процессы в России.

В пятницу, 7 июля, журналистов пригласили в берлинский Центр восточноевропейских и международных исследований (ZOiS), где их познакомили с оценками и выводами, которые извлекают из последних событий в России некоторые эксперты.

Настроения российской молодежи

Феликс Кравачек (Felix Krawatzek) из Оксфордского университета изучает в первую очередь российскую молодежь, которая составляла едва ли не основную часть демонстрантов, вышедших 12 июня на улицы российских городов с протестом против коррупции в высших эшелонах власти.

Феликс Кравачек

Феликс Кравачек

Но активное участие в протестных акциях молодежи и даже подростков, с его точки зрения, не должно вводить в заблуждение относительно настроений этой категории населения России в целом. Эти настроения ничем не отличаются от преобладающих в других возрастных группах.

Молодежь тоже поддерживает политический и экономический курс Кремля, указал Кравачек, тоже считает, что страна идет по правильному пути, тоже не столь критично относится к истории, тоже не интересуется политикой, тоже рада, что Россию теперь боятся, тоже в восторге от Путина и даже еще более патриотична, чем старшее поколение. Так что о массовом движении протеста против существующего в России режима, по его мнению, и речи быть не может.

"Царь хороший, бояре плохие"

К похожему выводу пришла и эксперт ZOiS Татьяна Голова (Tatiana Golova), только что вернувшаяся из поездки по России, где она опрашивала гражданских активистов различных локальных протестных акций. Многие из ее собеседников оказались идеологически очень консервативными людьми, поддерживающими Путина и считающими, что Россия развивается в правильном направлении.

Татьяна Голова

Татьяна Голова

"Если что-то в государстве не работает, если дороги в плохом состоянии, то надо на эти изъяны обратить внимание и призвать государство их исправить", - так описала Голова подход некоторых ее собеседников. Но были и другие - придерживающиеся либеральных настроений, сторонники Навального и "Яблока", современные консерваторы, те, которые сами себя называют "красно-коричневыми".

Есть и такие, которые руководствуются давнишним принципом "хороший царь - плохие бояре". "Люди, например, выходят на улицы Новосибирска в знак протеста против повышения тарифов на коммунальные услуги, - пояснила она, - чтобы так дискредитировать губернатора Городецкого в глазах Москвы, чтобы он оказался вынужденным отменить это решение".

Татьяна Голова вообще не сторонница идеализировать протестное движение в России и переоценивать его прогрессивный потенциал. Не всегда укрепление горизонтальных связей в обществе служит целям развития демократии, как и самоорганизация граждан во имя достижения определенных целей, указала она.

Навальный - небесспорный оппозиционер

С такой оценкой согласен и Феликс Кравачек. "Не следует непременно исходить из того, что люди выходят на улицы российских городов ради чего-то, что мы считаем либеральными ценностями, - предостерегает он. - В России совершенно другой, чем на Западе, климат общественной мобилизации, поэтому надо быть очень осторожным".

Алексей Навальный среди протестующих против сноса хрущевок

Алексей Навальный среди протестующих против сноса "хрущевок"

Общественная мобилизация не является, по его мнению, априори положительным явлением и вовсе не означает, что Россия тем самым развивается в том направлении, которое на Западе считают укреплением гражданского общества. Эксперт имеет в виду и фигуру Алексея Навального, к которому относится очень неоднозначно.

Навальный, по словам Кравачека, остался в России единственным оппозиционным деятелем, способным выводить на улицы тысячи людей. "Если не считать сугубо локальных акций, тот, кто сегодня выходит в России с протестом на улицу, делает это ради и по призыву Навального, который превратился в бесспорного лидера оппозиции", - заявил ученый, считающий, что Навальный в любом случае будет участвовать в будущем году в предвыборной борьбе, даже если его не зарегистрируют в качестве официального кандидата в президенты.

Но что касается его позиции по проблеме Донбасса или Крыма, или его экономических представлений, то они, отметил Кравачек, "мягко говоря, крайне расплывчатые, а если быть до конца критичным - популистские и намеренно завуалированные".

Какой у Путина нарратив?

Тем не менее, продолжал он, харизматичному Навальному удается зажечь людей даже весьма абстрактными идеями, особенно молодежь, которую не смущают его туманные заявления о Крыме и экономический популизм. "Он берет простыми лозунгами, - считает Кравачек, - воровать и врать - нехорошо, это не наши идеалы, нужно положить конец коррупции".

А вот российский президент, по оценке ученого, утратил способность увлекать российскую молодежь какой-нибудь идеей, как это было в первые годы его правления. Причем, с возрастом самого Путина это никак не связано. Берни Сандерс в США и Джереми Корбин в Великобритании, заметил Кравачек, даже старше Путина, тем не менее, им удается увлекать молодых людей своими идеями и программами.

"В России сейчас вообще возник колоссальный вакуум нарратива, какую, собственно, историю рассказывает Путин людям? - заявил эксперт. - Раньше он всегда мог сказать, почему именно он должен быть во главе государства - сначала, чтобы покончить с хаосом 90-х, с терроризмом, с олигархами, потом, чтобы сделать Россию снова великой и вернуть Крым - но теперь у него такого нарратива нет и совершенно непонятно, почему он должен оставаться лидером страны".

http://www.dw.com/ru/%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D1%8B-%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D1%80%D1%84-%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE/a-39601427

лейтенант РОА

Гранты превращаются в гранаты.

Как финансировалось участие российских добровольцев в войне на Донбассе и почему в их рядах оказались участники бойни на Хованском кладбище.

«Народная армия Донбасса» (НАДО) понесла потери. Скрылся руководитель организации Георгий Макарьев, а его соратник Владимир Белов переправлен из Луганска в Москву и сейчас обживает камеру СИЗО. 16 февраля 2017 года Макарьев вместе с главой самопровозглашенной «Луганской Народной Республики» Игорем Плотницким перерезал ленточку, открывая в центре Луганска, на улице Оборонная, зал единоборств. На торжественной церемонии Макарьев пообещал, что возглавляемая им молодежная общественная организация НАДО откроет сеть спортзалов по всей «ЛНР».

Collapse )
лейтенант РОА

Голос "Хмурого"

Расследование сбитого «Боинга» завершено. Павел Каныгин нашел сослуживца российского полковника, которого считают ответственным за перевозку «Бука», сбившего «Боинг» MH17.

Ветеран-разведчик афганской войны узнал сослуживца среди тех, кто фигурирует в списке причастных к крушению малайзийского «Боинга». Эксклюзивное свидетельство. Спецкор «Новой газеты» Павел Каныгин встретился с ветераном в Запорожье и отправился в закрытый военный городок под Ростовом с посланием для его товарища

от редакции

«Новая газета» продолжает расследование причин крушения рейса МН17 Амстердам—Куала-Лумпур, случившегося в небе на Донбассом 17 июля 2014 года. На борту гражданского лайнера находились 298 человек — 283 пассажира и 15 членов экипажа. Все они погибли.

Осенью прошлого года Международная следственная группа (JIT*) представила выводы, согласно которым малайзийский «Боинг» был поражен ракетой «земля-воздух» из установки «Бук», стрелявшей из района донбасского городка Снежное (в тот момент находился под контролем «ДНР»).




* Следственная группа, созданная для установления причин и виновных в гибели МН17.   Представлена пятью странами — Малайзия, Нидерланды, Бельгия, Австралия, Украина. Россия от участия в совместном расследовании группы отказалась.


Однако производитель «Буков» российский госконцерн «Алмаз-Антей», ведущий собственное расследование трагедии, настаивал на том, что ракета была выпущена из окрестностей села Зарощенское. По мнению представителей «Алмаз-Антея», 17 июля 2014 года это село контролировалось украинскими силовиками. Жители самого Зарощенского сведения «Алмаз-Антея» опровергли и заявили спецкору «Новой» Павлу Каныгину, что украинские военные и установка «Бук» в селе никогда не появлялись, а окрестности его с первых дней войны контролировали силы «ДНР».

Collapse )

Конфликт в Донбассе

Настоятельно рекомендую к прочтению.


Оригинал взят у trim_c в Конфликт в Донбассе

Всем, кто привычно и не задумываясь, да и не имея такой возможности, поскольку проблем национальных конфликтов никогда не изучал, болтает о "гражданской войне" и ее причинах ("нацисты", "язык", "вернуться в Россию") - ну прочтите хотя бы два абзаца, написанных специалистом

Наталия Мириманова — эксперт-практик в области трансформации конфликтов и миротворчества. Имеет более чем двадцатилетний опыт работы в конфликтных регионах Южного Кавказа и Центральной Азии, Молдовы, России, Украины, стран бывшей Югославии и Восточной Европы. Разработала и преподавала учебные программы по разрешению конфликтов, опубликовала ряд книг, статей и учебных пособий


Конфликт в Донбассе новый и сконструированный.
У него нет истории. Даже при наличии разногласий между регионом и Киевом, которые никто не отрицает, этот конфликт нельзя сравнить ни с абхазо-грузинским, ни осетинским или карабахским, где люди столетиями выясняли отношения, где история противостояния встроена в этническую идентичность.
В Донбассе не было такого раскола, когда вступают в противоречие этнический или религиозный факторы. Различия же в бытовом поведении и предпочтениях относительно устройства общества и власти присутствуют в любом обществе и выражаются в виде политического конфликта. Но он имманентен, нормален и стимулирует политическое развитие в демократическом обществе.
Collapse )

Этой статье Натальи Миримановой больше года, но все главное осталось абсолютно актуальным. И столь же абсолютно непонятым большинством сетевых комментаторов, ломающих копья вокруг войны на Донбассе.

И первое, что вполне очевидно, что никакой "гражданской войны" нет и никогда не было. Гражданские войны возникают в ситуациях длительных конфликтов, имеющих серьезную историческую основу: национальную, религиозную, классовую. Основы могут быть различны, но они должны быть! .
И соответственно должны быть представлены в обществе некими партиями и/или общественными движениями - я охрип, убеждая русских в том, что не бывает в гражданскихв войнах иначе. И в сепаратизме мирном - тоже. И в Кааталонии, и в Шотландии был и есть подобные партии и движения - и это влиятельные силы с многочисленными сторониками, а не партия из одного олигарха и его охранников. Вот в таких ситуациях есть выраженный гражданский конфликт, который может быть разрешен либо мирно (референдум) либо военным путем.

Однако же ничего подобного не было ни в Крыму, ни в Донбассе. И там, и там монополию на власть имела Партия регионов, причем она господствовала много лет. Но никогда не ставила своей задачей отделение или даже федерализм. Последнее регулярно использовала как "пугалку", когда проигрывала власть. Однако получив большинство или даже находясь в меньшинстве ни разу даже намека на внесение подобного закона в Раде не делала.
Т.е. у нее не было подобных намерений от слова совсем. И между прочим население и Донбасса, и Крыма это вполне устраивало.

Первый очевидный вывод: ни референдума об отделении в Крыму, ни гражданской войны в Донбассе естественным путем произойти не могло .
Просто не было ля этого политических инструментов и настроений большинства в регионах. Что и неоднократно подтверждалось соцопросами.
Обе ситуации созданы искусственно внешним вторжением - вторжением России.
И это Мириманова формулирует совершенно четко.

Вторая сторона медали - внутренняя структура "государства договорняков" экономико-политических кланов. Как только случился кризис и агрессор решил им воспользоваться - инструментарий сопротивления у страны оказался крайне бедным.
В случае Крыма оно не сопротивлялось вовсе. А в случае Донбасса - крайне неорганизованно и неумело, назначая в критической ситуации на должности абсолютно неадекватных персонажей вроде Гелетея. Так что дело локализации конфликта и остановки агрессора в значительной степени пришлось брать на себя волонтерам и добровольцам. Они явили миру чудеса патриотизма и смелости - однако могли ли они продемонстрировать умение и профессионализм, владение тонкостями решения именно такого рода конфликтов, спровоцированного извне?

Да еще в условиях, когда высшее политическое руковдство ни в иделогическом плане, ни в организационном, ни в экономическом верных решений не принимало, а порой вообще никаких не принимало, так что все решали люди на местах.
А на местах с одной стороны возобладала тяга к силовым сценариям и применению слишком тяжелого оружия. Отмечу - вот уж что россияне подхватили с радостью и сразу, они как раз всё просчитали, и полагали такое развитие весьма позитивным - раз уж русские начали украинцев убивать на их территории, а украинцы это подхватили и стали друг друга убивать - так пусть поубивают побольше, вот уж кого Кремлю было не жалко, так это украинцев, да и добровольцев идейных из числа россиян тем паче: чем больше пассионариев погибнет и не вернется в Россию, тем спокойнее будет в России.

Так что ошибок у украинских властей - вагон. Некоторым оправданием может служить отсутствие опыта и внезапность события - как это смешно ни звучит, но наши лидеры не могли поверить, чтобы родная и братская России вдруг напала...

А вот русские как раз вполне могли.

Но и последнее, отмеченное год назад и актуальное по сей день: у страны как не было, так и нет никакого решения по поводу того, какого финала войны на Донбассе хочет украинская власть. И поскольку ей неясно, куда она сама хочет идти, в итоге она идет туда, куда ее ведут Россия или Европа.

А Европа и Россия пекутся о своих, а вовсе не об украинских интересах