Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Новая Газета: София пала

Почему РПЦ и российское государство не смогли предотвратить превращение собора в Стамбуле в мечеть?

То, о чем так долго говорили исламисты разных стран, совершилось. Вечером 10 июля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган издал указ о превращении храма Святой Софии в Стамбуле из музея в мечеть. Каковой этот храм и был с момента завоевания столицы Византии турками в 1453 г. до издания декрета об основании музея «Айя-София» в 1934 г. Декрет стал апогеем курса Мустафы Кемаля Ататюрка на секуляризацию Турции, на превращение ее из азиатского халифата в европейскую демократию. Ранее, с начала VI в., «София» была крупнейшим храмом христианского мира.

Юридическую возможность для революционного решения Эрдогану предоставил Госсовет страны. 2 июля в ходе 17-минутного заседания он решил, что судьбу «Софии» можно определить указом президента, так как в 1934 г. никакого закона по этому вопросу не издавалось. Правда, декреты Ататюрка раньше не принято было ставить под сомнение — как декреты Ленина в СССР. Но времена меняются...

Сохранить музей в Святой Софии Эрдогана уговаривали «всем миром». Это тот редкий случай, когда совпали позиции США и РФ, Московского патриархата и Константинопольского (несмотря на разрыв общения между ними). ЮНЕСКО, в список Всемирного культурного наследия которой входит собор, предупредила Турцию об опасности такого решения.

«Святая София» — один из ключевых символов русской культуры и религиозности. «Повесть временных лет» утверждает, что эстетическое восхищение, пережитое послами киевского князя Владимира в этом храме, стало причиной Крещения Руси. В заявлении против изменения статуса храма патриарх Кирилл подчеркивает: «Русской церкви он особенно дорог». «Мечта о «Софии» служила сакральным оправданием бесконечным русско-турецким войнам, а правительствующий Синод в ожидании победы России в Первой мировой войне разработал чин освящения собора.

Позиция России

«Святая София» была мечетью почти 500 лет — и это не самым лучшим образом отразилось на ее культурных ценностях. Во-первых, многочисленные пристройки исказили архитектурный облик собора и до сих пор мешают его целостному восприятию. Во-вторых, в соответствии с канонами ислама были уничтожены либо заштукатурены византийские фрески и мозаики с изображениями Христа, святых и ангелов.

То немногое, что от них сохранилось, было расчищено лишь в ходе реставрации 1930-х гг. Помимо прочего, беспокойство ЮНЕСКО вызвано судьбой этих сокровищ мировой культуры:

будут ли теперь турецкие мусульмане во вновь открытой мечети возносить свои молитвы перед византийскими христианскими образами или снова начнут их замазывать?

Это же беспокойство звучит и в заявлениях российской стороны. Правда, им не добавляет убедительности тот факт, что в самой России идет тот же «неоархаический» процесс, за который критикуют Турцию. По всей стране массово закрываются музеи, занимавшие монастырские и церковные здания, которые передаются РПЦ. Часто (как это было, например, в Ипатьевском и Соловецком монастырях) при этом наносится непоправимый урон музейным коллекциям.

Мнение ЮНЕСКО российские власти в таких случаях игнорируют столь же легко, сколь и турецкие: например, безоговорочно переданные РПЦ Новодевичий и Соловецкий монастыри также входят в Список Всемирного культурного наследия. Единственное отличие — памятники христианского происхождения передаются здесь все же христианам, и вопрос о замазывании фресок как будто не встает.

Храм Святой Софии изнутри. Фото: Reuters

Но и тут все не так очевидно: за последние 30 лет накопилось немало случаев варварского обращения представителей РПЦ с историческими памятниками и даже уничтожения целых храмовых комплексов (некоторые примеры такого рода приводятся в публикации «Новой»).

В обращении Госдумы РФ к турецкому парламенту от 7 июля говорятся очень правильные слова: «Необходимо предпринять все возможные шаги для того, чтобы предотвратить ущерб, который может быть нанесен поспешным изменением статуса музея». Как бы такие слова согрели души защитникам, скажем, Исаакиевского собора в Петербурге или Рязанского кремля!

Но, увы, практика двойных стандартов, утвердившаяся во внешней и внутренней политике РФ, не позволяет применять к себе те правила, исполнения которых требуют от других.

Патриарх Кирилл в заявлении от 6 июля основной акцент переносит на «оскорбление чувств верующих», которое в РФ, как известно, составляет уголовное преступление.

«Любую попытку унизить или попрать тысячелетнее духовное наследие Константинопольской церкви русский народ, — отмечает он, — как раньше, так и сейчас воспринимал и воспринимает с горечью и негодованием. Угроза "Святой Софии" — это угроза всей христианской цивилизации, а значит — и нашей духовности и истории. И по сей день для каждого русского православного человека "Святая София" — это великая христианская святыня».

Едва ли, правда, в этом случае Бастрыкин или Краснов начнут возбуждать уголовные дела против Эрдогана — как это делается в отношении зарубежных политиков послабее. В условиях международной изоляции Кремль очень дорожит оставшимися связями с Турцией — чтобы это увидеть, достаточно взглянуть на прилавки российских супермаркетов.

С позиций веры

Если взглянуть на проблему «Софии» с религиозной точки зрения, то она окажется не такой простой. В современных православном и мусульманском сообществах нарастает противостояние либералов и консерваторов — сторонников секулярной адаптации либо возрождения архаики.

Долгое время Турция была центром движения «евроислама», одним из лидеров которого стал богослов Фетхуллах Гюлен, объявленный злейшим врагом нынешнего турецкого режима. Одна из ценностей «евроислама» — уважение к «людям Писания» (христианам и иудаистам), которое исключает обращение их храмов в мечети. Для «евроислама» любой монотеистический храм — святыня.

Мусульмане на вечерней молитве перед храмом Святой Софии 10 июля. Фото: Reuters

Провозгласив курс на «неоархаику», Эрдоган пытается вырвать лидерство в исламском мире у арабских стран, прежде всего Саудовской Аравии, оплота ваххабизма, где христианские или иудейские молитвенные здания полностью запрещены.

Подобное разделение наблюдается и среди православных. Если либералы считают, что мусульмане поклоняются тому же Богу, что и христиане, поэтому в открытии мечети нет ничего ужасного, то консерваторы рассматривают ислам как «поклонение диаволу» (такие определения содержатся, например, в старых изданиях богослужебной книги «Требник»).

Правда, в этом вопросе «строго канонический» взгляд вступает в клинч с «геополитическим». Если главным врагом православия считать Запад, то очень соблазнительной выглядит идея союза с ревностными мусульманами, готовыми вести против него священную войну. С подобными призывами выступал покойный протоиерей Всеволод Чаплин.

Разумное предложение сделал армянский патриарх Константинопольский Саак II. Он призвал разрешить в «Святой Софии» как мусульманские, так и христианские молитвы. Но едва ли турецкие власти услышат его.

Кстати, мировое православие вообще не смогло выступить с какой-либо консолидированной позицией по этому вопросу — во многом из-за длящегося раскола Московского патриархата с Константинопольским.

Внутритурецкие расклады

Процесс исламской архаизации Турции, иногда называемый неоосманизмом, чем-то напоминает процесс православной архаизации России с ее «симфонией» РПЦ и Кремля. Но в Турции поддерживается культ ее основателя — Кемаля Ататюрка, портреты которого висят в каждом кабинете и печатаются на деньгах. А Ататюрк был малорелигиозным человеком и ярым сторонником секуляризации.

Возвращая «Софии» статус мечети, Эрдоган как бы переступает через традицию Ататюрка, перекидывая мостик к соответствующему вакфу (дару) султана Мехмеда II от 1453 г. Вот где теперь надо искать истоки турецкой государственности.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время обращения к народу после постановления суда о превращении «Святой Софии» из музея в мечеть. 10 июля 2020 года. Фото: ЕРА

Идеология правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР) (в обиходе ее называют «Ак-парти» — Белая, или Чистая партия) подразумевает, что крушение Османской империи было «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века» — как крушение СССР для Путина.

Электоральная база ПСР, консервативная деревня и бедные малые города, — «глубинный народ», в то время как крупные города, включая 15-миллионный Стамбул, настроены либерально. Это хорошо показали драматичные выборы мэра Стамбула в марте-июне 2019 г. Тут надо заметить, что при некотором сходстве Эрдогана и ПСР с Путиным и «Единой Россией» в их антизападной и ультрапатриотической риторике Турции очень далеко до того уровня политической монополии, который сложился в РФ. Оппозиция в стране достаточно сильна и популярна.

Условно проевропейский кандидат Экрем Имамоглу баллотировался в мэры Стамбула от оппозиционного «Альянса нации». По итогам подсчета (80% голосов) лидировал его оппонент от ПСР — бывший премьер-министр Бинали Йылдырым. Однако в итоге с перевесом в несколько тысяч голосов (десятые доли процента) победил Имамоглу. После серии пересчетов голосов он вступил в должность, но Эрдоган добился отмены итогов выборов, и у Имамоглу отобрали мандат. При новом голосовании 23 июня Имамоглу победил уже с убедительным перевесом, и Эрдоган смирился, что Стамбул перешел в руки оппозиции.

Турецкие политологи рассматривают эпопею с «Софией» как своеобразную «месть исламистов» самому вольнодумному городу страны.

На муниципальных выборах в ряде других крупных городов ПСР также утратила лидирующие позиции, получив не более 40% голосов.

Обвинения Эрдогана и ПСР в «исламизме» в 2015–2016 гг. разделяла и официальная Москва. 2 декабря 2015 г. ТАСС цитировал заместителя министра обороны Анатолия Антонова, который обвинил лично президента и его семью в торговле нефтью, добытой «Исламским государством» (запрещено в РФ. — Ред.). Его дополнял начальник Национального центра управления обороной РФ Михаил Мизинцев:

«Финансовые потоки от перепродажи нефтепродуктов направлены не только на обогащение высшего военно-политического руководства Турции. Они в больших объемах возвращаются в Сирийскую Арабскую Республику в виде оружия, боеприпасов и наемников различных мастей. Только за последнюю неделю с территории Турции в отряды ИГИЛ и Джебхат-ан-Нусра (обе организации запрещены в РФ. — Ред.) переброшено до 2 тысяч боевиков, свыше 120 тонн боеприпасов и порядка 250 единиц автомобильной техники различного назначения».

Турецкая молодежь с флагами Турции и Османской империи возле «Святой Софии» после объявления о превращении храма из музея в мечеть. Фото: ЕРА

С тех пор, правда, отношения Путина с Эрдоганом наладились, и о «спонсорстве терроризма» больше не вспоминают.

Турция пострадала от пандемии коронавируса не меньше, чем Россия: экономика рухнула, рейтинги ПСР и Эрдогана упали. История с Софией призвана вновь мобилизовать загрустивший провинциальный электорат.

***

Конечно, Россия, взявшаяся защищать православную цивилизацию, оказалась очень неубедительна в этой истории. Слишком много противоречий у этой роли: геополитические интересы не совпадают с церковными, странно защищать Константинополь после многих лет его обличения в «ереси и расколе».

Утешаться остается лишь тем, что в мире «неоархаики» и «неоосманизма» религиозные лозунги играют глубоко вспомогательную роль у политических.

Мечетью «Святая София» станет лишь символически, номинально.

Несколько десятков человек будут собираться в ней на молитву раз в неделю. А вот туристическим объектом она останется реально, причем самым популярным в Турции.

Отказаться от доходов, приносимых более чем тремя миллионами туристов ежегодно (данные за 2019 г.), предприимчивый турецкий народ не сможет при любом режиме.

Алексей Широпаев о ситуации в Черногории

Крестные ходы в Черногории подаются в российских СМИ как защита «веры», «православия» и «святынь». Однако каким же это образом утверждение Черногорской православной(!) церкви может посягать на собственно православие? Совершенно очевидно, что в действительности речь идёт о защите господствующих (но притом весьма спорных как с юридической, так и с исторической точек зрения) позиций Сербской православной церкви (СПЦ), являющейся аппаратом имперского влияния Белграда и Москвы. То есть суть «церковных протестов» - чисто политическая, но преподносятся они путинскими СМИ в ярко-религиозной упаковке. Послушаешь наш телек, кричащий о «защите православия в Черногории» – и такое впечатление, что страну атакуют озверевшие католики и мусульмане. Вовсе нет, вопрос стоит лишь о собственной, автокефальной Черногорской церкви – повторяю, православной церкви. Но проблема в том, что для СПЦ и РПЦ православно и «канонично» лишь то, что соответствует их аппаратным интересам и задачам. Всё прочее – «раскольники». Однако государственные флаги Сербии на крестных ходах, организованных в Черногории силами СПЦ, красноречиво свидетельствуют о чисто политической подоплёке этих протестов. Цель их организаторов - взять реванш за вступление Черногории в НАТО, похоронить независимость этой страны, причём руками черногорцев.
Широпаев Алексей
https://www.facebook.com/shiropaev/posts/3088584541205042

Безоговорочно поддерживаю черногорских националистов и Черногорскую церковь в борьбе за обретение автокефалии и укрепление суверенитета страны от сербских и российских посягательств.

Алексей Широпаев о Сербии и Черногории

У Сербии не только флаг похож на российский. Сербия тоже считает себя империей. И у Сербии тоже есть своя «Украина». Это - Черногория. Страна с собственной историей, культурой, собственными героями, правителями и собственной государственностью. Проблема в том, что у черногорцев с сербами один язык и она вера (но есть и черногорцы-католики на побережье). И вот на этом «основании» сербы, ну те, что сторонники «Великой Сербии» (похоже на имперскую «Большую Россию», правда?), не признают черногорцев отдельным народом, а Черногорию - отдельной, суверенной страной. В этой оптике есть только одна страна - Сербия и один народ – сербский, от которого хотят отколоться какие-то самостийники. Ну очень напоминает рассуждения Путина относительно Украины. Говоря о Черногории, сербы (опять «что-то» напоминает) любят употреблять слово «братство», причём, как и в нашем случае с Украиной, дело доходило и до силового «принуждения к братству», говоря по-сурковски. Так, нынешняя Черногория официально считает, что она была аннексирована Сербией в 1918 году (голосование за «воссоединение» прошло в условиях сербской оккупации). Наверное, мало кто у нас знает, что в канун Рождества 1919 года в Черногории вспыхнуло восстание против владычества Сербии. Восставшие проиграли, но партизанская война за незалежность продолжалась до конца 20-х годов. Так что независимость Черногории (2006) возникла совсем не на пустом месте. Так же, как и мудрое решение о вступлении этой страны в НАТО, закрепившее её курс на Запад, в Европу, с которой Черногория связана ещё со времён Венецианской республики, о чём напоминают барельефные крылатые львы в Которе, Будве… Кстати, можно сказать, что Черногория уже раз была в НАТО: в знаменитой битве при Лепанто (1571), когда европейская Священная Лига наголову разгромила турецкий флот, участвовала и галера из Котора «Святой Трифон».

Как и Пётр Порошенко, президент Черногории Джуканович прекрасно понимает: независимость от бывшего «большого брата» невозможна без независимости от Сербской Православной Церкви (СПЦ), выполняющей ту же самую роль, что и РПЦ МП в концепции «русского мира». Я сам лично видел огромный сербский флаг, простёртый по фасаду православного храма в старом городе Котора. СПЦ – это политический институт имперского великосербского влияния, с которым, конечно, необходимо порвать, утвердив автокефальную Черногорскую церковь.

Единственный славянский двуглавый орёл, не вызывающий у меня аллергии – черногорский. Ибо он обращён к Европе, туда, где славянам и надлежит быть. Это единственный славянский двуглавый орёл-западник. Удачи тебе, страна-жемчужина, надеюсь, что Москва и Белград не собьют тебя с дороги.

У Сербии не только флаг похож на российский. Сербия тоже считает себя империей. И у Сербии тоже есть своя «Украина». Это - Черногория. Страна с собственной историей, культурой, собственными героями, правителями и собственной государственностью. Проблема в том, что у черногорцев с сербами один язык и она вера (но есть и черногорцы-католики на побережье). И вот на этом «основании» сербы, ну те, что сторонники «Великой Сербии» (похоже на имперскую «Большую Россию», правда?), не признают черногорцев отдельным народом, а Черногорию - отдельной, суверенной страной. В этой оптике есть только одна страна - Сербия и один народ – сербский, от которого хотят отколоться какие-то самостийники. Ну очень напоминает рассуждения Путина относительно Украины. Говоря о Черногории, сербы (опять «что-то» напоминает) любят употреблять слово «братство», причём, как и в нашем случае с Украиной, дело доходило и до силового «принуждения к братству», говоря по-сурковски. Так, нынешняя Черногория официально считает, что она была аннексирована Сербией в 1918 году (голосование за «воссоединение» прошло в условиях сербской оккупации). Наверное, мало кто у нас знает, что в канун Рождества 1919 года в Черногории вспыхнуло восстание против владычества Сербии. Восставшие проиграли, но партизанская война за незалежность продолжалась до конца 20-х годов. Так что независимость Черногории (2006) возникла совсем не на пустом месте. Так же, как и мудрое решение о вступлении этой страны в НАТО, закрепившее её курс на Запад, в Европу, с которой Черногория связана ещё со времён Венецианской республики, о чём напоминают барельефные крылатые львы в Которе, Будве… Кстати, можно сказать, что Черногория уже раз была в НАТО: в знаменитой битве при Лепанто (1571), когда европейская Священная Лига наголову разгромила турецкий флот, участвовала и галера из Котора «Святой Трифон».

Как и Пётр Порошенко, президент Черногории Джуканович прекрасно понимает: независимость от бывшего «большого брата» невозможна без независимости от Сербской Православной Церкви (СПЦ), выполняющей ту же самую роль, что и РПЦ МП в концепции «русского мира». Я сам лично видел огромный сербский флаг, простёртый по фасаду православного храма в старом городе Котора. СПЦ – это политический институт имперского великосербского влияния, с которым, конечно, необходимо порвать, утвердив автокефальную Черногорскую церковь.

Единственный славянский двуглавый орёл, не вызывающий у меня аллергии – черногорский. Ибо он обращён к Европе, туда, где славянам и надлежит быть. Это единственный славянский двуглавый орёл-западник. Удачи тебе, страна-жемчужина, надеюсь, что Москва и Белград не собьют тебя с дороги.


https://www.facebook.com/roman.volnodumov/posts/105716477714905

Очень точное наблюдение. К слову, я целиком и полностью на стороне Черногорской церкви и черногорских националистов в происходящим там сейчас противостоянии с оборзевшими сербскими и российскими попами и имперастами (разумеется, далеко не все сербы и сербские священники такие).

На изображении может находиться: небо, гора, растение, на улице, природа и вода

Вот зачем им нужна в Конституции "вера в Бога"

Широпаев Алексей


"Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство", - так процитировал текст поправки спикер Госдумы Вячеслав Володин (РИА Новости)
-----------------------------------
Вот зачем им нужна в Конституции "вера в Бога". Подпорка для "государственного единства". По факту - дальнейшее закрепление роли сталинской РПЦ как "имперского" идейно-политического госинститута.

Новая Газета: Серые крестоносцы

Церковный фактор может стать причиной политической дестабилизации в самом центре Европы, внутри НАТО. Протесты против нового закона о религии не стихают в Черногории уже третий месяц. Стороны конфликта признают, что без активного участия Москвы тут не обошлось...

«Одна и та же рука действует в Черногории и Украине», — загадочно выразился «министр иностранных дел» РПЦ митрополит Иларион (Алфеев), посещая 18 февраля Белград. Расположенную в этом городе Сербскую патриархию РПЦ считает своим главным союзником, после того как почти все официальные православные церкви стран Восточной Европы «предали» ее, перейдя на сторону «проамериканского» Константинопольского патриархата. И маленькая курортная Черногория, где россияне охотно приобретают дачи на море, не исключение.

В 2017-м страна вступила в НАТО, несмотря на предпринятую годом ранее при участии российской агентуры попытку госпереворота (об этом говорится в приговоре Верховного суда Черногории, заочно осудившего граждан РФ Эдуарда Шишмакова и Владимира Попова). Теперь власти страны стремятся вернуть символически значимый статус автокефалии национальной православной церкви, освободив ее от постколониальной зависимости от Сербского патриархата (СП).

Случайно или нет, но почти одновременно с Иларионом Белград посетил министр обороны РФ Сергей Шойгу. Сербия, хоть и с оговорками, остается последним стратегическим оплотом РФ на Балканах. Однако в стране набирают вес проевропейские силы, и Москве становится все сложнее удерживать Белград в зоне своего влияния.

«Церковная тема» в этом деле может оказаться очень полезной, поскольку апеллирует к самым основам сербского национального самосознания и постимперского синдрома — подобной российской ностальгии по утраченной «великой державе». РПЦ и МИД РФ призывают сербов «не отдавать святыни» в Черногории, утверждая, что руководство этого молодого независимого государства предало сербское национальное единство «в угоду Западу».

Параллель с российско-украинской повесткой очевидна, и митрополит Иларион предсказывает: президент Черногории Джуканович «закончит как Порошенко».

Влиятельный арабский телеканал «Аль-Джазира» констатирует, что Черногория стала новой мишенью в геополитической игре Москвы: «Из-за этого на Украине вот уже шестой год ведется вялотекущая война, а Грузия лишилась больших территорий... Россия ведет свою гибридную войну в Черногории альтернативными империалистическими методами, с помощью православия».

История вопроса



Церковная лавка в Черногории. Фото: Александр Солдатов, специально для «Новой»

До 1918 года, когда Черногория была аннексирована Сербией, Черногорская церковь имела фактическую автокефалию. Ее отношения с сербскими соседями то ухудшались, то улучшались, но в конце XIX — начале ХХ века Черногорского митрополита рукополагали уже в Петербурге без участия Сербии. До середины XIX в. Черногорское княжество оставалось единственным на Балканах теократическим (точнее — иерократическим) государством: им управляли князья-митрополиты. Во времена квазиимперского сербского государства — сначала монархического, а потом социалистического — все монастыри и храмы Черногории взял под свой контроль Сербский патриархат, который в своем нынешнем виде сформировался лишь в 1920 г.

Среди приверженцев этого патриархата распространено отрицание самостоятельности черногорских народа и государства, подобно тому как в РПЦ любят говорить о «русском мире» и «триединстве русского народа».

При распаде Югославии Черногория дольше остальных «союзных» республик сохраняла единство с Сербией — вплоть до референдума о независимости 2006 года. Но о возрождении древней церковной автокефалии группа черногорских клириков и мирян заявила значительно раньше — на Церковно-народном соборе 1993 г. С 1997 г. «непризнанную» Черногорскую церковь возглавляет ее нынешний предстоятель митрополит Михаил (Дедеич). Почти за 30 лет этой церкви удалось получить от властей либо построить всего порядка 15 храмов. Количество же церковных объектов СП в Черногории превышает 650!

Будучи крупнейшим религиозным объединением страны, СП упорно уклоняется от черногорской государственной регистрации, а его священники-сербы отказываются от видов на жительство в Черногории и не платят налоги, фактически находясь на нелегальном положении. Остальные 20 религиозных объединений Черногории благополучно зарегистрированы. Еще одна странность. В стране действует 4 епархии СП, но только одна из них полностью расположена в пределах страны. 3 других охватывают территории как Черногории, так и соседних Сербии либо Боснии и Герцеговины. Это обрекает последователей СП в Черногории на системный конфликт с государством.



Черногория. Фото: Александр Солдатов, для «Новой»

Митрополит против президента

Президент Черногории Мило Джуканович обвиняет СП в намерении сохранить религиозную монополю в стране, которая уже давно независима от Сербии и двигается иным геополитическим курсом. В своей борьбе за признание Черногорской церкви он обещает брать пример с Украины. По инициативе Джукановича поздним вечером 27 декабря 2019 г. Скупщина — парламент Черногории — принимает новый закон о свободе вероисповедания. Подобно Петру Порошенко, сыгравшему ключевую роль в признании автокефалии Украинской церкви, Джуканович действует в условиях цейтнота: в 2020-м в Черногории пройдут парламентские выборы. Среди населения северных и центральных регионов страны растут просербские настроения, так что опасность поражения партии Джукановича велика. Так, просербские и антисербские силы в Черногории в равной мере оказались заинтересованы в обострении ситуации, чтобы мобилизовать электорат.

Закон в парламенте удалось принять лишь после драки, устроенной 17 просербскими депутатами, которых в конце концов задержала и вывела из зала полиция. Копья ломаются вокруг 62-й статьи закона, объявляющей государственной собственностью все церковные здания, принадлежавшие Черногории до 1 декабря 1918 года, — момента ее аннексии Сербией. Сейчас СП «стихийно» владеет примерно 650 зданиями, со статусом которых в течение года будет разбираться кадастровая служба. «Религиозная община, — говорится в законе, — продолжает использовать объекты и землю, подлежащие регистрации, до решения государственного органа, уполномоченного принимать решения о... распоряжении этими объектами и землей».

Этих строк оказалось достаточно, чтобы Сербский патриарх Ириней заявил о «государственном терроризме» со стороны Черногории,

а десятки тысяч людей по всей стране начали выходить на улицы под сербскими флагами и с однотипными плакатами: «Не отдадим наши святыни!» Понятно, что черногорское государство не собирается да и физически не сможет «выгнать» верующих СП из сотен храмов. Речь идет только об упорядочивании статуса объектов недвижимости с последующей — уже законной — передачей общинам.

Черногорская полиция не ведет официальной статистики акций протеста против нового закона. А организаторы все время «поднимают планку»: если поначалу они говорили о 70 тысячах участников по всей стране, то в прошлое воскресенье, 23 февраля, побили рекорд. На вечернее шествие-молебен якобы вышло более 200 тысяч человек при населении Черногории в 630 тысяч. Акции устраиваются только по вечерам, когда уже темнеет, в четверг и воскресенье, и выглядят очень эффектно. В обязательном порядке они проходят в столице — Подгорице, а в других городах — по очереди (на каждую акцию в каждом городе участников не хватает). Для желающих приехать в столицу неизвестно кем предоставляются бесплатные автобусы, на акциях выступают приглашенные «поп-звезды».



Выборы президента Черногории в школе имени Горького в Подгорице. Фото: РИА Новости

Например, 23 февраля топ-спикером в Подгорице был архимандрит Савва из Косово, который призывал хранить сербские язык и веру — чтобы «не было как в Косово». Об очередном молебне оповещают отпечатанные в типографии красочные афиши, развешивающиеся в храмах, на фонарных столбах и автобусных остановках. Во многих храмах для акций припасены государственные флаги Сербии и однотипные плакаты. Уровню организации протеста позавидует любая политическая партия.

Как сообщил «Новой» предстоятель «непризнанной» Черногорской церкви митрополит Михаил (Дедеич), каждому участнику акций выплачивается скромное вознаграждение — 70 евро, а если он приводит жену и детей — не менее 100.

Деньги переправляются наличными через сербско-черногорскую границу, которая охраняется довольно слабо. При этом посещаемость собственно церковных служб в Черногории за последние месяцы упала. Как рассказывает священник из Котора, которого в народе зовут «поп Мома», на литургии приходят раза в два меньше людей — прихожане берегут «молитвенные силы» для вечерних протестов.

Главным оппозиционером Черногории местные СМИ называют 82-летнего митрополита Амфилохия (Радовича), который возглавляет Черногорско-Приморскую епархию СП со времен социалистической Югославии. Его риторике может позавидовать самый радикальный политик. Старец постоянно называет президента страны безбожником и преступником, призывает народ к свержению власти, которая якобы «отнимает церкви». При этом Амфилохий отказывается идти на прямые переговоры с президентом, а тем более — с «раскольниками».

В прошлые годы Амфилохия регулярно посещали со своими «мотопробегами» байкеры из клуба «Ночные волки», близкого к Кремлю.

Как рассказал «Новой» один из них, однажды Амфилохий в беседе с байкерами открыто посетовал на перебои в финансировании его епархии из Москвы.

Российский след



Участник мотопробега «Ночных волков». Фото: РИА Новости

Неудивительно, что максимальное недовольство черногорский закон вызывает именно в Москве. Уже 28 декабря, на следующий день после принятия закона, патриарх Кирилл заявил на трапезе в монастыре на Лубянке, что цель закона — «борьба с Россией». Кирилл дал пропагандистскую установку СМИ: представлять происходящее как отъем «всей церковной недвижимости от канонической Черногорской епархии Сербской православной церкви к раскольникам» Еще через два дня, 30 декабря, было принято заявление Синода РПЦ, который, впрочем, на свое заседание в этот день не собирался. Обращаясь ко всему мировому сообществу, Синод заявил о «попрании прав религиозных общин в Черногории». Новый закон назван в документе «актом поддержки раскола путем ослабления канонической Церкви и попыткой поставить ее в унизительную и опасную зависимость от государства».

Приезжать в Черногорию архиереи РПЦ пока не решаются, поэтому деликатную миссию исполняют епископы ее украинского филиала — УПЦ МП. 27–28 января епископ Барышевский Виктор выступил на антиправительственном протесте в Подгорице, обвинив в гонениях на православие... Константинопольский патриархат. На 29 февраля запланирован визит в Подгорицу главы УПЦ МП, постоянного члена Синода РПЦ митрополита Онуфрия (Березовского) в сопровождении четырех епископов. Накануне Великого поста он будет служить в главном храме Черногории патриарху Сербскому Иринею.

Риторика обоих предстоятелей сводится к тому, что в Черногории нужно взять реванш за «поражение» в Украине.

«Всякий, кто помогает украинским раскольникам, — это враг не только Русской Церкви и «русского мира», но также и всех православных славянских народов, и всего православного мира», — утверждает Сербский патриарх.

Подобные формулировки используют и официальные российские власти. Выразив «серьезную озабоченность», МИД России в специальном заявлении о черногорском законе о религии предсказал «полное выдавливание из Черногории» Сербской церкви. МИД, как и патриарх Кирилл, не сомневается, что черногорское государство изымет у СП все 650 храмов в Черногории и передаст их церкви, которую РФ квалифицирует как «неканоническую». МИД Черногории расценил такие оценки как вмешательство РФ во внутренние дела этой страны и на всякий случай напомнил о членстве страны в НАТО.

***

Учитывая этот геополитический фактор, трудно предположить, что нынешние протесты вернут Черногорию к союзу с Сербией и РФ. Однако, скорее всего, немного «отыграть назад» черногорским властям придется. Спорный закон о религии уже рассматривается Конституционным судом страны, который, скорее всего, смягчит некоторые его статьи. Впрочем, главный стратегический вектор останется неизменным — церкви стран бывшей Югославии, равно как и церкви стран бывшего СССР, должны стать независимыми, автокефальными.

Константинопольский (Вселенский) патриархат уже готов признать автокефалию церкви Северной Македонии, а в случае с Черногорией занимает выжидательную позицию — в расчете на то, что либо сербское духовенство Черногории само попросит об автокефалии, либо Сербский патриархат, желая сохранить свою целостность, станет союзником Константинополя и выйдет из-под зависимости от Москвы. Когда это произойдет — вопрос времени.

Александр Солдатов

https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/02/84146-serye-krestonostsy
Флаг России

Новая Газета: Верующие вышли к Храму Христа Спасителя в защиту политзаключенных

1 марта в Москве, на Патриаршем мосту у Храма Христа Спасителя, христиане и мусульмане провели серию одиночных пикетов. Они вышли в Прощеное воскресенье, чтобы проявить солидарность с невинно осужденными по политически мотивированным уголовным делам в России. Инициатор пикетов, гражданский активист и бывший фигурант московского дела Алексей Миняйло говорит «Новой», что для него важно, чтобы христиане заступались за тех, кто безвинно сидит в тюрьме. «Часто христиане думают, что политические заключенные — это другая реальность, не связанная с их жизнью. Но это не так. Мы призываем всех православных заступаться за узников совести. За политзаключенных и за тех, кто пострадал за веру, как «Свидетели Иеговы», которые сидят в тюрьме за свою веру («Свидетели Иеговы» признаны в России экстремистской организацией — «Новая»). Миняйло рассказал, что для пикетов он выбрал именно Прощеное воскресенье, чтобы перед началом Великого поста напомнить: «Смысл поста не в ограничении еды, а в том, чтобы делать поступки милосердия. Пост — самое время бороться за справедливость». «Новая» публикует монологи некоторых участников пикетов.



Мария Алехина. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Анна Маслова, иконописец

Collapse )

Die Welt: Комик Долгополов: Верующие были ущемлены, а теперь стали угнетателями

Александр Долгополов уехал из России после того, как силовики начали проверку его шуток. В интервью DW он рассказал о преследовании, жизни в подвешенном состоянии и праве шутить о православии.

25-летнего комика Александра Долгополова называют одним из лучших независимых стэндап-артистов в России. В январе он уехал из России, поскольку правоохранительные органы начали проверку его выступлений после заявления одного из зрителей об оскорблении его религиозных чувств. Одной из причин отъезда стал тот факт, что в России в 2013 году статью об оскорблении чувств верующих ужесточили, теперь она предусматривает в том числе и тюремное заключение. В Берлине, где он дал серию концертов, Долгополов встретился с корреспондентом DW.

DW: Есть песня рэпера Face "Юморист" с такой строчкой: "Пошутил не так - и ты попал в блэк-лист". Примерно это и произошло? Ты попал в "блэк-лист", потому что пошутил не так?

Александр Долгополов: Произошло то, что МВД послало запрос в клуб в Питере, где я выступал, чтобы получить информацию обо мне. Бумажку с этим запросом мы видели. Мы сразу напряглись, потому что такого у меня никогда не было - я всегда просто выступал для своей публики и никогда не сталкивался с законом.

- Когда ты говоришь "мы", то кого имеешь в виду?

- Мы - это я и моя девушка и менеджер Лиза. Так вот, мне всегда казалось, что комики живут в каком-то пузыре, это как параллельная вселенная. То есть с одной стороны ты видишь, как людей сажают за репосты, они выходят на митинги, им назначают безумные сроки. Людей сажают за слова, и это то, что происходит вокруг. Но с другой стороны есть чувство, что это происходит не с тобой. Ты на это смотришь, но сам выступаешь безопасно и говоришь все, что угодно - это даже вызывало диссонанс. Но оказалось, что и я тоже живу в этой реальности - вот, что меня напугало. Я понял, что со мной может произойти все, что угодно. После заявления мы сразу напряглись, стали думать, что нам делать. Буквально на следующий день у меня должно было быть выступление, и туда пришли следователи. И тут мы поняли, что это уже пугающе выглядит.

Контекст

- То есть ты выступал, и в зале были следователи?

- У нас планировалось выступление, но прямо перед ним нам сообщили, что там ходят какие-то подозрительные чуваки и задают вопросы. Явно не из наших зрителей. Так что мы отменили выступление, поехали домой, а потом оказалось, что это были следователи. В тот же день мы подумали, что нам здесь пока что небезопасно, и до прояснения обстоятельств лучше уехать, чтобы не случилось чего-то неожиданного - типа тебя посадят в тюрьму или СИЗО. Я был очень напуган и до сих пор нахожусь в подвешенном состоянии, потому что никакой информации от правоохранительных органов нет. Мы все время пытаемся дозвониться и разобраться, что происходит, но они не отвечают либо не берут трубку. Отсутствие информации пугает еще сильнее.

- А почему была начата проверка?

- Сначала я не знал. Вернее, подумал, что, наверное, из-за моего выступления. И стал перебирать, что может быть причиной, пока не понял, что причин может быть много. Шутки про политику, шутки про религию, - у меня очень много материала. Потом оказалось, что заявление написал человек, который посмотрел мое выступление, и его оскорбили мои шутки про религию, я уж не знаю какие. Оказалось, что этот чувак живет в Орехово-Зуево. Он верующий, оскорбился моим материалом и пытался сорвать мой концерт в Орехово-Зуево. А когда это не получилось, написал заявление по статье "оскорбление чувство верующих".

- А ты в каком статусе сейчас разъезжаешь по Европе? Не предпринимал усилий по получению убежища?

- Не предпринимал, потому что я, конечно, уехал на время и планирую вернуться, если это будет безопасно для меня. Но с другой стороны, как понять, что это безопасно? Они могут написать какую-то бумажку, мол, все в порядке. Потом ты приедешь - и окажется, что все не так. Так происходит со всеми медийными личностями. Я достаточно неизвестный человек, но если посмотреть на людей, которые известны, и работают с провокационным материалом, то у них постоянно проблемы. Это не заканчивается на одном заявлении. Постоянные проверки.

- И у комиков?

- Несмотря на единичные случаи, у комиков таких проблем не было до этого момента. По крайней мере, у не очень известных комиков.

- Практически у каждой профессии сейчас есть представитель, у которого существуют проблемы с правоохранительными органами. Из вас уже можно составить футбольную команду: журналист - Иван Голунов, артист - Павел Устинов, студент - Егор Жуков, теперь вот комик Долгополов.

- Согласен, но все-таки пока это единичные случаи, и они не способны вызвать резонанс в обществе, чтобы люди возмутились и боролись за свои права. Люди думают: ничего страшного, подумаешь, какой-то сумасшедший написал заявление. Хотя фактически это (статья об оскорблении религиозных чувств - Ред.) - репрессивная статья, которая используется для того, чтобы контролировать общество и держать его в страхе.

Актер Павел Устинов

Актер Павел Устинов

- Получается, что ситуация толкает тебя в оппозиционеры и делает из тебя врага режима из-за православного жителя подмосковного городка?

- Так бы я не сказал. Ты в этой ситуации сам выбираешь, кем ты хочешь быть: либо соглашаешься с таким унизительным отношением к себе, с этой дискриминацией по отношению к неверующим, которая прописана сейчас в законе. Либо пытаешься защищать свою позицию. Меня спрашивают: не хочешь ли ты поговорить с этим человеком, чтобы он забрал свое заявление? Может, ты можешь извиниться? Но я не рассматриваю это как вариант.

Это моя позиция - у меня есть право шутить обо всем, о чем я захочу. В том числе конкретно о православии, потому что я сам из православной семьи, и то, что происходит в современной России с точки зрения религии, - это ужасно. Религия насаждается, и ты чувствуешь на себе насилие со стороны государства, которое прикрывается религией, и это тем более дает тебе право шутить об этом, как ты захочешь. Верующие считают, что они находятся в позиции ущемленных. Но это не так. Было бы логично, если бы такой закон в качестве моральной компенсации приняли в 90-х после развала Союза, учитывая, как верующие натерпелись за советскую эпоху. Но сейчас за эти 20 с лишним лет ситуация изменилась кардинально, и уже эти люди находятся в положении угнетателей.

- Где ты сейчас живешь?

- Не знаю. В России (смеется - Ред.). Нам пришлось оставить все, что у нас было. У нас не так много денег, и мы решили отказаться от жилья, которое снимали в Москве. Поэтому сейчас фактически нет ни жилья, ни имущества. Просто ездим и выступаем. Ждем, как будут развиваться события. Но скоро закончатся визы, тогда придется думать: возвращаться или принимать другие решения.

https://www.dw.com/ru/%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA-%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B3%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2-%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%83%D1%8E%D1%89%D0%B8%D0%B5-%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D0%B8-%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%8B-%D0%B0-%D1%82%D0%B5%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%8C-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D1%83%D0%B3%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8F%D0%BC%D0%B8/a-52401224?maca=rus-facebook-dw&fbclid=IwAR3u3C78C4CLDgM-rvVO602DQiVO9sKtJ_RPFrZnr_JD0rfzMEOXLRzGzSM

Флаг Украины

Архиепископ Попович: Гибель невинных из Небесной сотни - это жертва Украины, принесенная за свободу

20 февраля Грекокатолическая церковь, также в Польше, включилась в мероприятия Дня памяти героев Небесной сотни.
              .
Богослужение за упокой героев Небесной сотни в в Соборе святого Иоанна Крестителя в Пшемысле.Источник: episkopat.pl

«Зло никогда не победит, смерть невинных - это жертва, кот орую  Украина принесла за свою свободу быть европейской страной, в которой права и достоинство человека будут защищены, соблюдены, и которыми уже никто не будет торговать», - подчеркнул архиепископ  Эугениуш Попович - метрополит  Пшемысльско-варшавский Грекокатолической церкви в Польше.

В сообщении, переданном Польского агентству печати, пресс-бюро Конференции Епископата Польши, архиепископ напомнил, что 20 февраля Грекокатолическая церковь включилась в мероприятия  Дня памяти героев Небесной сотни. В этот день верующие молятся за упокой души жертв кровавого подавления протеста на Майдане, а также за мир в Украине.

В заупокойном богослужении в Соборе святого Иоанна Крестителя в Пшемысле за Небесную сотню и мир в Украине приняли участие поляки и украинцы, в том числе молодежь из Пшемысля и Украины - учащиеся школы имени Маркиана Шашкевича, а также женщины из дружины святой Девы Марии.

https://www.polskieradio.pl/397/7835/Artykul/2459111,%D0%90%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B5%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BF-%D0%9F%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D0%93%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%B8%D0%B7-%D0%9D%D0%B5%D0%B1%D0%B5%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%B8-%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D0%B6%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D0%A3%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D1%8B-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%B7%D0%B0-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D1%83?fbclid=IwAR3mdCWRyvCCX_ppT7mpGo7MUqIuYAHrhpD5RGf33jiHL9Hy0M4KtU5aMcA

Новая Газета: Почему протоиерей Димитрий Смирнов может спокойно оскорблять людей




Виталий Милонов и протоиерей Смирнов. Фото: РИА Новости


После ухода из этого мира протоиерея Всеволода Чаплина первое место в номинации «Церковный эпатаж» уверенно занял протоиерей Димитрий Смирнов — значительно более возрастной. Его радикальные высказывания (и даже акции), за которые рядового россиянина давно бы осудили как экстремиста, и раньше вызывали скандалы. Но на фоне чаплинских призывов к ядерной войне, захвату Украины, массовым казням и даже уничтожению человечества смирновский эпатаж до последнего времени казался, что ли, не столь кровожадным.

Впрочем, если о. Всеволод Чаплин был отставным и даже опальным церковным чиновником, со скандалом уволенным в 2015 году с поста председателя расформированного тогда же Отдела по взаимодействию церкви и общества, то о. Димитрий Смирнов — действующий церковный чиновник: глава патриаршей комиссии по вопросам семьи

и настоятель сразу семи (!) весьма процветающих московских храмов.

Collapse )

Новая Газета: Больше кэша Богу войны!

Строительство гигантского храма Воскресения в подмосковном парке Министерства обороны РФ «Патриот» стремительно близится к завершению. Торжественное освящение храма, который досрочно получил статус «патриаршего», станет центральным религиозным событием празднования 75-летия Победы, то есть окончания Второй мировой войны в Европе. Для демонстрации религиозной стороны культа Великой Победы, который сами же православные все чаще называют «победобесием», освятить 9 мая грандиозный храм цвета хаки — третий по размерам во всем православном мире — чрезвычайно важно.

Однако с самого начала этот проект был соткан из противоречий — религиозных, юридических, символических, которые в преддверии его завершения получили и экономическое выражение. Вопреки обещаниям Министерства обороны, собрать нужную на храм сумму только за счет пожертвований (пусть и «добровольно-принудительных», как это принято в армии) не удалось. И теперь, когда до освящения остается всего три месяца, недостающую половину суммы на строительство (почти три из шести миллиардов рублей) выделяют бюджеты Москвы и Московской области. Федеральный оборонный бюджет, который в России засекречен, тоже не остался в стороне. Он выделил почти 318 миллионов рублей на «продукцию религиозного назначения» для храма. Какую — не уточняется, в контракте упомянуты лишь некие «изделия из гипса», роль которых в богослужении непонятна. Ранее Министерство обороны уже закупало для храма иконы, мозаику и мебель. Это все из денег, которые парламент и президент постановляли направить на вооружение и оснащение армии. С одной стороны, душу пацифиста греет неожиданное исполнение Божьего пророчества «Перекуют мечи на орала...» Но с другой...

С другой стороны, законодательство РФ запрещает создание и деятельность в Вооруженных силах религиозных организаций.

Статья 4 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» также запрещает должностным лицам Вооруженных сил использовать свои служебные полномочия для формирования того или иного отношения к религии. Такая же норма содержится в статье 8 федерального закона «О статусе военнослужащих». Как это сочетается с официальным именованием сооружения в парке «Патриот» «главным храмом Вооруженных сил РФ» и призывами министра обороны, а также его подчиненных жертвовать на храм и посещать его?

Collapse )